Хочешь, я угадаю, как тебя зовут?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Хочешь, я угадаю, как тебя зовут? В России стремительно развивается полулегальный рынок конфиденциальной информации

России можно узнать всё и обо всех. За большие и за малые деньги базы данных персонального характера продаются чуть не в открытую на перекрестках, кочуют в тайных портфелях "черных аналитиков", с невинным видом рекламируются на сайтах информационно-поисковых систем. Сегодня можно узнать номера наших городских и сотовых телефонов, наши паспортные и адресные данные, сведения о принадлежащих нам транспортных средствах и недвижимости, о нарушенных нами правилах дорожного движения, уплаченных или неуплаченных налогах, о банковских счетах, долгах перед кредиторами и многое другое...

Российский рынок персональной информации условно можно разделить на три сектора: "белый", "серый" и "черный". Немногочисленная группа "белых" операторов пытается действовать в соответствии с неким внутренним кодексом чести. Они хотели бы следовать закону, но национальное законодательство в области персональной информации в России отсутствует. Их коллеги из "черного" сектора информацию попросту воруют. Основной же объем продаж приходится на "серый" - полулегальный сектор. 
На миру и жизнь страшна Менеджер службы безопасности среднего банка, предоставляющего физическим лицам кредиты для покупки недвижимости, рассказал о своем бизнесе следующее: "Наша задача - получить о потенциальном заемщике максимально точную информацию. Справка о доходах с места работы далеко не всегда показывает реальный уровень доходов заемщика. Верить же устным обещаниям заемщика мы, естественно, не можем. Поэтому мы наводим справки о фирме, в которой служит наш потенциальный клиент. Нас интересуют финансовое здоровье компании и рейтинг клиента в своей организации. Кроме того, мы хотим знать реальные данные о материальных активах клиента, его накоплениях и долговых обязательствах. Иногда приходится проверять историю недвижимости, которой владеют клиент и его ближайшие родственники. Добыть эти данные абсолютно легальным путем невозможно. Приходится "прогонять" фамилию клиента по имеющимся на рынке базам данных и консультироваться со своими источниками в госорганах". Государственные организации являются основным источником конфиденциальной информации о гражданах. Рынок баз данных персонального характера возник в России в середине 90-х, и поначалу предложения на нем в основном складывались исключительно из находившейся в ведении госучреждений информации, перенесенной к тому времени с бумажных носителей в память компьютеров. Доступность этой информации увеличивалась по мере компьютеризации общества. Сегодня покупателям и продавцам конфиденциальной информации вовсе не обязательно встречаться в сквере, чтобы передать друг другу дискеты. Местом встречи стал российский сектор Интернета. Именно через Интернет теперь происходят "информационные транзакции", хотя базы данных на дискетах и компакт-дисках еще не вышли из моды окончательно. Что же касается потребителей конфиденциальной информации, то их происхождение поначалу было преимущественно криминальным. Стихийный "отстрел" особо зарвавшихся нуворишей был тогда в самом разгаре, равно как и политическая борьба с применением "грязных" технологий. Общество делило деньги и власть, а конфиденциальная информация в этих условиях становилась товаром первой необходимости. К концу 90-х круг заказчиков изменился. На первый план вышли инструменты конкуренции. Появились системы собственно промышленного и коммерческого шпионажа. Стали развиваться службы прямого, адресного маркетинга. 
