Царь под «прикрытием»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Царь под «прикрытием» Осенью 1910 года Г.Бинта привлекли для слежки за младшим братом Николая II – великим князем Михаилом Александровичем, когда тот собирался заключить морганатический брак с Наталией Сергеевной Вульферт

" Из истории заграничной агентуры После 1881 года характер использования негласной агентуры отчасти меняется. Наряду с разведывательными и контрразведывательными задачами, негласная агентура начинает использоваться для организации «прикрытия» зарубежных визитов российских самодержцев и контроля за деятельностью террористов. С этой целью формируется Заграничная агентура, которая находилась в ведении Департамента полиции. Заграничная агентура Департамента полиции, кроме выявления потенциальных террористов в среде революционных эмигрантов, занималась также охраной членов императорской семьи при посещении ими Европы. Самый известный руководитель Заграничной агентуры – П.И. Рачковский ( с 1882 по 1902 г.) начал привлекать в сотрудники иностранцев-профессионалов. Так, агентом наружного наблюдения стал Генри Бинт – владелец частного розыскного бюро «Бинт и Самбэн». Он начал сотрудничать с российскими спецслужбами еще в 1883 году, и это сотрудничество продолжалось вплоть до 1917 года. Под «крышей» этого частного сыскного агентства скрывалось ядро резидентуры Рачковского и его преемников. Рачковский лично сопровождал императора, контролируя деятельность своих агентов. Мемуарист, описывая поездку Николая II в 1896 году по Австрии, Франции и Германии, говорит, что Рачковский «был главною скрытою пружиною всего заграничного путешествия Государя; вся забота о безопасности Его Величества и вся ответственность лежала исключительно на его плечах…все меры, которые принимались для охраны Государя правительствами тех стран, которые посещал Его Величество, принимались по его указанию и исходили от него. Он безотлучно совершил все путешествие вместе с нами, хотя никто из нас, кроме генерала Гессе, в распоряжении которого он числился, его не знал и не видел, и только в Дармштадте, где он частным человеком жил в гостинице недалеко от дворца, мне пришлось с ним столкнуться и ближе его узнать». Император лично благодарил Рачковского за службу и наградил его орденом Св. Владимира 4-й степени. Охрана высоких особ была делом не только хлопотным, деликатным и ответственным, но и выгодным. Сотрудники Заграничной агентуры, успешно «прикрывавшие» царя либо его близких, получали наградные, чины и ордена. Так, в 1893 году Аркадий Гекельман охранял Александра III в тихом Копенгагене, получив за это большие подъемные, «царский подарок» и орден Данеборга с золотой медалью. Он же сопровождал императора в Швецию и Норвегию на охоту, также получив за это наградные. Кстати, взлет его карьеры пришелся на 1889 г., когда он, под именем Ландезена, организовал в Париже, с ведома Рачковского, мастерскую по изготовлению бомб для покушения на Александра III. Все вошедшие в это дело революционеры были арестованы французской полицией и после громкого суда над ними приговорены к различным срокам каторжных работ. Это событие ускорило политическое сближение России и Франции. В апреле 1894 года Аркадия Гекельмана командировали в Кобург для охраны наследника – цесаревича Николая Александровича, который отправился туда свататься к Алисе Гессенской, будущей русской императрице Александре Федоровне. Агент получил 1000 рублей подъемных и ценный подарок. В 1896 году Гекельман, превратившись в инженера Аркадия Михайловича Гартинга, охранял младшего брата Николая II – великого князя Георгия Александровича на вилле Turbi на юге Франции, около Ниццы. Вскоре в Братиславе он «прикрывал» встречу Николая II с кайзером Вильгельмом II. Гартинг сопровождал царя в Париж, затем в Лондон, получив там орден Виктории, в Дармштадт, где был удостоен ордена Эрнеста. С 1906 года в европейских командировках начали принимать участие и филеры дворцовой охраны, входившие в отряд полковника А.И.Спиридовича. Так, в марте 1914 года руководитель Заграничной агентуры А.А. Красильников докладывал директору Департамента полиции, что «предъявление агентам Дворцовой Агентуры проживающих за границей революционеров представляется в настоящее время более трудным, чем это было в предшествующие годы. В Париже Бурцев ныне проявляет усиленную деятельность, стараясь выслеживать ведущееся наблюдение и установить наблюдательных агентов, для чего сподвижники его Леруа и др. специально обходят улицы кварталов, где проживают эмигранты». Начиная с 1909 года, люди Спиридовича сопровождали всех особ императорской фамилии в их поездках за границу. Летом 1920 года в Наугейм, где лечилась императрица Александра Федоровна, откомандировали 20 агентов дворцовой охраны. Во время итальянского визита Николая II агентов было меньше, поскольку на этом настояла принимающая сторона. При свидании Николая II с членами румынской королевской фамилии в 1914 году в Констанце число агентов по настоянию румынского правительства довели до 30 человек. Чины дворцовой полиции во время заграничных командировок действовали в тесном контакте с местными службами безопасности и даже формально передавались в распоряжение полиции данного государства. Создатель Заграничной резидентуры Рачковский «прикрывал» знакомство царской семьи с французким экстрасенсом Филиппом. Встреча Филиппа с царской семьей состоялась в сентябре 1901 года во время визита Николая II во Францию. Агенту Мануйлову поручили встретить француза у входа во дворец и «слегка проэкзаменовать». С первой же встречи Филипп сумел заворожить монархов, которые попросили его обосноваться в России. Его поселили близ дворца, и раз или два в неделю он проводил в присутствии царской семьи сеансы гипноза, занимался пророчеством, опытами воплощения и черной магии. Он предсказал императрице рождение сына. Когда влияние Филиппа начало приобретать политическое значение, Рачковский собрал на него досье, в котором представил его шарлатаном и авантюристом. Заграничная агентура использовалась полковником Спиридовичем и для решения деликатных проблем, затрагивающих престиж императорской фамилии. Осенью 1910 года Г.Бинта привлекли для слежки за младшим братом Николая II – великим князем Михаилом Александровичем, когда тот собирался заключить морганатический брак с Наталией Сергеевной Вульферт. П.А. Столыпин докладывал В.Б. Фредериксу: «Бинт – самый опытный агент, владеет французким, немецким и английским языком. Он снабжен вполне достаточной суммой. Бинт учредит под видом богатого коммерсанта безотлучное наблюдение за путешественниками». Тогда свадьбу удалось предотвратить. В 1913 году великий князь Михаил Александрович все-таки женился на Н.С. Вульферт. Вдовствующая императрица Мария Федоровна всячески противилась этому шагу сына, используя для этого даже дворцовые спецслужбы. Вульферт, в девичестве Шереметевская, дочь московского адвоката, в 1902 году вышла замуж за московского актера Мамонтова, в 1905 году, разведясь с ним, во второй раз вышла замуж за гвардейского ротмистра Вульферта, служившего в лейб-гвардии Кирасирском полку. Полком командовал великий князь Михаил Александрович. Наталия Вульферт стала его любовницей. Она развелась с Вульфертом и вскоре родила великому князю ребенка. Весной 1913 года они выехали из России. Чины Дворцовой полиции и Заграничная агентура были подняты на ноги, чтобы не допустить венчания великого князя. В мае 1913 года любовники поселились в Берхтесгадене, на границе Верхней Баварии и Тироля. Великому князю удалось обмануть плотное кольцо негласной охраны: он вскользь упомянул о своем намерении выехать в Ниццу, туда и были брошены все агенты. Но сам великий князь выехал в Вену, куда раньше отправился его доверенный. В Вене была православная церковь, устроенная сербским правительством для своих подданных. Настоятель этой церкви за тысячу крон тайно обвенчал высокую чету. Таким образом, в деятельности Заграничной агентуры были как успехи, так и провалы. Но в целом она работала вполне успешно и стала необходимым звеном в обеспечении безопасности заграничных вояжей членов императорской семьи."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации