Ходорковский И Юкос-Хроника Идеального Преступления

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


1046710902-0.gif Когда в ноябре 1992 года указ президента сформулировал основы нефтяной политики государства, многие встретили его с энтузиазмом — в нефтяной отрасли согласно этому документу должны были появиться здоровая конкуренция и благоприятный инвестиционный климат. Логика указа была простой и убедительной — государство создает несколько крупных нефтяных компаний, приватизирует большинство из них и влияет на их политику с помощью государственного же регулирования цен, а также внутренних и экспортных квот. Покупатели должны инвестировать в нефтедобычу и нефтепереработку сами, а также привлекать инвестиции со стороны.

Эта идиллическая картина гармонии государственных и частных интересов в большинстве случаев так и осталась не более чем благим пожеланием. Суровая реальность нового русского капитализма легко остановила полет воображения кремлевских мечтателей. Приватизация нефтяной отрасли из панацеи для больной экономики превратилась в ограбление века. И если кто-то из новоиспеченных нефтяных магнатов все же пытается сохранить хотя бы видимость честной игры, есть люди, которые пренебрегают даже этим. И уж, конечно, список откровенных циников отечественного нефтяного рынка по праву возглавляет Михаил Ходорковский, химик-технолог по образованию и финансовый алхимик по зову сердца. Именно он совершил в «нефтянке» то, что криминалисты всех времен и народов называли «идеальным преступлением». То, что он проделал со второй по величине в России нефтяной компанией «ЮКОС», а также с «Восточной нефтяной компанией» всего за два-три года, не имеет прецедентов в мировой практике нефтяного пиратства. И главное — он сейчас ближе других нефтяных олигархов к завершению своего близкого к гениальности плана лишения страны огромной части ее нефтяных ресурсов.

Вот как развивались события. В момент создания государством НК «ЮКОС» в нее были внесены контрольные пакеты акций двух нефтедобывающих предприятий: «Самарнефтегаз» и «Юганскнефтегаз», трех нефтеперерабатывающих заводов: Куйбышевский НПЗ, Новокуйбышевский НПЗ, Сызранский НПЗ, компаний, занимающихся геологоразведкой, техническим обслуживанием, а также сбытом нефтепродуктов.

В ОАО «ВНК» были внесены контрольные пакеты акций «Томскнефти», Ачинского НПЗ и Томского нефтехимического комбината (20% акций), предприятий геологоразведки, сервиса и сбыта. Каждая из компаний представляла собой холдинг, объединяющий контрольные (или близкие к контрольному) пакеты акций предприятий, обладающих реальными активами: основными фондами, лицензиями, денежными средствами и пр.

В 1995-96 годах 78% акций НК «ЮКОС», а в 1997 году 54% акций ОАО «ВНК» были приобретены менеджерскими компаниями банка «МЕНАТЕП».

«Менеджерские» в данном случае означало «подставные», поскольку эти компании не обладали ни реальной финансовой мощью, ни опытом работы в нефтяной промышленности, к тому же формально не имели отношения ни к «МЕНАТЕПу», ни к Михаилу Ходорковскому, и были учреждены через ряд последовательных компаний, корни которых уходят в зарубежные оффшорные фирмы. Наряду с этой «дымовой завесой» была создана и другая — ряд компаний с различными функциями: регистраторская, инвестиционная компания, торговые, управляющие, финансовые и пр., которые вступали публично во взаимоотношения с банком «МЕНАТЕП», нефтяными компаниями, с государственными органами и т. д. как независимые. В основном все компании были зарегистрированы в г. Москве, г. Талдоме, г. Рузе, г. Мосальске, в зонах с льготным налогообложением и в ЗАТО.

Таким образом можно было обойти не только антимонопольное законодательство, не позволявшее «МЕНАТЕПу» купить такой большой пакет акций, но и все остальные юридические препятствия на пути к полному господству над своими нефтяными владениями.

Во главе всего бизнеса встало учрежденное «МЕНАТЕПом» ЗАО «РОСПРОМ» (г. Мосальск), в управление которому были переданы НК «ЮКОС» и «ВНК». Это было сделано с одной целью: обеспечить управление обществами в собственных интересах без возможной ответственности за последствия, поскольку «РОСПРОМ» является подставной фирмой без реальных активов, то есть, проще говоря, тоже пустышкой.

То, что произошло далее, легко делится на три этапа, а посему представляет собой классический пример идеального преступления, каждая из частей которого формально уголовно ненаказуема:

Первый этап (1997-1998 годы): продажа акций компании, контрольные пакеты которых были внесены в холдинги государством в качестве оплаты своей доли уставного капитала. В конце этого этапа и «ЮКОС», и «ВНК» фактически перестают быть холдингами, поскольку теряют контроль над основными своими составляющими.

Второй этап (1998 год): вывод ликвидных активов (проще — имущества) из подконтрольных предприятий и передача их в собственность специально созданных ЗАО в форме взноса в их уставные капиталы. На этом этапе 100% акций ЗАО остается в собственности холдинга.

Этап третий и последний (конец 1998 — июнь 1999 года): контрольные пакеты созданных ЗАО продаются сторонним фирмам, на самом деле замкнутым через цепочку оффшоров на того же Ходорковского со товарищи.

Итог — «ЮКОС», «ВНК», «Томскнефть», «Юганскнефтегаз» и «Самаранефтегаз» остаются практически без активов и с «висящей» на них колоссальной задолженностью всего фактически уже не существующего холдинга. Акционеры этих компаний смогут использовать ценные бумаги так же, как акции МММ. Собрать распыленное по оффшорным пустышкам имущество в прошлом мощных компаний не представляется возможным даже в случае, если государство решит оспорить итоги приватизации — судиться с формально зарубежными компаниями придется за границей, а там они выиграют хотя бы потому, что с юридической точки зрения все покупки были совершены вполне законно, а связь между ними и Ходорковским практически недоказуема. Последнюю жирную точку в саге об ограблении века должен поставить факт передачи лицензий на добычу нефти от «ЮКОСа» и «ВНК» тем самым вновь образованным ЗАО. Именно такой передачи добиваются сейчас Ходорковский и его бравый топ-менеджмент. И если они ее добьются, то тогда станут неуязвимы для любого правительства и любого уголовного кодекса. Это ли не идеальный итог идеального преступления?

Новая Газета origindate::04.10.99

Алексей Осипов