Химические свалки на Балтике угрожают всей Европе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Химические свалки на Балтике угрожают всей Европе

Калининграде в Атлантическом отделении Института океанологии РАН завершились исследования экспедиции, выполнявшей по заданию Совета безопасности России обследование в Балтийском море мест массового захоронения химического оружия, угрожающего в начале нынешнего века превратить в "морской Чернобыль" не только Балтику, но и Северное море, густонаселенное побережье Центральной и Западной Европы. Начальник экспедиции, директор Атлантического отделения доктор физико-математических наук Вадим Пака был приглашен в Бельгию, в Гентский университет. По мнению экспертов НАТО, кладбища боевых отравляющих веществ на дне Балтики и Северного моря, кроме экологической опасности, представляют собой еще и лакомый объект для совершения терактов и нуждаются в охране. По просьбе корреспондента "НГ" Вадим Пака рассказал о целях и выводах ученых.

- Экспедиция по изучению состояния затопленного на дне Балтики и ее проливах химического оружия Третьего рейха была пятой по счету и явилась выполнением поручения президента России, сделанного еще в марте 1997 года. В прошлом году экспедицию возглавлял член Комитета по экологической безопасности РФ, академик, вице-адмирал Тенгиз Борисов. В ее составе, кроме меня, были заведующий кафедрой морской геологии Всероссийского научно-исследовательского института Министерства природных ресурсов профессор Михаил Спиридонов, специалисты МЧС. 
В проливе Скагеррак, в 20 милях от шведского портового городка Люксекиль, мы спустили на дно телеуправляемую видеокамеру и обнаружили проржавевшее насквозь транспортное судно с большим количеством химического боекомплекта. Кроме этого мы взяли химические пробы грунта. Грунт оказался отравленным. Судно лежит на глубине 208 метров, и в любой момент его палубы со смертоносным грузом могут обвалиться и "выплюнуть" из проржавевших химических снарядов особо опасные ядовитые вещества. И это в районе, где в последнее время участились военно-морские учения НАТО. Страшно представить что произойдет, если вдруг даже учебная глубинная бомба упадет на затопленные в Скагерраке баржи. 
В прошлогодней экспедиции нам удалось побывать и на другой известной химической свалке в Борнхольмской впадине, где мы не брали пробы грунта и не делали телевизионных видеосъемок. По имеющимся официальным данным специалистов Хельсинкской комиссии по вопросам безопасности в Европе (ХЕЛКОМ), Борнхольмская котловина была наименее угрожающим из всех кладбищ химического оружия на Балтике, где союзники и наш ВМФ в сентябре 1947 года топили химические снаряды путем сброса их с палуб кораблей. В прошлом году мы ограничились лишь фиксацией сильных магнитных аномалий и считали самым опасным местом пролив Скагеррак, где союзники, попав в ураганный шторм, не смогли пробиться к океану и затопили баржи со смертоносным грузом. 
После нынешней экспедиции мое мнение изменилось, и самой опасной свалкой я считаю Борнхольмскую впадину. Мы работали здесь совместно с сотрудниками Гданьского морского НИИ. В состав экспедиции, кроме "Профессора Штокмана", входило и польское судно "Доктор Любецки", оснащенное английским глубоководным аппаратом "Морское око". Спустив его на глубину 92 метра, мы обнаружили пять проржавевших барж с ящиками химических боеприпасов, причем складированных прямо на палубах. При этом жизнь в придонных слоях моря не зафиксирована. Как показали дальнейшие исследования в лабораторных условиях, пробы грунта и воды оказались с высоким содержанием мышьяка и люизита, то есть полностью отравленными. Концентрация особо опасных химических веществ превысила допустимую норму в 200 раз. Мы зафиксировали на видеопленке, что суда с химическими боеприпасами погружены наполовину в ил, но не погребены им. Боеприпасы проржавели, и отравляющие вещества и продукты их распада имеют выход в водную среду. В ближайшее время, возможно, в 2002-2007 годах, произойдут залповые выбросы, которые отравят вокруг себя все живое и сделают невозможным у Борнхольма рыбный промысел. 
Сегодня должна быть пересмотрена оценка экологической опасности Борнхольмского захоронения, где, согласно имеющимся свидетельствам экспертных групп ХЕЛКОМ, должны быть только россыпи разрозненных предметов химического оружия, погребенных под многометровым слоем ила. Поступление отравляющих веществ в воды Борнхольмской впадины, объем которой несравненно меньше вод Скагеррака и вода которой на протяжении месяцев и даже лет обновляется очень слабо, может создать повышенные концентрации опасных примесей. 
- Вадим Тимофеевич, а сколько вообще на Балтике и в Северном море свалок химического оружия Третьего рейха? 
- В годы Второй мировой войны немцы изготовили 65 тысяч боевых химических средств и 300 тысяч тонн химических запасов. Около двух третей этого смертоносного сырья было использовано для производства бомб и снарядов. К концу войны химический арсенал оказался неиспользованным. Гитлер не успел отдать приказ на его применение, и свыше 300 тысяч тонн химической смерти достались армиям победителей. В зоне советской оккупации оказалось 35 тысяч тонн боеприпасов. Союзники приняли решение затопить их в море. Бомбы и снаряды, а также химическое сырье в контейнерах были погружены на конфискованные торговые суда и затоплены, но не в глубинах океана, куда его не довезли из-за плохой погоды, а в проливах Каттегат и Скагеррак, соединяющих Балтику с Атлантикой. Только одному судну удалось прорваться в европейскую часть Арктики. Всего союзники затопили после войны 270 тысяч тонн химического оружия. В 1947-1948 годах по приказу советского военного командования около 35 тысяч тонн химических вооружений было затоплено моряками Балтийского флота около островов Готланд и Борнхольм, более компактно - в первом и весьма рассредоточенно - во втором. В соответствии с архивными данными, эти 35 тысяч тонн состоят из 408 тысяч 565 снарядов, содержащих иприт, 71 тысячи 468 ипритовых бомб, 17 тысяч бомб с адамситом, 1004 полуторатонных бочек с ипритом, 10 тысяч 420 мин и емкостей, заполненных "Циклоном "В". 
Предположительно, есть затопления и у Калининградского побережья в Гданьском заливе. Во всех упомянутых районах Балтики сегодня ведется активный лов рыбы, но на навигационных картах имеются соответствующие обозначения. Всего на Балтике около 60 химических свалок. В последние годы в восточной части Балтийского моря, Готландском и Борнхольмском бассейнах, работали 845 датских рыбаков. Количество немецких тружеников моря колеблется от 50 до 100, калининградских - 150. Начиная с 1976 года в Дании зафиксировано 439 сообщений о нахождении боевых химических снарядов и бомб, а также 13 случаев отравления рыбы, от прикосновения к которой возникали химические ожоги на руках рыбаков. Об этих случаях в Швеции, Дании, Норвегии до сих пор не принято широко говорить, так как экономика этих стран во многом зависит от рыбных промыслов. 
- Что нужно сделать, чтобы отвести надвигающуюся угрозу? 
- С практической точки зрения - продолжить у берегов Дании, Швеции, Норвегии, Латвии и Калининградской области комплексные исследования мест массовых захоронений химического оружия, обследовать те из объектов, рядом с которыми обнаружены несомненные признаки присутствия отравляющих веществ, дабы снабдить исходными данными специалистов, которые будут разрабатывать технологии обеспечения безопасности свалок. Одной России этот воз не потянуть. Необходимо, исходя из международного характера глобальной проблемы, участие всех стран Балтийского и Северного морей. Особенно тех, кто произвел и затопил в Балтике и ее проливах химические боеприпасы, включая США, Англию, Германию, Францию. Вопрос заслуживает срочного рассмотрения на заседании ООН, в Совете Европы, в НАТО. Вот где могла бы воплотиться на деле программа НАТО "Партнерство во имя мира". "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации