Хранители ржавчины

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Хранители ржавчины FLB: В Росимуществе Камчатского края вскрыты теневые схемы бизнеса «на лоханках». Следы афер ведут в Москву. Хитрая оговорка в законе позволяет делать миллиарды на хранении браконьерской рухляди по всей стране

"В конце марта в Камчатском крае бывшему руководителю краевого управления Росимущества Андрею Фоменко было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий. По версии СКР, ущерб, нанесенный государству, превышает 45 млн. руб. Более того, уголовное дело коснулось не только краевых, но федеральных чиновников, – часть материалов в отношении одного из заместителей руководителя Росимущества РФ, для проведения проверки направлена в Москву. О том, как начиналась эта громкая история, рассказала журналист портала «Камчатка-информ» Гузель Латыпова, детально разбиравшаяся в ситуации и хитрых схемах «бизнеса на лоханках», на которых, как выясняется, делаются целые состояния. Не руби сук… В конце января 2013 года на заседании комиссии под председательством заместителя начальника УФАС по Камчатскому краю Галины Коваленко были обнародованы результаты внеплановой проверки Камчатского УФАС по соблюдению Управлением Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Камчатском крае требований федерального закона о госзакупках при заключении договоров на хранение конфискованных судов. Все началось с того, что летом 2012 года в антимонопольную службу обратился руководитель ООО «РосМорСпецСервис» (назовем его для краткости – «Р») с жалобой на то, что новый начальник территориального управления Росимущества Сергей Павлов нарушил требования ФЗ-94 при размещении госзаказа на хранение судов у предприятия «СпецМорТрансСервис» (назовем его - «С»). Он жаловался на то, что Павлов передал на хранение «С» половину из 27 судов, находившихся до этого на хранении у «Р». Жалобщик требовал провести внеплановую проверку и наказать чиновника за нарушение законодательства, ну, и, конечно, вернуть ему обратно на хранение суда. Примечательно то, что на заседание комиссии не явился ни заявитель – ООО «РосМорСпецСервис», ни представитель терруправления Росимущества. Выяснилось, что в фирме сменился генеральный директор, а в Росимуществе по Камчатскому краю уволились и.о. руководителя Сергей Павлов, его заместитель, а также еще ряд ответственных лиц, и поэтому в территориальном управлении нет человека, который имел бы право поставить подпись под доверенностью представителю ведомства. Счета местного управления Росимущества оказались арестованными, работники два месяца не получали зарплату. И это только первые последствия скандала вокруг хранения конфискованных судов. При проведении проверки по жалобе «Р» специалисты УФАС выяснили, что у заявителя с камчатским управлением Росимущества были заключены контракты от 1 июня, 7 июня и 3 августа 2011 года на хранение 27 конфискованных браконьерских судов. Как заподозрили в УФАС, договоры заключались по неоправданно высокой стоимости. Так, за хранение одного «конструктивно погибшего морского судна», то есть, полузатопленного, в сутки брали 5,5 тысяч рублей, за хранение одного судна в неудовлетворительном техническом состоянии брали 8 тысяч рублей в сутки, и за хранение одного пригодного к использованию судна брали 9,5 тысяч рублей в сутки. Всего на хранении в Авачинской бухте на середину 2012 года находилось 4 конфискованных полузатопленных судна, 20 требующих ремонта судов и 3 вполне годных к эксплуатации браконьерских траулера. У Росимущества с «Р» был заключен один контракт на 400 тысяч рублей за 20 суток хранения конструктивно погибших судов, второй – на 2 миллиона 687 тысяч 250 рублей на 15 суток хранения 19 судов, третий - на трое суток на хранение рыболовной шхуны «Монтбланк» на 24 тысячи рублей. Первые два контракта (на 20 и на 15 суток хранения) были заключены после проведения аукциона. Но, как показала проверка, ни в одном контракте с ООО «РосМорСпецСервис» не указаны сроки действия договора. То есть, аукцион был проведен один раз, а затем договоры каким-то неведомым образом продлевались без всяких там аукционов. Между тем, у «Р», которому передавалось на ответственное хранение государственное имущество, не было своих причалов, пирсов, необходимой инфраструктуры, вахтовых специалистов и т.д. Он заключал договоры подряда с владельцами причалов: ЗАО «Судоремсервис», ООО «СРЗ «Фреза», ООО «Петропавловская судоверфь», ООО «Судоремонтное предприятие «Гроско», ООО «Судоремонтно-лизинговая компания «Причал». Бизнес процветал, все были счастливы. А тут назначают нового руководителя управления Росимущества – бывшего депутата Сергея Павлова, который невольно нарушает покой в тихих заводях Авачинской бухты, приносящих немалые барыши. Павлов берет и заключает 16 июля 2012 года договоры с другой компанией – «С», на хранение половины из конфискованных судов по цене, ниже, чем у «Р». Тогда обиженный на чиновника руководитель «Р» идет с заявлением в УФАС. Он даже не подозревает, что своей жалобой ставит под удар не только свой бизнес, но и всю цепочку, которая, судя по всему, начинается на Никольском переулке в городе Москва – в Федеральном агентстве по управлению госимуществом. И тут возникли вопросы В ходе проверки УФАС выяснилось, что на 2012 год Федеральное агентство по управлению государственным имуществом выделило Камчатскому терруправлению Росимущества на оплату услуг хранителей 6 миллионов 200 тысяч рублей. А расходы территориального управления, связанные с хранением конфискованных судов, с июня 2011 по июль 2012 года составили 66 миллионов 349 тысяч 950 рублей. Размер задолженности перед хранителем составлял 53 миллиона 578 тысяч 260 рублей 50 копеек. У специалистов УФАС возникли естественные вопросы к Росимуществу. И.