"Серые" начинают и выигрывают Итак, сегодня всех "коллекционеров" персональных данных можно разделить на две группы. Первая (наиболее пока объемная) - госучреждения, деятельность которых связана с обязательной регистрацией актов имущественного, гражданского, правового и прочего состояния граждан. Вторая группа значительно моложе и меньше - это маркетинговые службы, директ-маркетинговые фирмы, Интернет-магазины. Они накапливают базы данных в процессе своей деятельности. Говорит Сергей Минаев, генеральный директор ЗАО "Специальная информационная служба": "Государство продолжает оставаться монополистом на информацию, поскольку собирало и собирает ее на деньги налогоплательщиков. Альтернативные операторы слабее, поскольку за последние 10 лет никто больших денег в информационный бизнес не инвестировал - эта сфера деятельности требует больших начальных вложений и имеет очень длинный оборот капитала, сравнимый со сроком амортизации основных средств. В этих условиях на рынке множество аналитиков из числа "индивидуальных частных предпринимателей" и мелких компаний, связанных с коррумпированными чиновниками, которые торгуют на перекрестках тем, что воруют их подельники из государственных органов. В масштабах страны эти обороты весьма внушительны". Операторы "белого" рынка информационных услуг склонны видеть в тандеме "чиновник - черный рынок" главный корень зла. Хотя не отрицают при этом и наличие "серой" деятельности в сфере того же директ-маркетинга (ДМ). По мнению Александра Иванова, генерального директора агентства Ivanov & Ivanov, "на рынке директ-маркетинга есть и те, кто работает строго "под клиента", сообразуясь не столько с отечественным законодательством, которого попросту нет, а с признанными международными нормами. Но есть и те, кто просто делает деньги. Законодательная неразбериха позволяет заниматься этим относительно легально. Но все же если на Митинском рынке появляются базы данных ГИБДД, то это скорее вопрос к сотрудникам ГИБДД, а не к агентствам". Тем не менее в репликах "белых" преобладает досада на "серо-черных", осложняющих жизнь не только фигурантам самих баз данных: "Серьезная компания борется за собственный имидж и ни на каких условиях не пойдет на противозаконные действия. Нам одноразовые $100 тыс. не нужны. Я хочу, чтобы в моей компании работали мои дети и внуки, и лучше откажусь от сверхприбыли, чем полезу в уголовщину, - объясняет Сергей Минаев. - Но мы не раз сталкивались с фактами присвоения нашего товарного знака людьми, зарабатывающими деньги любой ценой. Таким образом, "частники" только дискредитируют рынок. К тому же они демпингуют, предлагая за $100 ерундовый отчет, который в нормальном исполнении стоит $3000. Явление это будет существовать до той поры, пока в обществе не возникнет настоящая информационная открытость". Схожего мнения придерживается и Андрей Степаненко, руководитель отдела систем защиты информации НИП "Информзащита": "Главный вопрос - упорядочивание распространения конфиденциальных сведений. Теми же базами данных ГИБДД торгуют отнюдь не агентства по директ-маркетингу". ПЗ Из тени к свету Тем не менее легальный рынок информации персонального характера необходим. Потребность в нем испытывают банки, кредитующие физических лиц, компании, занимающиеся недвижимостью, и др. "Сейчас я могу за короткое время проверить историю квартиры и навести справки о тех лицах, которые когда-либо жили в данной квартире. Мы попросту обязаны проверить квартиру, прежде чем выставлять ее на продажу. Если мы этого не сделаем, то можем нанести вред людям, которые намереваются эту квартиру купить. Очень многие квартиры, особенно в нижнем ценовом секторе, имеют "скрытые сюрпризы", и наша задача - оградить покупателей от этих сюрпризов. При желании мы можем узнать о продавце недвижимости очень многое. Например, есть ли у него долги, был ли он судим и если был, то даже то, как он вел себя "на зоне". Мы пользуемся этой полуофициальной информацией в интересах наших клиентов", - говорит менеджер крупного московского риэлтерского агентства. Из тени в свет стремятся многие. Государственные структуры тоже не чужды порывов к цивилизованности - но преимущественно на самом высоком уровне, где есть осознание масштаба проблемы. "Сейчас намечается какое-то движение наверху. Пример - программа "Электронная Россия", рассчитанная на период до 2010 года, - говорит Сергей Минаев. - В этой программе, в частности, говорится о необходимости упорядочения доступа граждан к информации государственных органов, не закрытой соответствующими законами. К таким решениям нас подталкивает и международное сотрудничество: европейское законодательство требует от России прозрачной информации о решениях судов по уголовным и гражданским делам. Работодатель должен знать, был ли судим нанимаемый им работник, не замечен ли он в мошенничестве. В США за небольшие деньги такую информацию можно оперативно получить через Интернет. А в ЕС информация, собранная на деньги налогоплательщика, вообще распространяется по бросовым ценам". "Нормального рынка с лояльными и легальными базами данных в России сейчас практически нет, и мы только создаем его, - считает Александр Иванов. - В мире эти рынки, как и методика их взращивания, создавались много лет. Создавая базы данных, мы призываем людей сообщать нам свои координаты, чтобы потом получить из этого какую-то выгоду. В свое время мы создали базу данных "челноков". У агентства был тогда заказ по "приманиванию" челноков в Испанию. Те, кто откликнулся на приглашение в газете и прислал нам свои данные, в итоге не пожалели об этом. Так же создавалась база данных владельцев "мерседесов". Люди прислали о себе информацию, когда поняли, что за этим проектом стоит не налоговая полиция, и не "братва". Агентство Ivanov & Ivanov при этом письменно гарантировало компании DaimlerChrysler, что информация не будет никуда передаваться. Но сами владельцы машин, как правило, даже не спрашивали, как будут дальше использоваться предоставленные ими сведения". По мнению участников ДМ-рынка, сейчас появился слой людей, не боящихся оставлять свои координаты и реагирующих на подобные акции адекватно. Люди охотно сообщают о себе, когда получают что-то взамен предоставленных данных. Среди склонных к откровенному рассказу о себе преобладают люди обеспеченные - они чувствуют себя уверенно. Малообеспеченные же люди традиционно подозрительны. 
