Хороший Павел это не профессия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


1045500236-0.gif Управделами президента РФ Павел Бородин согласился участвовать в выборах мэра Москвы только после того, как ему сказали, что к упоминанию его имени в связи со скандалом вокруг «Мабетекса» приложил руку лично Юрий Лужков.

В конце 80-х Борис Ельцин, сцепившись с партократией и потеряв пост первого секретаря Московского горкома КПСС, сумел с триумфом вернуться во власть на единственном понятном массам лозунге: «Долой привилегии!». Тогда все телеканалы транслировали ельцинские хождения в народ и рассказывали о его добровольном прикреплении к обычной районной поликлинике.

А в наши дни управляющий делами президента РФ Павел Бородин не только не разрушил старую распределительную систему, но, как говорил Михаил Горбачев «расширил и углубил», сделав ее основой своей работы с людьми. И правильно, потому как психология российской политической элиты, пришедшей во власть из советской эпохи, остается прежней: любому небедному чиновнику собственный роскошный дворец никогда не заменит куда более скромную госдачу, а потеря ее окажется смерти подобна.

Волшебная сила халявы

Кстати, о привилегиях прошлых и нынешних. При Советах министр союзного значения (а их было немного) имел право: раз в год купить в закрытом распределителе две дубленки и две меховые шапки; раз в месяц пользоваться закрытым книжным коллектором, а также брать продуктовый заказ со скидкой (60 рублей при реальной стоимости «корзинки» 120 рублей); ездить на автомобиле «Чайка» (семье предоставлялась «Волга»); раз в год бесплатно отдохнуть в одной из кремлевских здравниц (жена отдыхала за полцены); быть прикрепленным к ЦКБ вместе с супругой и несовершеннолетними детьми; заказывать одежду за полную ее стоимость в спецателье в Большом Черкасском переулке; иметь госдачу, которую в случае смерти должностного лица семья должна была освободить на другой же день (покупать или строить свой особняк было не рекомендовано, потому как могли возникнуть вопросы, не использовалось ли при строительстве служебное положение).

Все эти привилегии остались нетронутыми и в наше время, кроме, пожалуй, дубленок, шапок и продуктовых заказов, которые отпали за ненадобностью. Зато с советских «Чаек» высшие должностные лица государства пересели на «мерседесы» и «ауди». Больше на «ауди», чем на «мерседесы».

На «ауди», например, ездит правительство РФ. А инициатором покупки правительством «ауди» был в 1992 году Павел Бородин. Хотя на оснащение правительственного гаража претендовали еще «Мерседес» и БМВ.

Собеседник «Профиля» в администрации президента рассказывает: «История принятия этого решения до сих пор покрыта мраком, но люди из «Ауди» говорили мне лично, что вручать конверты им приходилось не один раз — правда, кому именно, не говорят. Сама сделка с «Ауди» была проведена как-то очень хитро, и машины были получены по смешной цене — $17—18 тысяч за штуку при их розничной цене 43—44 тысячи. Так что цена была супероптовая. Но в таких случаях главное для фирмы — престиж».

А для Управления делами главное — выгодная коммерция. Распределяя — зарабатывай!

Папе сделали ботинки

Руководитель Агентства прикладной и региональной политики Валерий Хомяков рассуждает: «Для Бориса Ельцина ближе Пал Палыча может быть только его родная семья. Бородин — хранитель главного достояния, имущества федерального значения, той собственности, которая досталась в наследство от Управления делами ЦК КПСС, включая имущество за рубежом и участие в разнообразных коммерческих проектах».

Если это так, то Павел Бородин не только главный распределитель благ, но и вполне солидный олигарх. Причем он окружает своей заботой не только высшие эшелоны, но и рядовых тружеников кремлевского тыла.

Бывший работник кремлевской администрации Игорь Харичев рассказывает: «Как-то у меня прохудились туфли. Пал Палыч это увидел и через какое-то время попросил меня заскочить к нему в кабинет, где вручил мне две пары классных новых импортных ботинок, которые я ношу до сих пор. Цена их была значительно ниже, чем в магазине».

Известно, что у Бородина четверо приемных детей, но на самом деле это не так: приемных детей у него пол-Москвы. Дело в том, что обязаны ему по гроб жизни очень многие: кому ботинки выделил, кому квартиру устроил, кому дачу, кого в больнице или санатории кремлевском вылечил.

Многие, слишком многие обязаны Бородину. Например, нынешний первый замруководителя президентской администрации Игорь Шабдурасулов когда-то был мелким клерком в той же администрации. Узнав, что всесильный глава президентского ХОЗУ играет в футбол, Шабдурасулов познакомился еще с одним футболистом, Геннадием Бурбулисом, и стал ходить с ним на стадион. Там-то он однажды и получил от Павла Бородина пинок в зад, который вознес его, простого завсегдатая ташкентских лагманных, на нынешние командные высоты.

А то, что Бородин, давний соперник Юрия Лужкова на футбольном поле, теперь решил посоперничать с ним на выборах мэра столицы, выглядит вполне логично. По мнению председателя думского комитета по геополитике Алексея Митрофанова, Павел Бородин фактически второй мэр Москвы.

«За Бородиным огромная империя, это пол-Москвы. Начиная с подведомственных ему прачечных и гостиниц, кончая самим Кремлем. Еще это крупнейшие больницы — ЦКБ и Мичуринка, где работают тысячи людей. Это здания федеральных органов власти — Дума, Совет Федерации — и обслуживающие их структуры. Это все подземное хозяйство Москвы, которое режимными предприятиями связано с Бородиным, а в Москве только сто километров секретного подземного метро. Это Внуково-2, три автокомбината, десятки домов, начиная с особняков на улице Косыгина и кончая Серебряным Бором. Это все хозяйство «Волынское», где куча земли принадлежит Бородину. 200 тысяч человек находятся только в прямом подчинении Бородина, и все эти люди его уважают, так как он решает их проблемы. А еще десятки крупных московских коммерсантов, которые знают Пал Палыча и хотят быть к нему поближе, располагая информацией о его богатейшей империи и связанных с этим возможностях».

Венчание со Златоглавой

Павел Бородин в Москву не с Луны упал. Он в начале 90-х был мэром Якутска. При этом Якутск не Москва, где денег как грязи — там их еще поискать надо.

При Бородине Якутск перестал замерзать, хотя там до сих пор видны следы десятка бородинских «незавершенок» — в их числе недостроенный театр. Театр оказался Бородину без надобности, потому как главный свой спектакль он срежиссировал не на сцене, а в аэропорту — в 1992 году во время визита в Якутию Бориса Ельцина прямо на летное поле притащили яранги, а российского президента обрядили в экзотический якутский костюм. Говорят, Ельцину представление пришлась по душе. По душе пришелся и изобретательный мэр Якутска.

Кстати, чистой политикой Бородин никогда не занимался. Заниматься ею в Якутске было не с кем: на город приходилось полтора десятка демократов и сотня националистов. В Москве Бородин тоже оказался чужд публичной политики.

Алексей Митрофанов говорит: «Бородин никогда не залезал далеко в политику. И Ельцин с ним сошелся потому, что с ним всегда можно было сыграть в бильярд, пойти в баню, выпить, он знает массу похабных анекдотов. Он был приятен и тусовке Коржакова — свойский мужик без выпендрежа, в отличие, например, от Шохина и других интеллектуалов».

Но все это раньше. Сегодня же Павел Бородин готовится, как он сам говорит, обвенчаться со Златоглавой. А это уже политика. Большая.

Предложение, от которого нельзя отказаться

Валерий Хомяков уверен: «Толкая Бородина в мэры столицы, Ельцин решает две задачи. Во-первых, он прессингует изменника Кремля Лужкова, который пока один пасется в Москве. И по мощи ему равнозначная фигура только Бородин — он не хуже хозяйственник. И если Лужков не пройдет с первого тура, то вполне вероятно, что при разнице, скажем, пять процентов антилужковская элита поддержит Пал Палыча, а нынешняя лужковская команда может и сломаться. Во-вторых, если Ельцину не удастся провести своего человека в президенты, а Бородин при этом станет мэром, то у Ельцина появляются новые база и прикрытие: московская власть его, потому что во главе ее будет находиться человек, обязанный президенту всем. И охотничья сторожка Борису Николаевичу в Москве будет обеспечена».

Сведущие люди говорят, что отношения Павла Бородина с президентом всегда были спокойными и ровными. Это при том, что многие подручные Ельцина покушались на управделами.

Бородина хотел снять, будучи главой президентской администрации, Анатолий Чубайс, чтобы самому руководить немереным богатством. Не вышло. Ближе к цели был другой бывший глава администрации — Валентин Юмашев, которому тоже, на паях с президентской дочкой Татьяной Дьяченко, хотелось порулить достоянием республики. Рассказывают, что, когда Юмашев предложил управделами самому подать заявление об отставке, Бородин ответил: мол, буду этот вопрос обсуждать с самим президентом. Юмашев возразил, что обсуждать нечего, вопрос решенный. Но чуть позже, когда уже был якобы подписан указ, Борис Ельцин, зацепившись за ковер в Завидове, упал, а поднявшись, произнес: «Не успели снять Бородина, как тут же бардак начался» — и главного завхоза страны быстро вернули.

Теперь пришло время Бородину поиграть на стороне Ельцина в большую игру. Отрядив его на борьбу с Лужковым, Бородину, по сути, сделали предложение, от которого нельзя отказаться: мол, хороший Павел — это еще не профессия.

Чье золото ярче

Собеседник в администрации президента рассказывает: «Впервые Пал Палычу намекнули на Москву в марте этого года — с ним говорил сам Ельцин. Тогда еще Кремль не поставил крест на Лужкове: не исключался вариант перевода столичного мэра в премьеры, а Бородина — на его место. Однако за неделю до отставки Евгения Примакова Татьяна Дьяченко и Борис Березовский резко выступили против кандидатуры Юрия Лужкова, и все рухнуло. Последний серьезный разговор Ельцина с Бородиным о политической целесообразности похода на Москву состоялся в присутствии главы администрации Александра Волошина уже в сентябре, хотя брать столицу Пал Палыч не стремился и пытался отбрыкаться. Бородин медлил до последнего, но управделами убедили, что его имя в связи со скандалом вокруг «Мабетекса» стало упоминаться с подачи Лужкова, с которым Пал Палыч играл в футбол и был в весьма хороших отношениях. Только тогда управделами ответил «есть» и перестал появляться на футбольных матчах «московской команды».

Теперь, когда Бородин вступил в дело, трудно предположить, что такой солидный господин согласился поиграть в кремлевские игры только затем, чтобы не дать Лужкову победить за явным преимуществом.

Вероятно, он получил кое-какие гарантии, и нельзя исключить, что Кремль попытается вообще снять Юрия Лужкова с избирательной гонки. Как сообщил «Профилю» собеседник в администрации президента, настоящий компромат на Лужкова еще не появлялся. Но, чтобы припереть Лужкова к стенке и заставить добровольно выйти из игры, ему, по словам собеседника, готовы предъявить некие компрометирующие материалы, касающиеся, например, ЗАО «Сити», Манежной площади и пивзавода «Князь Рюрик — Эфес».

При этом, по мысли Кремля, сам Павел Бородин не должен участвовать в кровавых разборках. Его задача — просто понравиться москвичам. Пообещать, например, бесплатные квартиры и общественный транспорт. Такой ненавязчивый пиар вроде замечания заместителя Бородина Олега Степанова о том, что, дескать, купол отстроенного Бородиным Большого Кремлевского дворца сияет ярче куполов лужковского храма Христа Спасителя. Между тем специалисты утверждают, что так и должно быть, что при золочении храма использовались новые технологии. Однако лужковские оппоненты уверяют, что дело не в технологиях — воровать надо меньше.

Так или иначе, но уже в декабре станет ясно, чье золото ярче.

Профиль, origindate::29.11.99