Хорошо знакомые «неустановленные лица»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как выполнить заказ и остаться безнаказанным

1274260520-0.jpg За последние годы против представителей несистемной оппозиции был совершен целый ряд преступлений, отнесенных законом к категории тяжких: убийства, избиения, покушения… Практически ни одно уголовное дело не было доведено до суда, даже в тех случаях, когда личности преступников общеизвестны.

Больше года прошло со дня убийства бывшего нацбола Антона Страдымова, как появились новости по делу. Новости плохие. Расследование, которое вела Перовская межрайонная прокуратура, приостановлено. Без каких-либо четких объяснений.

Антон Страдымов был обнаружен сильно избитым, в бессознательном состоянии, январским утром 2009 года в районе станции метро «Выхино». Били парня зверски, били, чтобы убить. Антон скончался спустя несколько часов в больнице, не приходя в сознание.

Рядом с Антоном были найдены его документы и мобильный телефон. Однако лицо было настолько обезображено, что документы не сразу соотнесли с владельцем. Погибший несколько дней считался неопознанным, личность удалось установить только по отпечаткам пальцев. .

Всемирная организация по борьбе с пытками осудила убийство Страдымова, была выражена обеспокоенность в связи с «отсутствием гарантий проведения эффективного расследования». Более года велось следствие, результатов — ноль.

По расследованию убийства другого бывшего нацбола, Юрия Червочкина, ситуация схожая. Юрий в декабре 2007 года умер от страшных побоев, нанесенных ему неизвестными. За два с половиной года следствие приостанавливалось, возобновлялось, вновь приостанавливалось. («Новая» подробно писала об этом деле.) За судьбой этого уголовного дела следили из офиса Верховного комиссара ООН по правам человека. Оппозиция устраивала пикеты и митинги. Мать убитого оппозиционера, Надежда Геннадьевна Червочкина, доведенная до отчаяния бездействием следствия, приковывала себя наручниками к зданию Генпрокуратуры. Опять-таки, результатов — ноль.

С избиениями члена политсовета «Солидарности» Елены Васильевой, главы движения «За права человека» Льва Пономарева — ситуация ровно та же самая: никакими успехами правоохранительные органы похвастаться не могут. И потому — преступники наглеют. Показательный случай с одним из лидеров движения «Смена» Станиславом Яковлевым. Его избили средь бела дня возле станции метро «ВДНХ». Яковлев возвращался с «антипризывного» митинга. Подошли неизвестные, представились журналистами, сказали, что хотят взять интервью, пройдемте, мол, с нами. В итоге у Яковлева был сломан нос, выбиты зубы, но ни сам Яковлев, ни его товарищи обращаться в милицию уже не стали, будучи абсолютно уверенными в бессмысленности этого шага.

Чтобы четче представить, каковы перспективы расследований преступлений против оппозиционеров в России, — несколько эпизодов, более давних, но показательных.

В 2005 году, в эпоху «оранжевой» революционной волны в Украине, в атмосфере охватившей российские правящие элиты паники, кто-то решил, что стандартные полицейские методы борьбы с отечественными «оранжистами» малоэффективны. И против оппозиционных организаций была развязана компания уличного террора.

29 января 2005 года группа штурмовиков ворвалась в офис нацболов на юго-западе Москвы, трое находившихся там активистов были избиты. Подоспевший наряд милиции задержал на месте преступления нескольких нападавших, среди которых был футбольный хулиган Роман Вербицкий, один из лидеров группировки спартаковских фанатов «Гладиаторы», известный в этой среде под кличкой Колючий (его в СМИ часто связывали с движением «Наши»), Василий Степанов — также лидер «Гладиаторов» (Вася Киллер), и Сергей Трифонов. По факту нападения было заведено уголовное дело по ст. 213 УК РФ ч. 2 («Хулиганство, совершенное группой лиц»). Всем была оформлена подписка о невыезде.

Две недели спустя, 12 февраля 2005 года, тот же Роман Вербицкий с несколькими сообщниками в вагоне метро нападает на группу левых активистов. Среди пострадавших был секретарь Карельского рескома КПРФ Александр Меркушев. Вербицкий и один из его подельников, Юрий Филькин, были задержаны сразу после происшествия сотрудниками УВД на метрополитене. В отношении Вербицкого и Филькина было заведено дело по той же 213-й статье. Причем Вербицкий второй раз за короткое время попал под следствие по обвинению в совершении хулиганства. Согласно сложившейся правоприменительной практике, ему однозначно должна была быть изменена мера пресечения на содержание под стражей. Однако Вербицкий благополучно отправился домой.

Вскоре на офис нацболов был совершен еще один, куда более масштабный налет: с избиением находившихся в офисе людей бейсбольными битами, пресс-конференцией в разгромленном помещении. Вновь нападавшие были задержаны милицией. Среди задержанных все те же: Роман Вербицкий, Сергей Трифонов, Василий Степанов, Юрий Филькин. Снова 213-я статья, вновь задержанные отправляются гулять «на подписке».

Самое дерзкое нападение на оппозиционеров происходит 29 августа 2005 года. Группа вооруженных холодным оружием и травматическими пистолетами людей атакует здание московского горкома КПРФ возле станции метро «Автозаводская». В горкоме как раз заканчивалось собрание активистов левых организаций. Несколько человек, стоявших у выхода из здания, были расстреляны из «травматов» практически в упор. Уже лежавших людей били бейсбольными битами. Чудом обошлось без погибших.

Бандиты попытались скрыться на зафрахтованном ими автобусе, но чуть ли не случайно автобус был остановлен сотрудниками милиции на въезде в лефортовский тоннель. В ОВД «Даниловское» были доставлены 25 (!) человек. Среди задержанных — уже знакомый нам Сергей Трифонов. По факту произошедшего — дело по 213-й, все задержанные отправлены по домам.

Но на этот раз акция «радикальных охранителей власти» вызвала серьезную общественную реакцию и волну публикаций в прессе. Однако кроме объединения всех разрозненных дел по нападениям в общее производство никаких мер принято не было.

И уже в январе 2006 года вновь был атакован мирный агитационный пикет у выхода со станции метро «Авиамоторная». На сей раз пикетчики обратили преступников в бегство. Один из оборонявшихся, Назир Магомедов, пострадал в драке и был отправлен с травмой головы в больницу. Ограничившись перевязкой, Магомедов в сопровождении товарища отправился из больницы в сторону метро и вновь стал жертвой нападения. Четыре человека, выскочив из подъехавшей машины, избили его арматурой. Били по перебинтованной голове. К счастью, мимо проезжал экипаж ППС. Четверо нападавших, включая все того же Трифонова, были схвачены.

Что в итоге всех этих объединенных дел? Обвиняемые по «хулиганским» эпизодам спокойно гуляли по городу, за исключением нападавших на Магомедова — их закрыли в СИЗО, но ненадолго. Практически никаких следственных действий не велось. А тем временем были избиты неизвестными Сергей Удальцов (лидер АКМ), Марина Литвинович (член федерального совета ОГФ)…

30 марта 2006 года адвокат потерпевших активистов Дмитрий Аграновский был приглашен в следственную часть Главного следственного управления (ГСУ) при ГУВД Москвы, в чьем производстве находилось объединенное уголовное дело. Адвокату было предъявлено постановление следователя 5-го отдела СЧ ГСУ Сухорукова от origindate::17.01.2006 г. о «приостановлении следствия в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности в качестве обвиняемого». И это после многократных задержаний преступников на месте преступления, когда милиционеры чуть ли не из рук у них вырывали бейсбольные биты, после предъявления конкретных обвинений конкретным лицам.

Дмитрий Аграновский обжаловал эту сумасшедшую бумагу в Тверском районном суде. В ходе судебного заседания выяснилось, что обжалуемое постановление, с которым адвокат был ознакомлен в ГСУ 30 марта, было на самом деле отменено начальником 5-го отдела ГСУ Кузнецовым еще 9 марта 2006 г., а предварительное следствие по делу возобновлено. А в декабре 2006 г. (в ответ на жалобу Аграновского в Генпрокуратуру) пришел сногсшибательный ответ: «Уголовное дело № 118177 прекращено 9 марта 2006 года (!) на основании ст. 24 ч.1 п. 2 УПК РФ — «за отсутствием в деянии состава преступления».

Таким образом, решение об отмене постановления о приостановлении уголовного дела № 118177, решение о возобновлении предварительного расследования по делу и решение о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления приняты в один и тот же день — origindate::9.03.2006. При этом не следует думать, что в ГСУ сидят какие-то странные люди, у которых проблемы с интеллектом — когда есть четкая установка довести дело до суда, следователи этого учреждения проявляют чудеса изобретательности.

Так и родилась безнаказанность, результат которой — внесудебные расправы над политическими активистами, ставшие мрачной обыденностью. И участвуют в них всем известные (и подконтрольные?) фанатские «фирмы» и ультраправые банды.

А в это время

2006 год. Москва — убийство антифашиста Александра Рюхина. Зарезан рядом с клубом, где должен был проходить антифашистский концерт. В убийстве участвовали 4 человека. Двое из них осуждены по статье «Хулиганство», один в бегах. Еще один — Никита Тихонов — находится под стражей в связи с обвинением в убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Насколько известно «Новой», в течение нескольких месяцев после его ареста официального обвинения в убийстве Рюхина ему почем-то не предъявляли. По данным «Новой», следствие по делу Рюхина проведено столь отвратительно, что и Тихонову будет инкриминировано лишь хулиганство. На запрос газеты руководитель следственного отдела (СО) при прокуратуре Южного административного округа Москвы не ответил.

2008 год. Москва — убийство антифашиста Федора Филатова, зарезан на выходе из подъезда собственного дома. О результатах расследования ничего не известно. Никто не арестован. На запрос «Новой» заместитель руководителя СО по Измайловскому району сообщил, что никакую информацию неучастникам уголовного судопроизводства он представлять не намерен.

2009 год. Москва — убийство антифашиста Ильи Джапаридзе — стреляли из травматического пистолета и добивали ножом. О результатах расследования ничего не известно. Никто не арестован. На запрос «Новой» заместитель руководителя СО по ЮВАО сообщил, что информацию о состоянии расследования представить не представляется возможным.

2009 год. Москва — убийство антифашиста Ивана Хуторского . Расстрелян в подъезде собственного дома. О результатах расследования ничего не известно. Никто не арестован. Несмотря на указания следственного управления по городу Москве, руководитель СО по ВАО на запрос «Новой» не ответил.

Отдел расследований

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::19.05.10