Ход крестом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Конституционное православие от бизнес-проповедника при власти Константина Малофеева Оригинал этого материала
© "Новая газета", 29.11.2013, Фото: via viperson.ru Ход крестом Георгий Белов

Ebd882e5c9037a091f148d5dc910c611e6a2181b.jpg
Константин Малофеев
Госдума плодит средневековые инициативы с такой скоростью и в таком количестве, что общество не успевает их отслеживать и устало на них реагировать. Многие люди просто перестают читать текст, когда видят фамилию Милонова или Мизулиной. Конечно, это не просто странности современных религиозных неофитов, но и оперативное сопровождение спецопераций по установлению не только неких идеологических норм, но и инструментов контроля за их соблюдением, который, в свою очередь, обеспечивает «контролерам» солидные политические и экономические бонусы.

Особого внимания на этом фоне заслуживает недавняя скандальная инициатива о внесении православия в преамбулу Конституции (Основной Закон как раз вступил в период потоковой правки). При этом общественность пытаются убедить, что эта идея была вброшена в массовое сознание как очередная инициатива депутата Елены Мизулиной. С нее-то, мол, какой спрос?

Между тем Мизулина — персона далеко не первого ряда среди тех, кто в действительности предложил вернуть православию статус государственной религии. Эта инициатива была выдвинута по итогам конференции «Триумф и крушение империи: уроки истории», приуроченной к грандиозной выставке в Манеже, посвященной 400-летней истории династии Романовых. Судя по очередям (как утверждают сами организаторы, эту выставку посетили более 200 тысяч человек), выстроившимся в центре Москвы под пасмурным ноябрьским небом, это мероприятие можно сравнить с паломничеством к поясу Богородицы, но в нем хотя бы был некий духовный смысл. А здесь, скорее, речь идет о демонстрации массовой и единодушной поддержки народом идеи, которую для него, кстати, не потрудились даже сформулировать.

На этой площадке происходило настоящее идеологическое творчество, а сама конференция была осенена вниманием действительно статусных фигур. Открывал конференцию председатель Госдумы Сергей Нарышкин, а с докладами выступали министр культуры Владимир Мединский, президент Российского фонда культуры Никита Михалков, ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре архимандрит Тихон (Шевкунов). Обращают на себя внимание и еще две фамилии. Рабочая группа по институализации православия как государственной религии создана не сама по себе, а при Российском институте стратегических исследований (РИСИ), который возглавляет Леонид Решетников, скромно представленный как «генерал-лейтенант». На сайте РИСИ при этом присутствует биография г-на Решетникова, где прямо указано, что он с 1976 по 2009 год являлся сотрудником Службы внешней разведки РФ. Также в списке обратившихся к Владимиру Путину с требованием вернуть Россию к православным истокам — председатель Общественной организации «Романовский юбилей» Константин Малофеев, получивший скандальную известность в качестве агрессивного инвестора на российском IT-рынке, а также основателя печально известной Лиги безопасного интернета. Эта организация (общественная, конечно) фактически ввела цензуру в ряде сегментов сети. Понятно, что цели выдвигаются вроде бы самые благие — борьба с педофилами, наркоманией и т.д. Но по мнению независимых экспертов, Лига в любой момент может быть использована властью для борьбы с инакомыслием и оппозиционными политиками. Вот такие у нас в стране поборники православной морали…

Интересен и сам текст «Обращения» к Путину. Причем его простое цитирование делает излишним дальнейший глубокий анализ. «Православие — это национальная идея России, ее особый цивилизационный код, сущность ее духовного суверенитета. Православие — это основа русской идентичности». Что ж, каждый может предложить свою трактовку национальной идеи. Но предлагать и навязывать — суть разные вещи. Авторы же обращения категоричны: «Так же как законодательно закреплен государственный суверенитет Российской Федерации, мы призываем закрепить ее суверенитет духовный, признав в Конституции России особую роль Православия. Конституционное закрепление духовного суверенитета позволит нашей стране сохранить национальную идентичность, государственную независимость и убережет от новых потрясений. Без этого шага никакие экономические успехи не гарантируют нашей Родине спокойствия и процветания. Пример крушения Российской империи в 1917 году с беспощадной ясностью демонстрирует, что при духовном кризисе инвестиционный климат не поможет».

Из этого, видимо, следует простой вывод: с обретением православной идентичности не нужно будет переживать и об инвестклимате. Православные кураторы сами обо всем позаботятся.

На первый взгляд это обращение может показаться нелепым и смешным, но стоит внимательно посмотреть на то, как начинались другие инициативы Малофеева и компании. Инициатива по наделению Лиги безопасного интернета суперполномочиями также поначалу вызвала широкое общественное осуждение. Однако публичная поддержка президентом России моментально изменила расклад сил, и соответствующий закон был в итоге принят в кратчайшие сроки. Как представляется экспертам, вполне может случиться, что и эта инициатива православного бизнесмена, получив высокое одобрение, приведет к серьезным юридическим последствиям. Невольно на ум приходит мысль, что Кремлю очень удобно обзавестись православно-патриотическим бизнесменом-политиком. Либеральный, кстати, уже есть. Это Михаил Прохоров. Так и выстраивается очередная властная система сдержек-противовесов?

На самом деле в политической активности Прохорова и Малофеева очень много общего. Оба выдвигают инициативы по кардинальному переустройству российского общества, только с разными знаками. Прохоров, например, выступил с идеей введения Религиозного кодекса. Основной посыл этого документа — Россия светское государство и все чиновники обязаны соблюдать религиозный нейтралитет.

Поэтому не исключено, что в скором времени мы станем свидетелями рождения нового проекта кремлевских политтехнологов по созданию «православной» оппозиции. На смену стремительно теряющей актуальность конструкции «правые–левые» приходит новая парадигма: «прозападные либералы–православные патриоты».