Куда деваться среднему? Сергей Минаев считает, что крупный бизнес в России сегодня информацией худо-бедно обеспечен. Но малый и средний бизнес совершенно вычеркнут из информационного поля, отчего здесь больше всего мошенничества и криминала. На Западе информационным обеспечением бизнеса занимаются специализированные компании. В Швейцарии это Data Star, в США - Dialog и ASIS. Информацию о заемщиках по банковскому и товарному кредиту во всем мире получают в кредитных бюро. В одних странах они имеют государственный статус, в других - это частные компании или торгово-промышленные палаты. "К нашему патриотическому сожалению, - отмечает Сергей Минаев, - первые шаги в России в этом направлении сделала Dun & Bradstreet, информационная компания с более чем столетней историей, работающая по всему миру. Договорившись с Госкомстатом и Федеральной службой России по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО) и имея массивы информации, накопленные при создании трех клубов кредиторов, она выставила платный сайт, где можно получить сведения об упомянутых организациях всего за $20. Есть и отечественные примеры: три десятка фирм, торгующих продуктами питания в Нижегородской области, наняли компанию, поставляющую им за небольшие деньги информацию о партнерах (оборот компании - порядка 75 тыс. руб. в месяц). ЗАО "СинС" также собирается вывести на рынок достаточно большие массивы информации подобного рода. Качество "серой" информации оставляет желать лучшего. Участники ДМ-бизнеса характеризуют свой рынок как "сырой и неосознанный". Очень часто базы данных выставляются на продажу "по неразумению". Например, база данных покупателей "ТВ-shop" гуляет на Митинском рынке только по той причине, что менеджеры "ТВ-shop" в свое время недооценили эту информацию и позволили ей "утечь". Другой пример - владельцы крупного московского Интернет-магазина только на третий год работы догадались, что в договоры с партнерами необходимо включать пункт о праве собственности на адресную базу. Компании потребовалось три года, чтобы понять, что база данных клиентов - это ее богатство. 
Дышло не вышло Не в российской традиции обольщаться силой закона. В нашем случае обольщаться вообще нечем. Законодательство, регулирующее оборот персональной информации, в России еще не сложилось (см. раздел "В думских лабиринтах"). Законопроект о персональной информации Государственная Дума мусолит с 1997 года. Было уже три проекта закона. По мнению специалистов, все они содержат системные и концептуальные ошибки. В 2001 году прошли две конференции по защите информации, организованные Совбезом РФ, соответствующим думским комитетом и журналом "Бизнес и безопасность в России". Оптимисты полагают, что это хороший знак - процесс пошел. А по мнению менеджера компании "Рускард" Алексея Совы, "в защите персональной информации главное даже не законодательная база (у нас ее умеют обходить), а трансформация менталитета. Культура приватности должна прийти к равновесному состоянию - человек должен уметь раскрывать о себе не все, но то, что ему выгодно. И не стесняться торговаться при этом". "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации