Хранители зелья из "Софэкс"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух.Ру", origindate::09.03.2007

Хранители зелья из «Софэкс»

О том, как «дело химиков» связало депутата Рыжкова, правозащитника Пономарева и адвоката Черноусова, бывшего борца с наркотиками

Николай Сергеев

Converted 23593.jpgЧисло наркозависимых граждан России сегодня исчисляется несколькими миллионами. Россия вообще, и крупные мегаполисы в частности, для мирового наркотрафика являются одними из приоритетных рынков сбыта. Но все это скучно и неинтересно, потому что статистическая отчетность наркополицейских мало кого волнует. Зато видеть как умирает самый близкий друг (сын, брат, сестра), по-настоящему страшно. Еще страшнее понимать, что нет ни одной семьи, которой проблема наркотиков так или иначе не коснулась. Как на войне. Только сегодня нас убивают свои же!

Типа «Жертвы произвола»

Как-то незаметно для широкой общественности в Москве разгорелся скандал вокруг так называемого «дела химиков». В июле 2006 года была арестована Яна Яковлева, финансовый директор фирмы «Софэкс», по обвинению в незаконном обороте сильнодействующих и ядовитых веществ (ст.234), кроме того Яковлевой инкриминируются и другие, не менее занимательные статьи УК РФ – 171 (незаконное предпринимательство), 174-1 (отмывание денежных средств), 327 (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов). Позже в тюрьме оказался и другой руководитель фирмы «Софэкс» Алексей Процкий. Интересно, что данное уголовное дело было возбуждено еще в мае 2005 года, однако внимание общественности привлекло только сейчас. Не без помощи отдельных СМИ (о них чуть позже), а также известных всей стране депутатов и правозащитников, среди которых оказались Владимир Рыжков, Лев Пономарев, Евгений Черноусов. Изучив материалы дела, мы задались вопросом: что заставило уважаемых людей встать на защиту людей, обвиняемых в незаконном обороте наркотических средств? Ответ нашелся довольно быстро. Но обо всем по порядку.

Сотрудниками УФСКН России по г. Москве в рамках данного уголовного было изъято 8,6 тонн этилового эфира. Разновидности этого эфира – медицинский, наркозно-стабилизированный и наркозный – являются сильнодействующим веществом и лекарственным средством. Руководство компании «Софэкс», по данным следствия, ввозило из-за рубежа и сбывало этиловый эфир без какой-либо лицензии, что позволило торговать просроченным и пришедшим в негодность лекарством. Как водится, сбыт происходил через подставные фирмы-однодневки. Вот собственно и вся суть дела. Казалось бы, ничего особенного. Но из этой банальной истории правозащитникам удалось раздуть небывалый скандал.

Адвокат обвиняемых, уже упоминавшийся нами Евгений Черноусов, утверждает, что этот самый этиловый эфир не является наркотическим средством, а используется всего лишь в технических целях, например, для чистки дизельных двигателей. Это ничего, что во всем мире этиловый эфир входит в список прекурсоров, то есть главных веществ, используемых для изготовления синтетических наркотиков, и между прочим, Россию в мире считают основным поставщиком эфира в Афганистан. Преследуя только им видимые цели, господа правозащитники настойчиво заверяют, что у нас, мол, этот компонент давно научились заменять другими веществами, скажем, бензином или ацетоном. Но зачем? Если можно воспользоваться этиловым эфиром, которым Яковлева и Процкий бесперебойно снабжают всех желающих? Или ацетон дешевле?

Кстати, один из самых главных аргументов адвоката и заинтересованных депутатов следующий – это нас так скоро и за анальгин будут в тюрьму сажать. Тут же вспомнили о «деле ветеринаров» и злосчастном кетамине. Правда, как всегда промолчали о том, что врачи (и это не их вина) вынуждены торговать лекарствами и наркотиками подпольно, дабы заработать незначительную прибавку к нищенской зарплате. О том, что наркоманы в период ломки, наизусть помня телефоны «неотложки», сразу вызывают «врача» на дом со спасительным «лекарством». И все знают, у какого врача его лучше купить. А уж о том, как с помощью того же кетамина поправить здоровье, знает любой наркоман. Господа правозащитники, зачем Вы людей вводите в заблуждение? Неужели ради денег? Или это месть за неудачную карьеру?

Наркотик для военных

Вернемся к нашему эфиру. И так, Яковлева и Процкий продавали его тоннами, якобы на нужды военных частей, которые обрабатывали этим веществом вверенную им технику. Может конечно Яковлева и Процкий не знали дальнейшую судьбу эфира, что мало вероятно, но зачем тогда угрожать сотрудникам ФСКН, что и на них найдут управу, и главное отказываться от законного оформления документов? По словам сотрудника Наркоконтроля, просившего не назвать его имя, цепочка выглядела следующим образом: этиловый эфир якобы поставлялся в военную часть, после чего перепродавался через посреднические фирмы заграницу, скажем, в Афганистан или Таджикистан, или любую другую страну. Затем «товар» оказывался в одной из стран, в которой из растворителя производили синтетический наркотик и далее перепродавали его обратно не только в Россию. Причем для производства наркотика необходимо небольшое количество этилового эфира. Например, из 8 тонн, изъятых у руководителей фирмы «Софэкс», спокойно можно произвести 1 тонну синтетического наркотика. Неплохой бизнес. Хотя защитники утверждают, что прибыль от торговли эфиром составляла всего-навсего 0,03 процента. Люди, давно занимающиеся бизнесом (из биографии Яковлевой и Процкого это очевидно), никогда не стали бы заниматься таким веществом, если бы оно приносило 0,03 процента прибыли.

Правозащитники пошли еще дальше. Не удовлетворившись тем, что окончательно запутали и ввели в заблуждение всех рассказами о безобидности этилового эфира, они решили организовать митинг в защиту невинных жертв репрессий ФСКН. Нам удалось побывать на этом митинге, дабы воочию убедиться в абсурдности доводов защиты. Небольшая группа, приблизительно из 100 человек, организовала нечто вроде акции за легализацию наркотиков. Казалось, что участников митинга заранее тщательно проинструктировали – «вам главное побольше ругать этих оборотней-наркополицейских, это они подкладывают в карман ваших детей героин и марихуану, в конце концов, сейчас не 37-ой год!» – но толпа студентов проигнорировала заученные фразы и занялась экспромтом. Выступающие на импровизированной трибуне Пономарев, Рыжков, руководители фонда защиты прав животных и наркологи из Саранска, обвиненные когда-то в сбыте сильнодействующих веществ (продавали наркотик запойным алкоголикам) и даже VJ MTV Ирена Понарошку, убеждали собравшихся в том, что ФСКН вредная и опасная для России структура, фабрикующая дела против ни в чем не повинных граждан. Видно Понарошку ФСКН тоже не понарошку задела. В это время в толпе распространялись листовки в защиту обвиняемых, номер газеты «Правое дело», выпущенный партией СПС, а также листовки с критикой руководства ФСКН. Примечательный факт, в тот же день в Самаре прошла аналогичная акция, организованная движением «За права человека» (одним из активистов которого и является адвокат Черноусов) и движением «Объединенный гражданский фронт» Каспарова. Оба митинга не получили широкой огласки в СМИ, за исключением интернет-издания «Каспаров.ру». Интересное издание. Все, кто знает, что представляет из себя упомянутое издание, а также кто обеспечивает его финансирование, может легко догадаться, какие на самом деле цели преследуют правозащитники.

Вдумайтесь, эти люди (депутаты Госдумы! адвокаты!) выступают в защиту Яковлевой и Процкого, которые торговали веществом, используемым для производства наркотиков. Эти наркотики потом будут продавать вашим детям, которые будут умирать в заплеванных подвалах от страшной ломки или СПИДа. Более того, подобные дела используются для дискредитации деятельности ФСКН, службы, которой за небольшой срок своей работы удалось существенно сократить ввоз и распространение наркотиков на территории России. Для чего нужно мешать им работать? В чьих интересах это делается? Другого ответа, как международной наркомафии (как бы пафосно это ни звучало), просто нет. Неужели для собственного PR перед выборами политики не гнушаются даже такими сомнительными публичными акциями?

А адвокаты? Кстати, по слухам, Евгений Черноусов ранее работал в Управлении по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, и в свое время «крышевал» торговцев смертельным зельем, за что и был изгнан из рядов сотрудников правоохранительных органов. Все это, может, и не так, вот только как то странно выглядит список дел, которым сейчас занимается адвокат – подлоги наркотиков, обвинение в распространении ложных сведений и прочее. Разумеется, у адвоката такая профессия, но зачем участвовать в таких опять же сомнительных PR-кампаниях, да еще и против своих же коллег?

Если подобными методами защитники руководства фирмы «Софэкс» пытаются давить на следствие (что само по себе должно стать предметом отдельного судебного разбирательства), то это весьма странно. Сегодня ими ведется целенаправленная травля сотрудников ФСКН, вот только следствие давно закончилось и дело передано в суд. Теперь надо инициировать сбор компромата против самого гуманного, судей, вдруг они наследники сталинских соколов? И кстати, основной инициатор этого дела – прокуратура, но правозащитники упоминают исключительно ФСКН, почему?

О том, как ФСКН делает «крыши»

Как мы уже говорили, в прессе «дело химиков» практически не освещалось, были, правда, отдельные издания, которые посчитали своим долгом вступиться за господ Яковлеву и Процкого. В их материалах настойчиво утверждалось, что вещество этиловый эфир не представляет никакой опасности, и используют его только в хозяйственных целях. О том, что это вещество – основной компонент для производства тяжелых наркотиков – они опять промолчали. Равно как и о том, что торговали им коммерсанты далеко не в «хозяйственных» количествах. Но это на совести авторов.

Интересно другое, в одном из материалов упоминается отсутствие лицензии на реализацию этилового эфира. Тем самым «защитники» не ведая, что делают хуже только себе, подтвердили правильность действий наркополицейских. В какой стране за отсутствие лицензии на торговлю сильнодействующими препаратами не нужна лицензия? Разве Россия не правовое государство? Или проблема наркотиков в нашей стране стоит не достаточно остро? Кстати, господин Процкий обвинял сотрудников Службы контроля легального оборота наркотиков в том, что именно они склоняли его к «совместному бизнесу». Якобы начальник упомянутой службы предложил Процкому отправлять всех крупных клиентов фирмы в СКЛОН ФСКН за разовыми разрешениями, которые имели форму невозражения. При этом ему якобы было сказано, что с появлением такого разрешения появляется безальтернативность сделки, и Процкий сможет повысить цены, учитывая их интересы. Руководство фирмы гордо отказалось от сделки. Якобы возбуждение уголовного дела и стало местью ФСКН за потерянную выгоду. Как говорится, без комментариев. Только добавим, что задача СКЛОНа как раз и заключается в контроле за оборотом, легальным оборотом, т.е. важно знать и понимать, кому и зачем продается - покупается данный эфир.

Так вот, упоминание об отсутствии у фирмы лицензии, было одной из многих, но самой главной ошибкой журналистов. Потому что во всех остальных материалах (подозрительно подписанных одной и той же фамилией), напротив, утверждается, что все документы у «Софэкса» были в полном порядке. Непрофессионально, господа. А главное, это еще одно доказательство заказной кампании против ФСКН.

Прибыль (0,03%) «Софэкс» побеждает ФСКН

И последнее, журналисты, окрестившие это уголовное дело «делом химиков» (вероятно, для большей значимости и запоминаемости), и тут ошиблись. Ни Процкий, ни Яковлева никакого отношения к химии никогда не имели, они просто коммерсанты, которым глубоко безразлично, куда, кому и зачем загонять товар, главное, чтоб бизнес приносил ощутимую прибыль. А прибыль, судя по всему, была ощутимой. «Химиков», правозащитников и высокооплачиваемых адвокатов мало волнует то, что на раздувании подобных дел наживаются, прежде всего те, кто хочет ослабить контроль за незаконным оборотом наркотиков, унесших тысячи жизней. Представляете, сколько нужно денег, чтобы организовать хотя бы митинг? Не говоря уже о статьях в прессе, услугах адвокатов и депутатском покровительстве (знаете, сколько стоит один депутатский запрос?). Не у каждого бизнесмена найдутся такие деньги. Зато у наркомафии они есть.

Зачем и почему этим делом занялись правозащитники Рыжков и Пономарев не ясно, наверное, не совсем разобрались, или совсем не разобрались (вляпались), а может посчитали это предвыборным PR, а вот какие цели преследует Евгений Черноусов, осваивая бюджеты, выделенные на раскрутку данного прецедента, становится очевидным. Вот только осталось выяснить, кто истинные хозяева «химиков».