Ходорковский уличил прокуроров в подлоге

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Суд по делу бывшего главы ЮКОСа приступил к изучению доказательств

1249368153-0.jpg В Хамовническом суде города Москвы возобновились слушания по новому уголовному делу, возбужденному в отношении экс президента компании ЮКОС Михаила Ходорковского и экс-главы МФО «МЕНАТЕП» Платона Лебедева, которых обвиняют в хищении нефти на сумму 900 млрд. рублей и легализации доходов. Прокуроры представили суду доказательства преступлений, якобы совершенных обвиняемыми. Ходорковский и Лебедев уличили гособвинение в подтасовке представленных сведений.

В ходе заседания прокурор Валерий Лахтин представил суду документы, подтверждающие, по его словам, легализацию денежных средств, полученных от реализации похищенной нефти. В частности, документ об учреждении люксембургской компании Yukos Capital S.A.R.L., а именно ее устав. Якобы на счетах этой компании аккумулировались вырученные Ходорковским и Лебедевым денежные средства.

Платон Лебедев с такой трактовкой не согласился и заявил, что документ, напротив, доказывает совершение преступления самими прокурорами: «Данные доказательства являются доказательством предъявленных мною обвинений организованной преступной группе в фальсификации обвинений и совершении ими тяжких преступлений». Он добавил, что «только в судебном заседании Лахтин привел три сфальсифицированные даты регистрации компании».

Гособвинители также показали справку из СИЗО о датах посещения Ходорковского и Лебедева их защитниками Антоном Дрелем и Альбертом Мкртычевым. По версии прокурора, адвокаты якобы «передавали указания своих подзащитных по реализации планов совершения преступлений». Интересно, что из рассказа прокурора следует, что Дрель и Мкртычев посещали подсудимых только в 2003-м, 2004-м, 2007-м годах. Сведения о визитах других адвокатов прокурор не привел.

В ответ на это Ходорковский заявил, что информация стороны обвинения не соответствует действительности. «Мне сначала хотелось пошутить, но потом расхотелось», – признался он. Однако, по замечаниям корреспондента «НГ», обвиняемые то и дело поднимали на смех заявления, сделанные прокурорами, которые, то путались в уже прочитанных ими томах дела, то забывали предупредить присутствующих, что уже закончили зачитывать предыдущий том и готовы приступить к новому. Судья Виктор Данилкин наблюдал за действом с абсолютно отстраненным видом. Его не вдохновляли даже букеты с живыми желтыми розами в вазах, расставленные на столах у адвокатов.

Ходорковский обвинил Лахтина в нарушении 303-й статьи Уголовного кодекса о фальсификации доказательств. «Когда совершается преступление на глазах суда, я шутить не могу», – заявил он. Он также порекомендовал прокурорам внимательнее читать в документах названия, написанные на английском и латинском языках, и констатировал, что обвинение зачитывает неточные переводы текстов.

Как уже писала «НГ», судебное заседание сейчас находится в стадии исследования доказательств. Между тем адвокаты обвиняемых указывают на ряд процессуальных нарушений при рассмотрении дела. В частности, на то, что обвинение не полностью зачитывает материалы дела, а выборочно пересказывает их судье. Сотрудник пресс-центра адвокатов Ходорковского Максим Дбар рассказал «НГ», что адвокаты пытаются переломить ситуацию, чтобы доказательства не просто механически зачитывались, а исследовались. «Потому что исследование подразумевает некоторый анализ, то есть откуда эти документы взялись, какова ценность этих документов. Для того, чтобы доказательство было признано что-то доказывающим, оно должно отвечать трем критериям – быть относимым, допустимым и достоверным», – отметил Дбар. По его словам, часто бывает, что оглашается какое-то доказательство, к примеру, какое-то письмо: «Но там ни даты, ни подписи, ни объяснения откуда оно взялось. Ну как можно говорить о достоверности этого документа? Абсолютно никак. Может его придумали люди, может, напечатали в прокуратуре?». «Адвокаты стремятся к тому, чтобы в судебные протоколы попадали упоминания о том, что документ оглашался не точно, такое часто бывает и с умыслом, и без умысла. И следить за тем, чтобы документы оглашались дословно», – объяснил Дбар. Сейчас в суде рассматривается 145 том дела из имеющихся 186 томов. На следующей стадии суд приступит к опросу свидетелей.

Оригинал материала

«Независимая газета» от origindate::04.08.09