Хулиганы захватили разведроту. Без боя!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


27 января троим налетчикам вынесли приговор. Остальных так и не нашли

1233567922-0.jpg В суде Куйбышевского района Самары закончилось слушание потрясающего во всех отношениях дела. Группа дагестанцев устроила налет на казармы разведроты в военном городке поселка Кряж — 18 солдат избили, забрали мобильники, DVD-плеер и кое-что по мелочи. Бойцы не смогли дать отпор.

Ошибка старлея Зиновьева

Военные неохотно вспоминают, как это было. Стыдно! В этом боевике им достались незавидные роли — мальчиков для битья…

В тот день, как обычно, в 18 часов на КПП заступал новый наряд. Один из солдат, рядовой Сажнев, вышел на улицу покурить. Тут же нарисовался незнакомец в гражданском «кавказской наружности», дернул бойца за рукав: «Из какой ты роты?» Услышав «из разведки», врезал ему в лицо кулаком, а потом и ногой наподдал — да так, что солдат вырубился. За что? Потом скажут, что «дембель», недавно отслуживший в этой части, пришел с друзьями на разборку из-за старой обиды. Вспомнят еще, что восемь лет назад в полку по соседству группа служивых из крепко подралась с разведчиками — возможно, с тех пор кто-то из джигитов держал камень за пазухой…

Пока Сажнев приходил в себя, мимо КПП прошмыгнули пятеро дагестанцев. Их заметил старший лейтенант Зиновьев. Увидел он и лежащего на земле бойца с разбитым носом. Тут бы офицеру и доложить о происшествии командиру части, скрутить наглецов и усилить бдительность. Но он решил: так справимся. Кликнул на подмогу бойцов и выгнал пришлых за ворота. Попутно дали пару тумаков. Незваные гости ушли, злобно сплевывая и матерясь.

«Не сопротивлялись, потому что они – сильнее»

Едва выйдя с КПП, кавказцы по мобильнику вызвали подмогу. Через полчаса на «Газели» и легковушке приехали около 20 «братков». Они шли на КПП, не как к боевому объекту, а как к себе домой. Хотя нет, когда идут домой, не размахивают ножами и не грозятся «всех порвать».

Дневальному пригрозили ножом, и он с перепугу открыл ворота. Трое дагестанцев в момент оборвали провода внутреннего телефона и тревожной кнопки, скрутили дежурных. Этих уже брали на понт — даже нож показывать не стали. Позже на суде вояки признаются: «Парни были крепче нас физически, поэтому мы не сопротивлялись».

— Наши пацаны поговорят, и мы уйдем, — процедил сквозь зубы один из налетчиков.

Захватив КПП, дагестанцы ринулись в общежитие разведроты и рембата — это в одном подъезде. Единственную преграду — металлическую дверь с глазком — взяли хитростью: закрыли глазок пальцем и стали названивать в звонок. Дежурный по роте спросил: «Кто там?» И, не услышав ответа… открыл дверь!

В коридор хлынула толпа кавказцев. Они по двое-трое врывались в комнаты. Искали не то обидчика Зиновьева, не то какого-то земляка. Били всех, кто попадался на пути. Шарили по личным вещам, забирали все ценное. Бойцы не сопротивлялись. Один попытался бороться — его долбанули головой о дверной косяк.

Через полчаса налетчики ушли. Уже на выходе из части они отняли у солдата, возвращавшегося из магазина, пакет с продуктами. А потом вывернули карманы и забрали жвачку.

«Надо было их расстрелять!»

В неофициальной беседе один из военных живописал «КП», как высшее начальство реагировало на инцидент.

- Нас построили на плацу. Прибыл высокий чин, он начал махать руками и кричать на нас. Он говорил, что этих дагестанцев надо было расстрелять, а мы, жалкие трусы, этого не сделали. Но все понимали, что если бы мы кого-нибудь из них убили, на скамье подсудимых сидели бы не налетчики, а мы, военные.

- В тот день многие были в увольнении, — рассказал по секрету один из служащих ремонтной роты. — В гарнизоне остались только 19-летние мальчишки. Они отслужили в армии полгода. Им предложили подписать контракт, и они согласились. Чего от них ждать? Дети еще совсем.

Солдаты в ремроте — это, конечно, не спецназ. Им необязательно быть крутыми, как Рэмбо. А вот про разведку мы всегда думали лучше — ведь этим бойцам придется за линию фронта ходить, языков брать… Но, как объяснили в части, сейчас молодняк учат только ориентироваться на местности и собирать информацию. Ну еще технические навыки приветствуются. А рукопашный бой и битье кирпичей об голову — это уже не их фишка.

В зале суда контрактники смотрелись как побитые дети. Сидели, опустив головы, шмыгали носами и мямлили. И беспредел, который учинили налетчики, объяснили так:

- Служба закончилась в 6 часов, мы уже отдыхали…

«Мы зашли в гости к земляку!»

Вынесем за скобки, почему вместо 20 нападавших на скамье подсудимых оказались только трое. Хотя удивление по этому поводу проскочило даже в выступлении прокурора:

- Это же надо, в деле 7 томов, и никто никого не нашел!

Адвокаты двоих обвиняемых дают такую версию: про остальных ничего не знаем, а наших подзащитных задержали сгоряча. Два приятеля, которые раньше служили в части, приехали проведать земляка. Тот недавно ездил на родину, привез гостинцы. Через КПП к земляку их пропустили без проблем. У столовой к парням без всякой причины прицепился офицер. После конфликта бывшие солдаты ушли из части и понятия не имеют, кто громил казармы…

«Они сказали, что больше так не будут»

Прокурор запросила для обвиняемых от 5 до 8 лет «строгача». Но побитые контрактники попросили судью смягчить наказание.

- Нам возместили моральный и материальный урон, — пояснил Артем Куликов, тот самый паренек, которого били головой об косяк. — И они сказали, что больше так не будут.

Приговор вынесли гуманный. Он еще не вступил в законную силу, у обвиняемых есть время на обжалование. Но расклад такой: самому младшему из нападавших, 23-летнему Джанбулату Садуллаеву, дали 3 года колонии общего режима за побои, грабеж и хулиганство. 25-летнему Марату Шогенову — 2 года и 3 месяца. А Таймурад Абдурахманов получил и вовсе 11 месяцев. Но 10 из них он уже отсидел в КПЗ, пока шло следствие. Так что через месяц парень выйдет на свободу. С чистой совестью.

После драки – с кулаками

Из зала суда мы вышли с чувством, будто нас только что предали. Нас и всю страну в целом. Мы верим, что у нас есть армия, которая готова нас защищать от любого нападения. Неужели все это — только иллюзия?!

Дело о нападении на разведроту — сигнал, как красная ракета в небе. Это — SOS. Сегодня солдат избили и ограбили, завтра заберут у них оружие и из него же откроют огонь…

Понятно, что в разведроте такого уже не случится: они пуганые. Здесь теперь зверский пропускной режим. Внутрь можно попасть только по предварительной записи, да еще и паспорт на время визита отбирают. Чуть что — солдаты хватаются за автоматы. Это в нашей традиции — сжимать кулаки после драки. Но страна-то большая. И в ней много беспечных дневальных и солдат, теряющих бдительность после отбоя.

А хулиганов еще больше…

Кстати

Сейчас полк, разгромленный хулиганами, находится в стадии реорганизации. Мы пытались получить комментарий Второй армии, к которой он относился. Хотели узнать, кто и какое понес за него наказание и как командование оценивает действия своих солдат. Наш запрос военные прочитали, но не взяли. Посоветовали «засунуть его куда подальше», потому что все это «дела минувшие», а запрос — «полная глупость». Ну что же, им виднее, что такое полная глупость. Но если сама армия стесняется «оценить уровень боевой, физической и моральной подготовки побитых дагестанцами контрактников», мы дадим эту оценку словами судьи.

- И эта армия будет нас защищать?! — воскликнула она после очередного слушания дела.

Наш комментарий

Разведчики опозорили армию

В прошлом году «КП» рассказывала о том, как на Дальнем Востоке местная банда держала в страхе целый полк. И вот почти аналогичный случай. Уже похоже на тенденцию, причем позорную для армии.

Таких «разведчиков» даже сторожами на бахчи нельзя допускать. Ибо контрольно-пропускной пункт — не проходной двор. А у дежурного по КПП есть оружие (только где он был, когда мутузили его дневального?). Увидев, что бандит избивает дневального, дежурный обязан был сделать предупредительный выстрел вверх и приказать разбойнику лечь мордой в снег. В случае невыполнения приказа — засадить ему пулю в лоб. Равно как и тем, кто прорывался через КПП. Трупы увезли бы в морг, а дежурный получил бы благодарность командира за образцовое выполнение устава, ценный подарок или даже орден. После этого и бездомные собаки боялись бы подходить к КПП.

Печально признавать: армия разучилась быть армией. Прекрасный повод для министра обороны сократить бесполезное, наложившее в штаны подразделение. И десятикратно ужесточить требования к тем, кто несет внутреннюю службу в частях. Если вооруженные люди не способны защитить даже себя, их трудно назвать защитниками Родины.

Оригинал материала

«Комсомольская правда» от origindate::30.01.09