Хорошо сидим

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Хорошо сидим

"После недавнего ареста совладельца ЮКОСа Платона Лебедева пословица про суму и тюрьму в очередной раз подтвердила свою актуальность. Где и как сидят VIP-заключенные?

--------------------------------------------------------------------------------
Незабываемые впечатления
  В новейшей российской истории посадка бизнесменов и политиков стала эффективным методом "зачистки" неугодных или провинившихся предпринимателей с выгодных позиций, лишения их активов и самого желания продолжать свою деятельность в прежнем направлении. 
  В основном "птицы высокого полета" томились в столичных клетках -- в знаменитых Бутырках и Лефортове. Так, бывший и.о. генпрокурора Алексей Илюшенко по обвинению во взяточничестве и злоупотреблении служебным положением два года провел в Лефортове, заработав туберкулез легких. Бывший замминистра обороны, главный военный инспектор ВО РФ генерал армии Константин Кобец здесь же провел девять месяцев. Проштрафившегося генерала спасла амнистия. В Лефортове же почти два года отсидел бывший председатель совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолий Быков. 
  Бывший замминистра финансов РФ Владимир Петров попал в Бутырки в сентябре 1998-го по подозрению в получении взятки в особо крупном размере. В январе 2002 года сюда же поступил бывший президент нефтехимической компании "Сибур" Яков Голдовский. Проведя больше полугода в общей камере, топ-менеджер был выпущен под залог в 20 млн. рублей. На общих основаниях более трех лет делил камерный туалет и умывальник с сорока заключенными в Бутырском СИЗО бывший президент Монтажспецбанка Аркадий Ангелевич. Счастливое исключение в этом списке составляет разве что медиа-магнат Владимир Гусинский. Пробыв в Бутырках всего три дня на самом блатном по тюремным меркам месте (его койка была на первом ярусе у окна) в компании двух, как сказал следователь, интеллигентных людей (казнокрада и фальшивомонетчика), опальный олигарх с удовольствием слушал тюремные анекдоты. 
  Большая часть крупных дельцов на зоны не попадает. Однако бывают редкие и неприятные исключения, когда обвиняемого этапируют к месту следствия. Известный предприниматель Виктор Найшуллер, основатель холдинга "Балчуг", до своего заключения входивший в двадцатку богатейших людей России, смог убедиться в этом на личном опыте. 
  "Хуже всего попасть в тюрьму где-нибудь в глубинке, где действуют инструкции 1932 года, согласно которым из нижнего белья разрешены только одни сатиновые трусы, -- рассказывает он. -- А этапирование -- это вообще отдельная песня. Благодаря странным взаимоотношениям между ГУИН и МПС оно может длиться несколько недель. Из Питера во Владимир этап могут направить через Тюмень. Вся прогулка займет два месяца. Есть и абсолютный рекорд -- полгода. При этом людей везут в темных металлических вагонах, ни отопления в мороз, ни вентиляции в жару". 
Всюду бизнес
  Каково сидеть в тюрьме человеку, еще недавно ворочавшему миллионами и по-свойски заходившему в министерские кабинеты? В принципе, если есть деньги, организовать себе сносные условия можно и там. Например, в Москве уже с конца 90-х появились телевизоры и мобильники в камерах. Действующие сейчас расценки везде приблизительно одинаковы: перевод из общей камеры, где обычно сидят до 100 человек и спят в три смены, в спецкамеру обходится в $200. Внеплановая передача -- $50, спиртное -- в 3--5 раз дороже, чем на воле, поставка "дозы" -- $100. Проблемы c сексом тоже решаемы -- в среднем за $200 зеку приведут в комнату свиданий подругу или проститутку. По рассказам арестантов, многие надзиратели вообще получают постоянную зарплату от "клиентов", порою до $700 в месяц. 
  Предоставляются и совсем особые услуги. Например, в некоторых тюрьмах за кругленькую сумму ночью можно устроить себе даже прогулку по "узилищу". В Новосибирском СИЗО одно время были платные камеры для вольных людей, которые хотели на время исчезнуть. А в Пскове начальник тюрьмы сделал около ее стен платную автостоянку, и автоматчики одновременно караулили арестантов и припаркованные автомобили. 
Поросенок с хреном
  За последнее время условия содержания в российских СИЗО и тюрьмах слегка изменились к лучшему, считает Павел Астахов, защищавший в свое время американского шпиона Эдварда Поупа, медиа-магната Владимира Гусинского, начальника финуправления "Медиа-МОСТа" Антона Титова и многих других известных персон. 
  "На мировом фоне отечественная пенитенциарная система по-прежнему выглядит весьма бледно, хотя некоторый прогресс все же наблюдается",-- говорит Астахов. Камеры теперь переполнены в полтора-два раза, а не в три-четыре, как это было еще несколько лет назад. Стало проще и с едой -- сейчас при московских СИЗО созданы небольшие кафе и даже ресторанчики, где готовят на заказ. Вниманию сидельцев предлагается приличное меню. "Титову на день рождения в ноябре 2000 года в Бутырке мы даже заказали целого жареного поросенка", -- вспоминает Астахов. 
     Анатолий Быков, бывший председатель совета директоров Красноярского алюминиевого завода: 
  "В камере я много читал и ни на минуту не прекращал интересоваться, что происходит с моим бизнесом". 
  В первый раз меня арестовали в Венгрии в октябре 1999 года. Я знал, что объявлен в розыск, но до конца мне трудно было в это поверить. Я свободно перемещался, проводил деловые встречи и не думал, что в действительности дела обстоят так серьезно. Еще неделю назад свободно пересек границу Венгрии, и никаких вопросов ко мне не возникло. 
  Буквально через некоторое время с момента ареста меня посетил российский консул. Он интересовался условиями содержания, рационом питания и другими вещами. Может, такое привилегированное отношение к моей персоне было связано еще и с тем, что в то время я являлся депутатом краевого Законодательного собрания, руководителем крупнейшего предприятия. За время заключения в Венгрии я побывал в шести тюрьмах, и везде тюремная администрация относилась ко мне очень хорошо. 
  Если же сравнивать Лефортово, где я находился с апреля 2000 года, с тюрьмами в Венгрии, я бы ему троечку поставил. Хотя на фоне красноярских СИЗО московская тюрьма на порядок лучше. Это, наверное, один из лучших изоляторов в России, потому что там сидят иностранцы, политические заключенные. 
  В Лефортове я просидел 21 месяц и за это время не чувствовал никаких притеснений. Психологическое давление оказывалось, не без этого, но я легко с этим справлялся. 
  Я всегда был подготовлен к преодолению жизненных трудностей. В камере много читал, писал, тренировался и ни на минуту не прекращал интересоваться, что происходит с моим бизнесом. 
  А в красноярских тюрьмах мне помогало то, что я хоть и находился за колючей проволокой, но был на родной земле. До своего ареста я знал всех начальников тюрем, неоднократно с ними общался. Когда я еще возглавлял КрАЗ, многие из них приходили ко мне со своими проблемами и я старался помогать -- с приобретением продуктов, строительством. 
  А когда я оказался в трудной ситуации и сидел в спецкамере, никто из тюремной администрации даже не поинтересовался, как мое самочувствие".  
     Самые известные тюрьмы России 
  В России сегодня 13 тюрем и 165 следственных изоляторов. Это всего 159 тыс. нар и 300 тыс. арестантов. 
  Бутырка. Самая старая из действующих российских тюрем. Бутырский тюремный замок был построен в 1771 году архитектором Казаковым. Первый знаменитый узник -- Емельян Пугачев, содержавшийся здесь вплоть до своей казни. Другие знаменитости -- Дзержинский, Солженицын, будущий академик Королев, из наших современников -- банкир Ангелевич и медиа-магнат Гусинский. 
  Владимирский централ. Тюрьма для особо опасных преступников. Основана в конце XVIII века. До революции это была обычная пересыльная тюрьма. Прославилась она в советское время. Здесь сидели "поп-звезда" 1930-х годов Людмила Русланова, сын Сталина Василий и другие не менее известные люди. Даниил Андреев написал здесь свою "Розу мира". Сейчас во Владимирском централе создан музей (как во всякой тюрьме, здесь гордятся своими знаменитыми узниками), а местная турфирма устраивает сюда экскурсии. 
  Кресты. Петербургская одиночная тюрьма начала строиться при Александре III, в 1884 году. Строили ее сами заключенные. Два одинаковых пятиэтажных крестообразных корпуса тюрьмы рассчитаны на 1150 человек. Наряду с уголовными преступниками здесь содержались политические, приговоренные к одиночному заключению. А в ХХ веке Кресты стали преимущественно политической тюрьмой. Сначала сюда отправляли революционеров, позже -- жертв репрессий. Через Кресты прошли Георгий Жженов, Николай Заболоцкий, Лев Гумилев и многие другие. В настоящее время Кресты -- крупнейший следственный изолятор не только в России, но и в мире. Кстати, сюда тоже водят на экскурсии. 
Лефортово. Следственный изолятор ФСБ сейчас называют "тургостиницей": чистота, всегда горячий душ, никакого перенаселения в камерах, смена белья, роскошная библиотека. В сталинские годы у Лефортова была иная слава -- самой страшной пыточной и расстрельной тюрьмы. Сейчас Лефортово считается политической тюрьмой, однако сюда же всегда помещали и серьезных "финансовых" преступников, госчиновников, валютчиков, спекулянтов и т.д."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации