Цапнуть Цапка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Следственный комитет мог остановить бандитов задолго до массовой резни в Кущёвской

1291705770-0.jpg Сейчас, после всероссийского скандала, руководители силовых ведомств запоздало ринулись наказывать своих подчиненных за многолетнюю слепоту. Сильнее других досталось МВД. На милицию спускают теперь всех собак, и вполне справедливо. Но это лишь половина справедливости. Вторая состоит в том, что не одна только милиция покрывала группировку Цапков. На банду работала вся правоохранительная система края; но и в прокуратуре, и в ФСБ, и в СКП, и в суде головы полетели лишь у пары стрелочников, основное большинство отделались дисциплинарными взысканиями.

После драки кулаками не машут. Что толку от показательных порок, если не меняют они самой сути. Не отдельные генералы и полковники крышевали Цапка; такова система, которая безотказно работает по всей стране. Пока есть деньги, тебе ничто не грозит; максимум — разорение…

Журналисты уже писали, что местные правоохранители были отлично осведомлены о подвигах банды Цапка. Сегодня я готов доказать это документально. В распоряжении редакции имеется копия сенсационного документа — анонимного заявления, направленного в Краснодарское управление СКП полтора года назад. Изложенные в нем факты известны теперь всей стране.

Это справка-меморандум на пяти листах. Судя по стилю, она вышла из стен краснодарской милиции. В ней подробно описывается подноготная Цапков, структура ОПГ и список ее лидеров, в точности совпадающий с именами нынешних арестантов. (Есть даже перечень используемых в банде автомобилей.)

Фигурирует в документе и конкретная информация по девяти уголовным делам (убийства, хулиганства, поджоги), к которым были причастны члены группировки. В их числе: убийство некоего Скокова и покушение на гражданина Невзорова в Кущёвской летом 1995 года; убийство Александра Иванова в сентябре 1998 года; погромы, организованные бандитами осенью 2000-го на хуторе Нардегин. Цитата из справки: “Указанная преступная группа склонна к совершению тяжких преступлений, таких как: вымогательство, разбои, убийства, нанесение тяжкого вреда здоровью, хулиганство, изнасилования”.

Если бы эту информацию кто-нибудь удосужился вовремя проверить или хотя бы переправить в Москву, семья фермера Аметова, может, была до сих пор жива. Но в том-то и штука, что правда о Цапках оказалась никому не нужна. Это ровно тот случай, когда молчание — действительно золото…

Судя по входящему штампу, документ пришел в Краснодарское управление СКП по почте и был зарегистрирован 9 июня прошлого года. 10 июня тогдашний и.о. руководителя СКП Аслан Хуаде написал резолюцию начальнику отдела процессуального контроля Ольге Шуравиной: изучить дела и направить материал в уголовный розыск.

На этом история бумаг заканчивается. Никаких дел никто, разумеется, поднимать не стал. И проверять информацию желающих тоже не нашлось.

Краснодарский следственный комитет, и в частности его первый зам Аслан Хуаде (он больше полугода исполнял обязанности руководителя), вообще испытывал к “цапкам” странное влечение.

Буквально накануне убийства Аметовых в этом ведомстве похоронили очередное уголовное дело, способное потревожить покой авторитетных людей. На этот раз речь шла о незаконном лишении свободы 15 граждан Украины, которых насильно удерживали на плантациях фирмы “Артекс-Агро” — одной из житниц группировки, оформленной на мать Цапка. Украинцы угодили в рабство минувшим апрелем, когда, поддавшись на уговоры вербовщиков, приехали в Кущёвский район на сельхозработы. Обещанной зарплаты они так и не увидели, паспорта у них отобрали, за территорию не пускали, регулярно избивали. Работали за еду и ночлег.

Не выдержав жизни в кущёвском концлагере, две заложницы — Светлана Борка и Зита Вайс — сумели сбежать и добраться до Ростова. Помыкавшись, они отправились в генконсульство Украины за новыми паспортами. Там-то все и открылось.

После обращения генконсула в окружной главк МВД в Кущёвскую незамедлительно выехала оперативная группа ЮФО. В ночь на 27 октября 13 оставшихся рабов были освобождены. Их доставили в межрайонный отдел СКП, где взяли подробные показания. К утру все материалы для возбуждения уголовного дела были готовы, определился и главный подозреваемый — подручный Цапка Николай Шевченко по кличке Хряк.

С чувством выполненного долга опергруппа вернулась в Ростов. Лишь позже сыщики узнают, что украинцы вдруг “отказались” от прежних показаний; паспорта у них не отбирали — они сами, оказывается, отдали их на хранение. И силком никто не держал; просто им нравилось жить и трудиться на благодатной кубанской земле. А посему в возбуждении уголовного дела против Хряка Павловский межрайонный отдел СКП благополучно отказал.

Когда в Ростове спохватились, было поздно; вчерашние рабы уже вернулись домой, и в Россию их калачом теперь не заманишь. А раз нет потерпевших — значит, нет и перспективы…

Все эти факты всплыли теперь в ходе многочисленных проверок. Параллельно выясняется, что заявления о бандитских бесчинствах поступали силовикам регулярно на протяжении многих лет. Несмотря на это, “цапки” продолжали чувствовать себя хозяевами района, а их родовая фирма “Артекс-Агро” стала одним из лидеров сельского хозяйства Кубани. (Сейчас оперативные службы разбираются, например, почему краевая администрация включила именно этот холдинг в федеральную программу, направив сюда десятки бюджетных миллионов.)

Кто ответил за это? Ведь только с молчаливого согласия властей преступная группировка превратилась в могучую империю.

Отставки в милиции широко известны; об увольнении начальника ГУВД Сергея Кучерука президент объявил прямо в ходе Послания. Кум Цапка, главный борец с экстремизмом краснодарской милиции Александр Ходыч, спешно арестован (правда, совсем по другому уголовному делу).

А что изменилось в прокуратуре, и особенно в СКП? Почему с должностей полетели исключительно мелкие сошки: начальники и зам. начальников отделов?

Аслан Хуаде, похоронивший опасные для Цапка материалы, отделался легким испугом: его всего-навсего предупредили о неполном служебном соответствии. Начальник Павловского межрайонного отдела СКП даже не получил выговора.

Бьюсь об заклад, уже через пару месяцев эти замечательные люди будут работать в обновленном Следственном комитете, и это — красноречивее любых показательных порок…

P.S. Прошу считать эту публикацию официальным депутатским запросом к генеральному прокурору.

Александр Хинштейн

Оригинал материала

«Московский комсомолец» от origindate::07.12.10