Хинштейн против государства

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Победит демагогия или профессионализм

1220396684-0.jpgУкрывшись лозунгом и флагом,

не зная лени и сонливости,

Зло покупает нас то благом,

то пустоцветом справедливости

И.Губерман

«Быть или казаться»? Этот философский вопрос уже много веков занимает умы любителей мудрости. Размышляя на тему места каждого конкретного человека в обществе и государстве, человечество давно определилось с тем, что всех людей можно разделить на тех, кто действует в интересах своей Родины и тех, кто думает только о своих интересах. Последних, к сожалению, больше. Они паразитируют на тех, кто трудится на благо страны, беззастенчиво пользуются результатами их труда, иногда даже пытаются мимикрировать под первых. Но, это для них тяжело. Думать о себе гораздо легче, чем о других. Те, кто предпочитает «быть» неминуемо становятся профессионалами в своем деле, и хотя это весьма тернистый путь, но это потребность во внутреннем самосовершенствовании. А тем, кто хочет только «казаться», тем, конечно, проще. Дилетантом быть всегда проще, хотя можно с умным видом критиковать действия профессионала. Ведь как говорил классик сатиры: «критиковать – это каждый может».

Но отличие профессионала от дилетанта состоит в способности мыслить стратегически, на несколько шагов вперед, и свято верить в правильность своих действий, не обращая внимание на нападки со стороны.

Слава богу, что в нашей стране людей думающих государственными интересами становится все больше и больше. Есть они в высшем руководстве страны, есть и на местах. Эти люди стараются спокойно выполнять свою работу не взирая на озлобленные выпады, как с внешней стороны, так и от доморощенных критиканов.

Депутатствует уже второй срок подряд журналист Александр Хинштейн. Сумел даже пробиться в ряды «Единой России», хотя всегда критиковал режим власти. Он и сейчас, нет-нет, да и вспомнит былое, тряхнет, так сказать, стариной.

Очередным объектом нападок единоросса стал почему-то Следственный комитет при прокуратуре и лично его руководитель А.Бастрыкин. До прошлого года о Бастрыкине Хинштейн наверняка слыхом не слыхивал, а как только тот стал главой СК, то отчего-то вдруг воспылал к нему праведной ненавистью. И это, не смотря на то, что Александр Иванович Бастрыкин – заметный российский ученый юрист и милейший человек, был лично назначен на эту должность партийным руководителем Хинштейна В.Путиным. Ну, да Путин Хинштейну не указ, он и про того немало в свое время наговорил.

Так в чем же обвиняет Хинштейн Бастрыкина? Давайте возьмем наугад любую его статью. Ну, вот, например, «Вооружен и очень опасен» опубликованную 8 апреля этого года в газете «МК».

В ней журналист задается наивным вопросом – зачем вновь созданному Следственному комитету различные образцы вооружения и средств обороны.

Журналист пишет: «к нам в руки попал новый шедевральный документ – очередное письмо главы СКП председателю правительства. На сей раз Александр Бастрыкин просит оснастить своих подчиненных различными видами и типами вооружений». «К бастрыкинскому письму приложен перечень «боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также специальных средств», которые предлагается поставить на вооружение СКП. Список большой – аж на трех страницах. Общее число затребованных Бастрыкиным видов и модификаций оружия составляет 86 пунктов».

Как видите Хинштейн владеет информацией полностью, даже цитирует выдержки из письма.

В первую голову, однако, возникают сомнения в том, чтобы руководитель Следственного комитета, осуществляя служебную переписку с главой правительства на секретную тему вооружения и оснащения своего ведомства, рассылал вторые экземпляры Хинштейну. Также маловероятно, чтобы на этих документах стояла виза премьер-министра: «тов.Хинштейн, прошу ознакомиться».

Стало быть, он получил эти документы незаконно. Аппетит, как известно, приходит во время еды. Сегодня он публикует дспэшную переписку СК при прокуратуре, завтра начнет цитировать выдержки из Наставлений об агентурно-оперативной работе ФСБ, затем перепечатает раздобытые по случаю еженедельные сводки ГРУ со стола Президента.

Непонятно, Хинштейн бравирует своими возможностями и связями или это просто от недалекого ума? Очевидно, что простому человеку совершенно безразлично, сколько у Следственного комитета на вооружении пистолетов — главное чтобы он нормально выполнял свою работу. А профессионалов всей этой высосанной из пальца галиматьей (по другому, уж извините не назовешь) удивить тем более невозможно.

Хинштейн, который, кстати, за время депутатства закончил Университет МВД, так же далек от повседневной деятельности правоохранительных органов как продавец военторга от службы в армии.

В документе конкретно указано, что данным вооружением будут комплектоваться подразделения собственной безопасности и физической защиты. Есть они и в таможне, и в налоговых органах и службе судебных приставов. Почему СК в компетенцию которого входит расследование почти всех особо тяжких преступлений не должен иметь подобных подразделений, тем более, что его называют российским аналогом ФБР? Минюст тоже вполне мирная структура, но и там есть свой спецназ.

Безусловно, можно воспользоваться помощью коллег из аналогичных подразделений МВД или ФСБ. Однако, нужно реально оценивать и уровень взаимодействия между нашими органами, и вопросы сохранения служебной тайны, и степень бюрократизма чтобы стало ясно, что это лишит СК гибкости и оперативности, а значит существенно снизит эффективность его работы.

Кроме того, не нужно забывать, что в состав Следственного комитета вошли следователи главной военной и подчиненной ей иных военных прокуратур. Они, на минуточку, являются военнослужащими и выполняют поставленные служебные задачи там, где им прикажут, например в Чечне. Случаи нападений и обстрелов оперативно-следственных групп на Северном Кавказе не редкость. О том, что ситуация, например, в Ингушетии спокойная может говорить только тот, кто там никогда не работал.

Сам-то Хинштейн в Чечне ни разу не бывал, да и вряд ли будет, после того потока грязи и оскорблений, которые он вылил на главу республики Р.Кадырова. Но, учитывая отсутствие у него не только боевого опыта, но и элементарного факта прохождения службы в армии, от которой он уклонился, можно предположить, что как депутат, Хинштейн будет под надежной охраной.

Тогда почему он лишает возможности обороняться сотрудников Следственного комитета?

Неоспоримо, то что, выполняя служебные задачи в условиях сопряженных с риском для жизни, сотрудники-военнослужащие СК просто обязаны иметь при себе оружие адекватное той боевой обстановке, в которой им приходится действовать. Пуля никого не выбирает на поле брани, и не отдает никому предпочтений — водителю, следователю, солдату.

О том, насколько опасно работать в зоне боевых действий, журналист Хинштейн может спросить у своих более смелых коллег по перу или телевидению, которые получили ранения во время последней эскалации грузино-осетинского конфликта. Кстати, по приказу Президента в Цхинвал и прилегающие территории почти сразу после начала войны, выехала большая группа сотрудников СК для документирования фактов геноцида осетинского народа.

Разрабатывая концепцию собственной безопасности, настоящий руководитель должен думать не только о сегодняшнем дне, но и о том времени, когда ситуации может кардинально поменяться, а не ждать когда жареный петух клюнет в одно место.

Если же Хинштейну не понравилась терминология: «боевое ручное стрелковое оружие», то здесь юристу-журналисту хотелось бы напомнить ст.2 Федерального закона «Об оружии» сотворенного его же коллегами. В ней сказано, что в зависимости от целей использования соответствующими субъектами, а также по основным параметрам и характеристикам оружие подразделяется на гражданское, служебное и именно «боевое ручное стрелковое и холодное», которое согласно ст. 5 того же закона, предназначено для решения боевых и оперативно-служебных задач.

Даже обывателю понятно, что сотрудники правоохранительных органов коими являются офицеры СК, во время службы не должны пользоваться гражданским или служебным оружием, как частные охранники на рынках.

Выделяя боевое ручное огнестрельное оружие, законодатель, тем самым, исключает расширительное толкование данного понятия. Поэтому любое другое, кроме ручного стрелкового, боевое оружие под правовой режим данного закона не подпадает. Это как раз исключает то, чего боится Хинштейн. Он может не волноваться и не ерничать — пушки, реактивные установки, минометы и тому подобное, не будут на вооружении СК. Эх, прогуливал, видать Хинштейн лекции в своем милицейском Университете.

Что же касается спецсредств, то смелый депутат пишет: «…наручники, электрошокеры; словом, все то, что необходимо для разгона демонстраций и подавления беспорядков». Помнится в далекие, теперь уже времена массовых волнений граждан, курсантов школ милиции активно привлекали к службе по охране общественного порядка. Одеть бы богатыря Хинштейна в милицейскую форму, дать бы в одну руку шокер, а в другую наручники, то есть обеспечить «всем необходимым для разгона демонстраций и подавления беспорядков», и поставить перед беснующейся толпой. Было бы курьезно посмотреть, кто кого разогнал бы и тем более подавил.

Так, что зря осерчал депутат Хинштейн. Гражданам не стоит опасаться вооруженных до зубов батальонов следователей ведущих зачистки наших городов. Кстати, наличие огнестрельного оружия, бронетехники и летательных аппаратов в штате такой организации как МЧС, выполняющей также исключительно гражданские и гуманитарные функции отчего-то не вызывает у журналиста Хинштейна животного страха. Может, еще не пришло время заказа?

Далее, в своей не менее шедевральной статье, депутат подивился тому, что Следственному комитету необходимо несколько вертолетов «МИ-8». Но, ведь это всего лишь средство передвижения, позволяющее в кратчайшие сроки прибыть к нужному месту.

Как все умиляются тому, что даже по незначительному поводу, улицы американских городов наполняются ревом сирен и из разных переулков к месту инцидента прибывает множество полицейских автомобилей, а в небе висит вертолет. Но мало кто задумывается, что помимо своевременности оказания помощи, от чего может зависеть жизнь людей, оперативность в прибытии патрулей сопровождающаяся звуковым и светопредставлением имеет под собой психологическую основу. Население чувствует, что полиция есть везде, ничто не ускользает от ее ока, преступники понимают неотвратимость наказания — это приносит профилактический результат.

Если посмотреть западные научно-популярные каналы, вроде Animal Planet, то можно увидеть, что специальные джипы и вертолеты есть даже у служб по надзору за бездомными животными. И если следовать логике Хинштейна, то в планетарном масштабе, жизнь американской собачки, конечно, гораздо важнее, чем жизнь российского человека.

По общему правилу, чем больше времени прошло с момента совершения преступления до начала расследования, тем больше его следов-последствий исчезает, а лица, совершившие преступление, имеют больше шансов далеко и надежно скрыться от следствия. И наоборот, быстрое начало расследования позволяет проводить его по еще свежим, не видоизмененным и неисчезнувшим материальным и идеальным следам, позволяющим вести быструю, целенаправленную и непрерывную деятельность по розыску преступника. Поэтому благоприятные условия для быстрой и целенаправленной деятельности по раскрытию преступления складываются только тогда, когда расследование начинается незамедлительно после совершения преступления.

Особенно это касается расследования преступлений в чрезвычайных условиях. Если Хинштейн не знает, хотелось бы ему разъяснить, что специфика обстановки в таких условиях характеризуется масштабными разрушениями и мгновенной утратой следов. Существенным фактором является значительное перемещение как гражданского населения (потерпевших, свидетелей), так и военнослужащих, а также их убыль из-за возможных ранений и гибели. В чрезвычайных условиях и боевой обстановке следователям приходится расследовать значительное количество разнообразных преступлений (поджоги, диверсии, убийства, массовые погромы и т.п.) под жестким прессингом противодействия расследованию. Причем данные преступления совершаются массово за короткий промежуток времени, ведут к тяжелейшим последствиям и дезорганизации деятельности государственного аппарата. Кроме того, проведение следственных действий, подчас совпадает по времени с восстановительными работами на разрушенных объектах.

Наверное, необходимость быстрого и автономного перемещения следователей СК на обслуживаемой территории к местам происшествий и для проведения иных следственных действий, очевидна.

Хотелось бы спросить правоведа Хинштейна, знает ли он, почему первоначальные следственные действия называются неотложными? Между прочим уголовно-процессуальный закон позволяет проводить некоторые из них даже до возбуждения уголовного дела.

Неотложный характер следственных действий, диктуется дефицитом информации о событии преступления и лицах, причастных к его совершению, которая требуется для организации первоначального расследования. Кроме того, возникает необходимость безотлагательного обнаружения и фиксации имеющихся следов совершения преступления, которые могут быть повреждены или утрачены вследствие преднамеренных действий преступника и его связей, неосторожных поступков свидетелей, потерпевших и посторонних лиц, случайного воздействия различных факторов (дождь, снег и т.д.). Существует необходимость скорейшего установления обнаружения и задержания преступника в целях пресечения его преступной деятельности, недопущения совершения им новых преступлений, лишения его возможности скрыться от уголовной ответственности.

Безотлагательность следственных действий диктуется и требованием закона соблюдения срока следствия, длительностью срока для осуществления некоторых следственных действий (например, временем от задержания до предъявления обвинения).

А теперь пусть депутат Хинштейн взглянет на карту России. Размеры некоторых субъектов федерации сопоставимы со средними по величине европейскими государствами. А качество дорог намного уступает Рублевскому шоссе, по которому Хинштейн ездит на свою дачу. Так в Пермском крае, от центра до северных районов лететь 4 часа на самолете, и таких мест в России ох как много.

Поэтому 9 вертолетов для такой структуры как СК при прокуратуре ежедневно выполняющего свою работу, что называется на земле, это даже мало. Фактически одна вертушка на федеральный округ. Конечно депутатам вертолеты нужнее, например, для облетов своих избирательных округов и «работы на местах», а следователи обойдутся убитыми уазиками, чай не привыкать.

Разбираться с абсолютной профанацией всех хинштейновких статей можно до бесконечности. Но возникает вопрос: для чего мэтру журналистики огульное охаивание этого важного для страны государственного института?

Может он сам метит на должность главы российского ФБР? А что образование имеется, да и опыт околоследсвенной работы налицо — вон сколько книжек про оборотней наваял.

Когда Хинштейн возглавит все следствие в России, тогда точно не останется ни одного не расследованного преступления, ни одного не изобличенного злодея.

И ничего он для подчиненной структуры не попросит, ни денег, ни пистолетов – ведь он привык пороться со злом только бумагой да пером.

Алексей Поморцев

Оригинал материала

”Марта Валиева” от origindate::01.09.08