Цементная вертикаль

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Цементная вертикаль Купив цементный бизнес у супруги московского мэра Елены Батуриной, глава «Евроцемент груп» Филарет Гальчев в мгновение ока превратился в отраслевого монополиста. Пока аналитики размышляют, откуда Гальчев взял деньги на масштабные приобретения, покупатели столичных новостроек расплачиваются за создание цементного мегахолдинга.

" (19.07.2005) "Когда в конце 1990-х компании, близкие к московскому правительству, начали скупать цементные заводы, их прежние владельцы недоумевали: «У мирового лидера отрасли Lafarge нет столько «кэша», сколько готова отдать какая-нибудь столичная строительная фирма». С недавних пор в роли продавцов выступают уже москвичи. А в богатого покупателя превратилась возглавляемая Филаретом Гальчевым «Евроцемент груп». Скупая цементные активы «Интеко» и «СУ-155», гальчевский холдинг превращается в отраслевую монополию федерального уровня. Уже сейчас «Евроцемент», владеющий 13 российскими и двумя украинскими заводами, контролирует около 40% российского рынка цемента, а в Москве и Санкт-Петербурге его доля доходит до 70%. Строительный бум и неизбежная интеграция региональных политических элит в «вертикаль власти» помогают Гальчеву создать нечто вроде «цементного» «Газпрома». Теперь глава «Евроцемента» может смело менять правила игры на национальном строительном рынке. Угольные копи В 1991-м, когда Елена Батурина создала кооператив «Интеко», обладатель «красного диплома» Московского горного института Филарет Гальчев еще только начинал трудовую деятельность на посту гендиректора «Международного торгового дома угольной промышленности» и едва ли задумывался об организации собственного бизнеса. Однако именно твердые горючие ископаемые сыграли в его карьере определяющую роль. Дело в том, что на угольной тематике (очевидно, отдавая должное шахтерскому прошлому своего отца) специализировался первый послевузовский начальник Гальчева Георгий Краснянский – сын влиятельного московского чиновника, будущего руководителя Департамента инвестиционных программ строительства (ДИПС) Леонида Краснянского, знакомство с которым открыло перед нашим героем двери в очень многие кабинеты. Краснянский-младший занимал пост заместителя директора по научной работе в Институте горного дела им. А. А. Скачинского, куда будущий «цементный барон» попал по распределению. В 1993-м, став первым заместителем гендиректора госкомпании «Росуголь», Георгий Краснянский посодействовал назначению Гальчева начальником управления организации рынка угля. И уже через три года наш герой поднакопил достаточно опыта и связей, чтобы основать крупнейшую на тот момент углетрейдерскую компанию «Росуглесбыт». Георгий Краснянский возглавил совет директоров компании. Участие «Росуглесбыта» в государственных «угольных» программах стало нормой, равно как и кредитование гальчевской компании Сбербанком. Тесные взаимоотношения со «Сбером» сохранились у Гальчева и после того, как он ушел из угольной отрасли. Но прежде чем вплотную заняться цементом, Филарет Гальчев успел не только поторговать углем, но и приобрести опыт в управлении добычей в качестве одного из совладельцев Красноярской угольной компании (КУК). Поучаствовать в приватизации «Красугля» основателю «Росуглесбыта» предложил экс-министр топлива и энергетики Сергей Генералов. В начале 2000-го экс-чиновник и углетрейдер купили на инвестиционном конкурсе 75% акций КУК. За контрольный пакет компании с годовым оборотом $100 млн партнеры заплатили $30 млн. Правда, было еще обещание со стороны новых собственников в будущем инвестировать в «Красуголь» $40 млн и 780 млн руб. А через несколько месяцев после заключения сделки Филарет Гальчев, как председатель совета директоров «Красугля», подписал с главой Всемирного банка Джеймсом Вульфенсоном меморандум о привлечении в «Красуголь» $300 млн. Но главной страховкой для опасавшейся продешевить администрации Красноярского края стало оговоренное во время приватизации КУК условие, согласно которому перешедшие в частные руки акции «Красугля» должны храниться в РФФИ до того момента, пока новые собственники не заплатят все бюджетные долги угольной компании. Изначально Гальчев и Генералов собирались погасить долги с помощью РАО «ЕЭС России». Глава энергохолдинга Анатолий Чубайс обязался закупить 43 млн тонн угля для отопительного сезона. Поэтому владельцы «Красугля» даже вложили около 1,4 млрд руб. в расширение производственной базы. Но РАО купило только 35 млн тонн. А руководство Красноярского края потребовало от владельцев КУК отдать деньги, уже вложенные в расширение производственной базы, в качестве налогов в краевую казну, которая в тот момент страдала из-за сокращения налоговых отчислений со стороны «Русского алюминия» и «Норильского никеля». Чтобы расплатиться с краевой администрацией, «Красуголь» пришлось продать. Тем более, что и покупатель в лице сделавшей энергетические угли одним из своих приоритетных направлений «Группы МДМ» готов был заплатить неплохую цену. Из слов Гальчева следует, что соответствующее решение Генералов принимал чуть ли не единолично. 75-процентный пакет «Красугля» был распределен между партнерами поровну, но часть «гальчевских» акций были записаны на одну из их совместных компаний. Поэтому Генералов мог распоряжаться основной частью активов. А стало быть, экс-министр больше всего заработал на сделке, сумма которой, по мнению ряда экспертов, превышала $100 млн. Впрочем, Филарет Гальчев тоже не остался внакладе. Когда в 2002-м он обратил внимание на цементный холдинг «Штерн-цемент», недостатка в ресурсах для задуманного поглощения у нашего героя не было. Хлеб строительства По словам самого Гальчева, прежде чем заняться цементом, он вместе со своей командой проанализировал все отрасли отечественной промышленности, кроме топливно-энергетического комплекса. Такое самоограничение вполне объяснимо. На истории с «Красуглем» Гальчев убедился, что вкладываться в ТЭК можно только при наличии политической поддержки на федеральном уровне. В строительной сфере политика тоже играет немаловажную роль. Но в данном случае многое определяют местные власти. А при сохранении партнерства с Краснянским-младшим у Гальчева оставались выходы на Краснянского-старшего с вытекающими отсюда преференциями на самом емком в России московском строительном рынке. Не исключено, что именно руководитель ДИПС обратил внимание делового партнера своего сына на холдинг «Штерн-цемент», созданный другим влиятельным столичным чиновником – заместителем руководителя Комплекса перспективного развития Владимиром Штернфельдом. По некоторым сведениям, взаимоотношения двух московских строителей – Штернфельда и Краснянского – были далеки от идеальных. Но до поры до времени Штернфельд оставался для мэрии «своим». В фазу открытого противостояния конфликт перешел в 2000-м, когда основатель «Штерн-цемента» после многолетнего перерыва вновь возглавил свое детище и на 40% поднял отпускные цены. Для Москвы такое решение, якобы обусловленное ростом цен на энергоносители, оказалось тем более чувствительным, что «Штерн-Цемент» поставлял до 60% требуемого столичным строителям цемента. В июле 2002-го по инициативе руководителя московского строительного комплекса Владимира Ресина Министерство по антимонопольной политике (МАП) возбудило дело о картельном сговоре крупнейших поставщиков цемента. Главным обвиняемым стал «Штерн-цемент». Но к тому моменту 51% акций «Штерн-цемента» уже перешел в распоряжение Филарета Гальчева и Георгия Краснянского. Сделке в немалой степени поспособствовали разругавшийся со Штернфельдом его партнер Вадим Юхнович и миноритарий цементного холдинга американский инвестиционный фонд Russia Partners. Почти сразу после покупки «Штерн-цемента» Гальчев снизил цену на цемент для строителей муниципальных жилых домов с 950 руб. до 780 руб. за тонну. Но продолжил начатую предшественником скупку «бесхозных» цементных заводов. «Если у меня получится к концу года собрать все цементные заводы России, я это сделаю», – заявлял новый руководитель «Штерн-цемента» в августе 2002-го. Однако уже осенью того же года инвесткомпания «Атон» за $90 млн продала «Интеко» «Осколцемент», к которому изначально присматривался Гальчев. После того, как Елена Батурина приобрела еще и Белгородский цементный завод, доля «Штерн-цемента» на столичном рынке снизилась до 50%. А в начале 2004-го добычей «Интеко» стал лидер северо-западного строительного рынка «Пикалевский цемент», вдвое превосходящий «Савинский цементный завод» Гальчева. Высокие отношения Ослабление конкурентных позиций «Штерн-цемента» Филарет Гальчев впоследствии объяснял действиями, а точнее бездействием Russia Partners. Миноритарии, якобы, не хотели вкладываться в приобретение новых заводов. В свою очередь, американцы, купившие 41% акций цементного холдинга еще в 1996-м, в ту пору, когда компанией руководил сын Владимира Штернфельда Владислав Максимов, хотели сначала получить возврат на вложенные $20 млн. Поэтому поначалу они приветствовали смену основного собственника «Штерн-цемента» и одобряли все шаги Гальчева, начиная с кардинальной смены управленческой команды и заканчивая переименованием холдинга в «Евроцемент». Управляющий директор Russia Partners Владимир Андриенко признает, что в 2003-м новые акционеры цементного холдинга проделали огромную работу. «Чистые продажи компании составили $210 млн при использовании 95% мощностей. В это время компания стоила $250 млн», – утверждает Андриенко. Исходя из этих оценок, Russia Partners уже тогда могла выкупить свою долю за $100 млн (при первоначально вложенных $20 млн). Однако американцам и этого показалось мало. Они поставили вопрос об IPO, увязав собственный выход из проекта с запланированным на 2006-й год биржевым размещением акций. После того, как «Евроцемент» превратился бы в публичную компанию, цена избавления от миноритариев могла бы возрасти для Гальчева в разы. Чтобы избежать этого, он поставил вопрос о $150-миллионной допэмиссии, размывающей долю Russia Partners. Американский инвестфонд, естественно, воспротивился. Тогда главный акционер решил выкупить у Russia Partners его акции. Потенциальных контрагентов это тоже не устроило. «Гальчев предложил 20% от настоящей цены нашего пакета», – сетует Владимир Андриенко. Затем Russia Partners неожиданно для себя перестали получать информацию о деятельности «Евроцемента». Обращения в Московский арбитражный суд и Федеральную службу по финансовым рынкам особого действия не возымели. А в декабре 2004-го Филарет Гальчев объявил о создании «Евроцемент груп», на баланс которой впоследствии были переведены все «евроцементовские» предприятия. Подчиненные Гальчева утверждают, что, несмотря на перевод финансовых потоков в пользу другого юрлица, интересы миноритариев «малого» «Евроцемента» пострадали. В Russia Partners придерживаются иной точки зрения. Анализируя «евроцементовскую» отчетность, Владимир Андриенко, обращает внимание на то, что «по итогам 2004 года при росте продаж на 60% Гальчев заявил чистую прибыль в размере $14 млн, тогда как за тот же период 2003 года она составляла $40 млн». Судебная тяжба между Филаретом Гальчевым и Russia Partners продолжается. Поскольку новоиспеченный глава «Евроцемент груп» выигрывает в российских арбитражных судах, американский инвестфонд собирается добиваться справедливости в Лондоне. Как бы там ни было, конфликт с инвесторами не помешал Гальчеву весной 2005-го осуществить сделку, превращающую его в главного российского производителя цемента. Отступление Елены В апреле 2005 года «Евроцемент груп» купила семь заводов у компании «Интеко» и еще два – «Ульяновскцемент» и «Жигулевские стройматериалы» – у «СУ-155». Устами анонимных источников в мэрии Москвы и в самой «Интеко» была названа сумма первой сделки – $800 млн. Активы «СУ-155» оцениваются в $100 млн. Если исходить из приводимых руководством «Евроцемента» данных, сумма, затраченная на новые приобретения, почти втрое превышает объем продаж компании. Ради батуринских цементных активов Гальчеву стоило залезть в долги. «Евроцемент» и «Интеко» сильно сблизились по объему производственных мощностей. Если бы цементный бизнес «Интеко» выкупили швейцарская Holcim или французская Lafarge, «Евроцемент» окончательно потерял бы пальму первенства. Тем более, что и Holcim, и Lafarge имеют собственные заводы в Московской области, а у Lafarge есть мощности еще и на Урале. В довершение ко всему по рынку поползли слухи, что «Интеко» собирается купить «Кавказцемент» – крупный завод в Карачаево-Черкесии, контролировавшийся семьей президента республики Мустафы Батдыева и структурами его университетского товарища экс-депутата Госдумы Григория Томчина. Если бы не развязавшаяся в октябре прошлого года кровавая драма, в ходе которой были убиты молодые представители влиятельных местных кланов, в чем впоследствии был обвинен батдыевский зять Алий Каитов, «Интеко» наверняка купила бы «Кавказцемент». Но в свете изменившихся обстоятельств сделка могла бы сильно навредить Юрию Лужкову. Лишенный напрямую не связанных с его бизнесом политических ограничений Гальчев без тени сомнения купил завод – и даже, вероятно, с дисконтом. Но в случае, когда продавцом выступает супруга московского мэра, дисконт едва ли возможен. К концу 2004 года финансовые вложения «Интеко» составляли $340 млн, причем акции «Осколцемента» оценивались в $97 млн, «Белгородского цемента» – в $113 млн и «Пикалевского цемента» – в 40 млн. Исходя из этих данных стоимость цементного бизнеса Елены Батуриной не превышает $400 млн. Конечно, Гальчев мог заплатить премию к этой сумме, поскольку в результате сделок с «Интеко» и «СУ-155» «Евроцемент» вплотную приблизил свою долю на московском рынке к 60%, а его доля в общероссийском производстве достигла 45%. Но двукратный бонус заставляет усомниться в том, что участники данной сделки руководствовались исключительно коммерческими соображениями. Не исключено, что в преддверии окончания срока пребывания Юрия Лужкова на посту столичного градоначальника Елена Батурина старается как можно выгоднее продать свои активы. А федеральный центр, заинтересованный в максимально спокойном уходе Лужкова на заслуженный отдых, всячески этому стремлению способствует. В том числе и посредством кредитов, выдаваемых Сбербанком «Евроцементу», чья задолженность перед крупнейшим финансовым институтом страны к марту 2005-го возросла, по сведениям «Ко», до 12,3 млрд руб. Другое дело, что и кредитор, и заемщик заинтересованы в своевременном возвращении долгов. Видимо, этим обстоятельством обусловлено недавнее решение усиленного «интековскими» заводами «Евроцемента» поднять отпускные цены на 60%. И пока Федеральная антимонопольная служба высказывает свое неудовольствие действиями Филарета Гальчева, московские строители готовятся к повышению цен на «конечный продукт». Теперь у федеральной цементной монополии нет противовеса. Что такое «Евроцемент груп» Год основания: 2004 Специализация: производство цемента Оборот: $330 млн Основные активы: «Мальцовский портландцемент» (Брянская обл.), «Михайловцемент» (Рязанская обл.), «Липецкцемент» (г.Липецк), «Савинский цементный завод» (Архангельская обл.), «Катавский цемент» (Челябинская обл.), «Невьянский цементник» (Свердловская обл.), «Кавказцемент» (Карачаево-Черкесия), «Осколцемент» (Белгородская обл.), «Белгородский цемент» (г. Белгород), «Пикалевский цемент» (Ленинградская обл.), «Подгоренский цементник» (Воронежская обл.), «Ульяновскцемент» (Ульяновская обл.), «Жигулевские стройматериалы» (Самарская обл.), «Балцем» (Украина, Харьковская обл.) и «Краматорский цементный завод «Пушка» (Украина, Донецкая обл.). Основные конкуренты: Lafarge, Holcim, Мордовцемент, Новоросцемент Резюме Филарета Гальчева Возраст: 42 года Образование: Московский горный институт Профессиональный опыт: 2004 – настоящее время: «Евроцемент груп», председатель совета директоров 2002 – 2004: «Евроцемент», председатель совета директоров 1996 – 2001: «Росуглесбыт», председатель правления 1993 – 1996: «Росуголь», начальник управления организации рынка угля 1991–1993: Торговый дом горной промышленности, генеральный директор 1990–1991: Институт горного дела им. А. А. Скачинского, главный эксперт по коммерческим вопросам Личная информация: женат, двое детей "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации