Царская охота

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Новая газета", origindate::10.02.2005

Охотный ряд: два Сергея, Борис и Никита

За что люди, похожие на министров, спикера и знаменитого кинорежиссера, преследуют парнокопытных

Виталий Ярошевский, Фотографии предоставил Михаил Афанасьев

Converted 18212.jpg

Первый слева — охотник, похожий на Степана Никитича. Третий справа — охотник, похожий на Никиту Сергеевича. Каратошско-Инейский заказник. Хакасия

Они окончательно озверели. В том смысле, что решили быть ближе к зверью. А поскольку мест обитания диких животных в России становится все меньше, как и самих животных, то наши народом избранные, а также президентом назначенные вип-персоны решили осваивать нехоженые российские тропы. От них адреналина, между прочим, больше, чем от какого-нибудь Куршавеля. Там — «изумрудные» ванны, а здесь — банька с веничком; там — коньяк за какие-то несусветные евротыщи, а тут — родная беленькая со слезой (впрочем, коньяк, скорее всего, тоже есть); там — кавиар на серебре, а здесь — марал на снегу, живой... Был еще секунду назад, пока ты его собственноручно не завалил из ружья. Я уж не говорю о невероятных приключениях в обществе русских красавиц после удачной охоты и легкого пара: зачем говорить о том, чего наверняка не было. А что было-то?

А была (см. выше) — охота! Царская! И участвовали в ,ней, по словам свидетелей, люди, похожие на министра по чрезвычайным ситуациям РФ Шойгу С.К., министра иностранных дел того же государства Лаврова СВ., спикера парламента шестой части суши Грызлова Б.В. и выдающегося кинорежиссера («бесогона» — как он сам себя не так давно окрестил) Михалкова Н.С.

Стреляли по живым мишеням в разное время, но в одном месте. И имя этому месту — Каратошеко-Инейский заказник, что в Хакасии. Край, можно сказать, света, но какие с этого края открываются перспективы...

Вот, например, что говорит о них статья 258 УК РФ «Незаконная охота», а в ней пункт «г»: незаконной считается охота «на территории заповедника, заказника <...>» {как раз наш случай. — В.Я.), за что нарушитель «наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда <...>, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев».

Но наши герои, на которых так похожи охотники, насколько мне известно, слава богу, на свободе, исполняют служебные обязанности: борются с природными катаклизмами, разъясняют миру политику государства, принимают законы (да хотя бы тот же УК РФ) и изгоняют бесов из заблудших душ соотечественников с помощью высокого искусства, в нашем случае — искусства кино. А главное, постоянно нам, грешным, внушают: мол, надо жить по совести и по закону.

Такое радение о благе Отечества и проживающего на его территории населения требует сопоставимого по масштабам отдыха, для чего заказник с непуганым зверьем — самое место. И неважно, что охота здесь запрещена, а местные жители возмущены высокопоставленным беспределом. Охотоведы, те вообще нюх потеряли — самого министра Шойгу пытались остановить. Шойгу, в отличие от не ушедших от него парнокопытных, от охотоведов ушел, но обещал вернуться. А те, со своей стороны, обещали при случае его обязательно взять. Пока не взяли, но все у них впереди, наверное.

Я к такому выводу пришел после долгой беседы с абаканским журналистом Михаилом Афанасьевым, который явился в редакцию не с пустыми руками, а с видеокассетой, кучей фотографий и пачкой документов. В них все, что вы хотели знать, но боялись спросить о незаконной охоте и охотниках. История — полудетективная. Ну, например, о том, как прорывал «оцепление» министр по чрезвычайным ситуациям.

Рассказывает прошлогодний лауреат премии имени А.Д. Сахарова «За журналистику как поступок» Михаил Афанасьев: — 18 января сего года Сергей Кужугетович Шойгу покинул наши края вместе с министром Лавровым. На пару здесь отдыхали.

А в двадцатых числах декабря прошлого года кортеж Шойгу из трех авто пытались остановить местные охотоведы. Но не сумели. Обычно, задерживая браконьеров, они перегораживают дорогу служебной машиной. В случае с Шойгу охотоведы этого не сделали, а просто вышли на обочину с милицейским жезлом. Министр, конечно, жезла не заметил и прошелестел мимо.

В связи с этим охотоведы пообещали в следующий раз дорогу обязательно перекрыть. И кто им попадется — Шойгу, Лавров, Грызлов (тоже любитель наших мест, отдыхал здесь примерно год назад) или еще какая московская знать — для них не важно. Достали нас, говорят. Ведь если верить егерям, обычно охота проходит так: браконьеры расстреливают стадо маралов, одного разделывают на мясо, остальные туши — в речку.

Кстати, сам Михаил Афанасьев премию им. Сахарова получил как раз [page_14492.htm за серию публикаций в местной печати об уничтожении фауны в заповедных зонах Хакасии] — иными словами, за материалы о браконьерах, больших и маленьких.

Впрочем, в Москву за премией он не приехал, хотя приглашали, потому что был 9 декабря «изъят» из койки абаканской больницы и водворен в местный изолятор временного содержания. В этот же день против него было возбуждено уголовное дело. Причина та же — газетные статьи о незаконном убийстве диких животных.

Заявил на журналиста Виктор Михайлович Зимин, который на территории Каратошско-Инейского заказника, по утверждению журналиста, «держит» базу для вип-персон. Получилось, Афанасьев в своих статьях о незаконной охоте замахнулся на святое, что г-н Зимин посчитал клеветой. Прокурор пообещал Михаилу «пресс-камеру», где он во всем признается, но попросил на него не серчать: мол, мы люди подневольные, приказы выполняем. Дело довели до суда, который, однако, не состоялся, Афанасьева освободили. Как полагает Михаил, власти просто испугались огласки (см. «Новую» № 92 за 2004 г).

А теперь самое время с его слов рассказать о неудачливом истце — Викторе Михайловиче Зимине. Прибыл он в Абакан «в одной фуфайке лет десять назад», но быстро пошел в гору, потому что познакомился с Шойгу, который, так уж совпало, в этих местах в то время отдыхал. И стал В.М. Зимин аж заместителем начальника Абаканского филиала Красноярской железной дороги по строительству. И построил в таежном заказнике охотничий «домик», который больше похож на особняк с Рублево-Успенского шоссе.

Как рассказывает Афанасьев, обустроившись, Зимин с ведома начальника охотуправления Хакасии Сергея Викторовича Машукова начал развлекать московский бомонд. И бомонд этот в лице отдельных его представителей стал, думается, соучастником незаконной охоты и продолжает им быть. Главное, всем удобно: одни диких животных убивают, другие им это убийство гарантируют. А чтобы не было лишних вопросов со стороны разного рода защитников живой природы и недоговороспоообных журналистов, рассказывают направо и налево о своих московских связях: «Ну что, брат Путин?». «Да так, брат, — отвечает, бывало, — так как-то всё...». Кроме шуток: они самого Владимира Владимировича сюда заманили — выше только Бог

ВВП посетил Каратошско-Инейский заказник весной 2001 года. Гостеприимные хозяева приготовили для президента «рояль в кустах» — стадо маралов в полсотни голов. Но охотиться глава государства отказался категорически. Свидетели высочайшего отказа стрелять по парнокопытным есть — простые охотоведы, которым Путин сказал, что он не любитель «царской забавы». Зато один весьма известный кинорежиссер — очень даже любитель.

Передо мной — фотографии не очень хорошего качества: «лица стерты, краски тусклы». Поэтому пишу так: на фотографиях — человек, похожий на Никиту Сергеевича Михалкова. Он не только сам бродил с ружьишком по хакасской тайге, как когда-то Ленин В.И. в окрестностях Шушенского, но и человека, похожего на Степана Никитича Михалкова (сына, надо полагать), к этим оздоровительным прогулкам приобщил.

Даже на замутненных карточках угадывается фирменная киношная улыбка из-под усов. Еще угадываются люди, похожие на отца и сына, рядом с тушей сраженного наповал животного (кем, мы не уточняем). А вот человек, похожий на Степана Никитича, с карабином в руках склонился над убитым детенышем косули. Снайперский, наверное, был выстрел.

Тайга, зима, трофеи... Интересно, о чем они говорили после за накрытым столом, за что выпивали и закусывали? Наверное, за скорейшее духовное возрождение русского народа...

Не знаю, как народная духовность, а вот поголовье маралов в Хакасии не скоро возродится, если возродится вообще. Местные охотоведы говорят, что осталось десятка два особей. А было несколько тысяч — до 1996 года, пока не свалилась на хакасскую тайгу «царская забава». После чего и вырос в этих местах, как лишайник на гнилой древесине, современный охотовладельческий строй.

Converted 18213.jpg