о. руководителя Камчатского управления Росимущества Сергей Павлов дал исчерпывающие ответы на все вопросы проверяющих и предоставил кипы документов. «Экономишь? А тебя кто об этом просил?» Сам Сергей Павлов рассказал «КАМЧАТКА-ИНФОРМ», что в середине 2012 года сразу после назначения, принимая дела, он наткнулся на любопытные факты, касающиеся, в частности, двух серьезных направлений деятельности управления: хранения конфискованной рыбопродукции и хранения конфискованных судов. Первым делом, по словам бывшего чиновника, он создал комиссию по оценке состояния всего хранившегося имущества. «Кроме всего прочего выяснилось, что большинство судов, находящихся на хранении в водах Авачинской бухты в городской черте, представляют реальную угрозу для населения. 16 судов были конфискованы у браконьеров под иностранными флагами. Эти «лоханки» были рассчитаны на один, максимум два рейса. Чего там только нет: аммиак, горючее, гниющая рыба в трюмах, - рассказывает Сергей Павлов. – Зафиксированы случаи, когда «охраняемые» суда попросту резались на металлолом, грабились». Но более интересные факты вскрылись при изучении договоров, заключенных предшественником Павлова – Андреем Фоменко, с хранителями. Территориальное управление Росимущества, несмотря на отсутствие средств на оплату услуг этих предприятий, по закону «Об исполнительном производстве» не имеет права отказаться от приема конфискованных браконьерских судов. Не знать об этом в центральном аппарате Росимущества не могут. Но почему-то упорно из года в год выделяют региону мизерные суммы на оплату услуг хранителей. С которыми, несмотря на это, без аукционов заключаются краткосрочные договоры. Эти контракты не оплачиваются, но чиновники ежеквартально подписывают акты сверки с хранителем по задолженности. На основании этих актов хранители идут в суд с исками против центрального аппарата Росимущества и получают миллионы напрямую из федерального бюджета. На этом и строилась нехитрая схема, приносившая колоссальные доходы ее участникам при копеечных затратах. Когда новый начальник вник в суть происходящего, то пришлось выбирать: либо оставить все, как есть, и рано или поздно стать фигурантом уголовного дела, либо попытаться изменить ситуацию. Выбрал второе, и это оказалось нелегкой задачей. Павлов заключает договоры на хранение части судов с компанией «С» по более низкой стоимости (по его версии, только на хранении 14 судов экономия до конца года должна была составить не менее 3,8 миллиона рублей). «С» передаются на хранение конфискованные суда: «Семячик», «Арпемис», РШ «Восток-1», ПТР «Си-1», ТР «Сакан», «Аврора-1», «Катрикс», «Грант», РТС «Нардин», «Остров Попова» и конструктивно погибшие суда «Шторм», «Ломер», «Аякс», «Перфект». Параллельно Сергей Павлов начинает разбираться с конфискатом. Например, утилизирует 16 тонн икры (зеленой, с мухами), которая успешно «хранилась» и передавалась из дела в дело несколько лет. (Кстати, на утилизацию 1 килограмма конфискованной рыбопродукции государство выделяет 180 рублей. При «умелом» подходе с этого можно получить гипер-доход: из года в год «утилизируется» одна и та же партия икры или краба, конфискат по рыночной стоимости идет на рынок, а деньги за «утилизацию» - в карманы ловких людей. Это уже, конечно, отдельная история, к которой мы как-нибудь вернемся). Эти действия нового руководителя камчатского Росимущества вызывают отчаянное сопротивление тех, чьи интересы оказались задетыми. Посыпались жалобы, угрозы и, конечно, нападки в некоторых СМИ. Хранители угрожают многомиллионными исками не против центрального аппарата Росимущества, а против регионального. Эти угрозы были реализованы в конце 2012 года и на начало года счета камчатского управления оказались арестованы, а деятельность ведомства, по сути, парализована. Примечательно то, что неожиданная активность исполняющего обязанности руководителя терруправления на Камчатке почему-то вызвала явное недовольство московского руководства. Начали задавать вопросы. Мол, зачем ты, Сергей Анатольевич, отдал суда на хранение другой компании, зачем утилизировал такую «удобную» партию икры? А кто тебя просил экономить? Не лезь не в свое дело! Подумал Павлов, подумал, собрал все документы и отнес в ФАС и другие бдительные службы. И принял предложение уволиться из ведомства. От греха подальше. Ведь его предшественник Андрей Фоменко был уволен со службы из-за громкого уголовного дела о незаконной передаче 7 конфискованных судов ФГУПу «Северо-Восточное Содружество» в Республике Саха (Якутия). Эти шхуны, которые следовало либо уничтожить, либо продать с аукциона, в результате ушли за пределы РФ. Причем, есть все основания полагать, что Фоменко мог действовать по указке свыше. Беспокойная Камчатка А региональное Управление Федеральной антимонопольной службы, получив запрашиваемые документы от терруправления, начинает отправлять запросы в Москву – в центральный аппарат Росимущества. В частности, дотошные антимонопольщики пытаются выяснить причину «установления лимита бюджетных обязательств на содержание конфискованных морских судов для территориального управления Росимущества в недостаточных объемах». Все эти и другие запросы остаются без ответа. Эту реакцию столичных чиновников на камчатские запросы точно характеризуют слова: «Какая вам печаль – есть у терруправления деньги или нет денег?». Эта цитата из выступления на заседании в Управлении ФАС в конце января Юрия Гриня, гендиректора ООО «Судоремонтно-лизинговая компания «Причал». Владелец небольшого участка причала получал прибыль за счет хранения нескольких конфискованных судов по договору с «Р». И его по понятным причинам не удовлетворил результат проверки и поэтому бывший депутат пришел в УФАС разбираться. (К слову, проверка по заявлению «РосМорСпецСервиса» показала, что нарушений ФЗ-94 в действиях Сергея Павлова при заключении договора с ООО «СпецМорТрансСервис» не установлено). На этом историческом заседании, где в присутствии прессы пытался скандалить Гринь, было принято решение передать материалы проверки в Москву. Руководитель камчатского УФАС Андрей Петров обратился к главе Федеральной антимонопольной службы Игорю Артемьеву за помощью в расследовании дела в отношении Росимущества. Именно представители этого московского ведомства, как подозревают камчатские антимонопольщики, могут быть авторами выявленных схем ухода от закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». «В прокуратуру Камчатского края данная информация также предоставлена», - сообщил «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» руководитель регионального УФАС Андрей Петров. Камчатские подозрения По мнению Петрова, проведенная проверка в какой-то мере объясняет позицию Росимущества по упорному непринятию мер по утилизации конструктивно погибших судов. Ведь хранение таких судов за счет федеральных средств может быть источником постоянного обогащения. В ходе проверки была выявлена и практика Росимущества в организации продажи рабочих морских судов, конфискованных на Камчатке, на аукционах в республике Марий Эл, Саха (Якутии), Хабаровском крае. Суда почему-то продаются с аукционов там, где никогда моря не было. Здесь, по мнению антимонопольщиков, налицо ограничение количества потенциальных участников для обеспечения победы конкретных предприятий. В Москву также передана информация по хранению ценного конфиската (икры, краба, рыбопродукции). По закону, весь браконьерский улов подлежит уничтожению. Утилизатора выбирают на аукционах. Камчатское УФАС неоднократно аннулировало итоги таких аукционов, где документация «затачивалась» под конкретнее предприятия. Подозрения антимонопольщиков вызывали аукционы, где право на уничтожение икры или краба выигрывали предприятия, предлагавшие свои услуги практически бесплатно. «Но утилизировалось не все. Продукция нелегально продавалась на рынках. А от хранителей продукции в правоохранительные и надзорные органы подавались заявления о ее хищении, - рассказал Андрей Петров. – Но в возбуждении уголовных дел за отсутствием состава преступления отказывалось. Ведь похищенный объект подлежал уничтожению, поэтому стоимости не имел, а значит, не было ущерба». Во всех этих схемах, безусловно, выявляются нарушения не только антимонопольного законодательства, но и сплошная уголовщина. Почему прокуратура и другие структуры спокойно наблюдают за происходящим – большой вопрос. По мнению Андрея Петрова, в этой ситуации надзорные органы откровенно недорабатывают. Камчатские антимонопольщики предполагают, что озвученные схемы «хранения» конфискованных судов и рыбопродукции работают не только на Камчатке и применимы не только к судам или рыбопродукции… Кормушка в Авачинской бухте По Федеральному закону «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» конфискованные в пользу государства браконьерские морские суда должны быть «уничтожены». Но нигде не прописано, как именно должны быть уничтожены «бракуши»: сточены напильником, взорваны динамитом, затоплены, сожжены… В законе изначально допущена ошибка – вместо слова «утилизировать» написали слово «уничтожить». Не исключено, что это сознательная ошибка. Эта волшебная оговорка позволяет делать миллиарды на хранении браконьерской рухляди по всей стране. Что касается Камчатки, то наши пограничники регулярно приводят арестованные суда на самую большую в мире морскую штрафплощадку в Авачинской бухте. Камчатские суды регулярно конфискуют их в пользу родины. Так что у бизнеса на «лоханках», как впрочем, и на остальном конфискате, есть хорошая перспектива. Лишь бы всякие непонятливые чиновники и антимонопольщики не мешали. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации