Хлебный тупик

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Комсомольская правда", origindate::17.09.2002

Хлебный тупик

Кому выгодно оставить Карелию без зерна

Антон Сорокин

Карелия, хотя и славится красотой необыкновенной, все же территория северная. Урожаи зерновых здесь, прямо скажем, не ровня кубанским. Потому республика и не специализируется на выращивании зерновых. Тем не менее жители Карелии, как и все россияне, не представляют свой стол без мучной выпечки. Среди других предприятий республики эти хлебные потребности обеспечивает и Кондопожский хлебокомбинат.

Долгие годы он работал стабильно, приносил устойчивые налоговые поступления (сотни тысяч рублей!) в бюджеты городской и республиканский. Даже приватизация комбината в 1992 году мало что изменила в судьбе завода, потому что проведена была в строгом соответствии с законом. Почти контрольный пакет акций (48,9%) остался в руках государства, что гарантировало стабильное развитие предприятия. Остальные акции со временем выкупили три питерские фирмы, две из которых входят в корпорацию «Евросервис». Питерцы полностью взяли на себя обеспечение комбината зерном, поставляя и перерабатывая более 8 тыс. тонн зерновых в месяц и реализацию его продукции в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Рынок же Карелии был целиком и полностью подконтролен республиканскому руководству, ведь цена на хлеб - важнейший фактор политической стабильности. Была налажена схема обеспечения сырьем и сбытом продукции. Однако в 2000 году в состав акционеров комбината вошла московская группа «Разгуляй», а точнее - одно из ООО, входящее в группу «Разгуляй». Местные аналитики считают, что поддержку «Разгуляю» оказало руководство республики в обмен на посулы загружать комбинат гораздо более эффективней, чем питерцы. Возможно, политическая версия действительно имеет право на существование, иначе трудно объяснить, как, имея мизерный пакет акций (всего 6%), новый акционер смог решительно потеснить старое руководство завода.

Увы, с приходом новой команды предприятие стало стабильно лихорадить. За полтора года дебиторская задолженность комбината выросла на 67%, оборотные средства уменьшились на 27%, кредиторская задолженность увеличилась почти на сто три миллиона рублей. Текущее состояние ликвидности предприятия, по оценкам ФСФО, приблизилось к тому, что ею уже можно банкротить. Надо было хорошо постараться, чтобы привести завод к такому состоянию. Возможно, именно такая цель и ставилась перед новой командой управленцев? Обанкротить, чтобы получить в полное управление?

В Кондопоге конфликт собственников достиг апогея в августе, когда состоялось собрание акционеров, которое рассмотрело вопрос о смене руководства предприятия. Временно исполняющий обязанности директора предприятия Калашников, который представлял интересы «Разгуляя», сначала отказывался регистрировать кандидата на должность ген.директора от Минимущества. Мол, якобы заявка Министерства на полчаса опоздала к концу регистрации. Но в конце концов сослался на ошибку канцелярии комбината и вопрос уладил. Однако, уже в день собрания счетная комиссия вдруг отказалась регистрировать представителей государства. Основанием стали бумаги, которые в комиссию принес никому не известный человек. Ни подлинность бумаг, ни правовой статус неизвестного комиссия определять не стала, она просто объявила собрание недействительным и удалилась. Вслед за ней зал покинули и представители московского акционера, и афилированное с ним руководство комбината. Понятно, что таким образом было решено сорвать собрание. Но это не удалось. Усомнившись в подлинности документов, отменяющих собрание, оставшиеся акционеры (владельцы 77% акций комбината) его все-таки провели и переизбрали и совет директоров, и гендиректора. Им стал представитель государства Василий Шупыро.

3 сентября вновь избранный совет директоров собрался на свое первое заседание, чтобы обсудить ситуацию, сложившуюся на комбинате. Увы, от «Разгуляя» на собрание никто не явился. Зато в зал заседаний Минимущества ворвались судебные приставы и велели всем покинуть зал. На руках приставы имели решение Арбитражного суда Карачаево-Черкесской республики (!) от 20.08, которое запрещало исполнять решения собрания от 15. 08, то бишь объявляло, что избрание гендиректором Василия Шупыро незаконно. С чего вдруг карельские дела стали предметом интереса карачаево-черкесских судей? Увы, российский законодатель узаконил норму, которая позволяет подобные лукавства с законом. И ею пользуются напропалую так называемые специалисты по «гринмейлу» - ускоренному обанкрочиванию успешно работающих предприятий. Председатель Российского Союза промышленников и предпринимателей России Аркадий Вольский назвал таких специалистов корпоративными мошенниками. Не реализуется ли в Кондопоге как раз такой вариант? Миноритарный акционер, то есть владелец небольшого числа акций, чинит препятствия для нормальной работы предприятия, чтобы подвести его под банкротство. А обанкроченное предприятие передается во внешнее управление, читай в управление новому собственнику. Комбинация циничная, но верная.

Тем временем комбинат встал. Загрузка мукомольного производства сократилась на 94%. Если ситуация в ближайшие дни не разрешится, жители Карелии могут испытать па себе, что такое дефицит хлеба и хлебные очереди. Подобное, правда, в истории республики уже бывало. В годы войны и первые послевоенные годы. Дожили?