Цементно-оборонный комплекс

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Ангарскцемент" – лакомый кусок для рейдера

© "Компания", origindate::04.12.2006, Эффективный бизнес – лакомый кусок для рейдера

Цементно-оборонный комплекс

Сергей Иванов

В глазах обывателей «жареная» тема рейдерства вывела за рамки правового поля практически весь рынок слияний и поглощений.

Отличить поглощение от рейдерской атаки помогает совладелец компании «Сибирский цемент», кандидат юридических наук Андрей Кириков.

Плох тот бизнес, который никто не хочет отобрать. «Сибирский цемент», один из крупнейших игроков российского рынка, может считаться экспертом в этом вопросе – компания уже два года находится в состоянии войны, регулярно сталкиваясь с попытками захвата власти на Ангарском цементно-горном комбинате (крупнейший поставщик цемента в Восточной Сибири) со стороны миноритарного акционера – компании РАТМ.

– Напомните историю «боевых действий» на «Ангарскцементе»…

– Ситуация обстоит следующим образом: в течение двух лет мы успешно управляем этим предприятием. Свидетельство тому – значительный экономический рост всех показателей завода. Все это время «Ангарскцемент» подвергается попыткам силового захвата. Их было уже четыре, первая увенчалась успехом, правда, ненадолго – всего на двое суток. Тогда, в 2004 году, наши оппоненты – группа компаний РАТМ – захватили заводоуправление. Предприятие было остановлено, отгрузки цемента временно прекратились, завод понес убытки более чем на 1 млн руб. По факту захвата были поданы заявления о возбуждении уголовных дел. Однако расследования так ничем и не закончились. В дальнейшем были предприняты еще три попытки захвата, последняя из которых имела место чуть больше недели назад. По данным фактам тоже были обращения в прокуратуру. Столь же безрезультатные.

– Как в этой связи ваша компания намерена поступать дальше?

– Будем обороняться. В рамках правового поля перевес находится на нашей стороне. «Сибирский цемент» обладает контрольным пакетом «Ангарскцемента», причем этот пакет был куплен на рынке – не отобран, не захвачен… Никакие силовые действия подобное положение дел не изменят. Правда, досадно, что огромные силы, ресурсы и время тратятся на оборону предприятия, вместо того чтобы направлять их на развитие новых производств.

– Чью сторону в конфликте занимает арбитраж?

– Арбитраж не занимает ничьей стороны. Он рассматривает одни дела в нашу пользу, другие – в пользу наших оппонентов. Хотя некоторые решения не выдерживают правовой критики, что и позволяет захватчикам заявлять о так называемых «победах». Например, на протяжении всего первого года управления заводом у нас прошло несколько собраний акционеров. Наши оппоненты пытались обжаловать их решения в арбитражных судах и везде получали отказ. Однако позднее суд по аналогичным искам вдруг занял диаметрально противоположную позицию.

– Чем это оборачивается для компании?

– На сегодняшний день не существует механизма или, если точнее, воли властных структур, которые позволяли бы доводить подобные прецеденты до конца. При хорошей работе адвоката даже такие очевидные дела, как попытки физического захвата предприятия, разваливаются очень быстро.

Как правило, находятся какие-либо «козлы отпущения», обычно ЧОПы, у которых отзываются лицензии. Однако это не исключает новых попыток, просто с использованием другого ЧОПа.

– Не страдает ли в данном случае инвестиционная привлекательность компании?

– Для профессиональных инвесторов это не имеет значения. Для них важно, имеет ли компания юридический контроль над предприятием, каковы его финансовые и производственные показатели, планы развития.

Непрофессиональных инвесторов эта ситуация, конечно, смущает. Но они обычно не имеют возможности напрямую инвестировать в цементный бизнес.

Зато в глобальном плане подобные конфликты вредят инвестиционному 
климату в стране и в каждом регионе.

– Можно ли было избежать конфликта на «Ангарскцементе»?

– Тут возможны только два пути. Или купить 100% акций предприятия, что нам, к сожалению, сделать не удалось. Или, при наличии доброй воли наших оппонентов – компании РАТМ, достичь договоренности, не доводя дело до конфронтации. Такое предложение было нами сделано сразу после получения контроля над предприятием, однако на протяжении двух лет все наши попытки урегулировать конфликт мирным путем остаются безответными.

– Итак, дело не закончено. Объясните же для непрофессионалов, кто такие рейдеры и как с ними бороться?

– Рейдерство – это, мягко говоря, не совсем цивилизованный вид деятельности. Существуют, к примеру, процедуры дружественного и недружественного поглощения, когда оба предприятия просто договариваются о сделке. Разница между ними в том, обоюдное это решение или же один из участников вынужден пойти на продажу в силу объективно сложившихся рыночных обстоятельств. Вышеперечисленные примеры находятся в рамках правового поля. А рейдерство как таковое – это использование различных лазеек в законах для достижения своей цели: захвата власти на предприятии. Добавлю, что слияниями и поглощениями на любом рынке занимаются «стратеги», в то время как рейдеры своей задачей ставят захват предприятия с целью дальнейшей перепродажи или же в рамках выполнения конкретного заказа.

– В ситуации с «Ангарскцементом» не только вы обвиняете ваших оппонентов в рейдерстве. Группа РАТМ в долгу не остается – отвечает вам тем же.

– Известно, что в самые невероятные вещи верится легко. Несмотря на то что под нашим руководством предприятие уже третий год показывает сумасшедшую динамику роста, а зарплаты – самые высокие по отрасли в Сибири, оппоненты все равно не оставляют попыток обвинять нас в рейдерстве, хотя на практике захватами занимаются они, а не мы. Могу вам сказать, что как крупный стратегический игрок рынка мы не нуждаемся в подобных методах приобретения бизнеса – мы покупаем, инвестируем и развиваем.

– На кого же тогда рассчитан такой прием?

– Он рассчитан на формирование общественного мнения, в первую очередь среди властных структур. А кроме того – на моральную поддержку некоторых коррумпированных чиновников и судей. Но нужно признать, что определенный урон нашей деловой репутации наносится. Другое дело, что на ситуацию на предприятии это никак не влияет. Растет только недоумение коллектива: почему суды и силовые структуры спускают все попытки штурмов на тормозах? Ведь именно это и провоцирует дальнейшие попытки захвата.

– Что еще, по версии оппонентов, вы незаконно захватили?

– Да чего только не захватывали! И это при том, что существуют совершенно официальные и открытые документы, подтверждающие, что все наши предприятия мы купили на рынке, с торгов. Причем тогда, когда они никому не были нужны. Возьмем, к примеру, Красноярский цементный завод, который на протяжении 1990-х годов банкротился несколько раз. Никто даже не предполагал, что с ним вообще можно сделать что-то разумное! А стоило нам его приобрести, инвестировать в него средства, увеличить выпуск продукции, сделав бизнес эффективным, как тут же появились люди, которые пытаются оспорить легитимность покупки.

– Похоже, это своего рода комплимент – если бы ваш бизнес ничего не стоил, на него никто бы и не покушался!

– Согласен, это своего рода признание.

– Каков ваш прогноз на дальнейшее развитие конфликта?

– Мы надеемся на разумное разрешение ситуации за столом переговоров.

– Какие, на ваш взгляд, пробелы в российском законодательстве позволяют рейдерам уходить от ответственности?

– Во-первых, непрецедентность правоприменения, когда суд может абсолютно без каких бы то ни было последствий выносить решения, совершенно противоречащие предыдущим! Другая лазейка для рейдеров – возможность подачи иска от любого физического лица якобы по факту восстановления на работе в любом суде Российской Федерации. Проиграл иск в одном суде по месту жительства – получаешь прописку в другом городе и можешь подать очередной иск. И так до бесконечности.

– Перейдем от войны к миру. Цементные заводы недавно обсуждались в рамках дискуссии о дальнейшей судьбе национального проекта «Доступное жилье». Цены повышаете, отсюда, дескать, все беды…

– Подобные заявления – чистый популизм. В себестоимости строительства затраты на цемент составляют от 2% до 4%. Соответственно, даже если цена на него вырастет в два раза, этого никто не заметит. А имеющийся рост стоимости цемента неизбежен и экономически оправдан.

Реализация программы «Доступное жилье» невозможна без строительства и модернизации цементных заводов. Это, в свою очередь, невозможно без крупных игроков и крупных инвестиций.

– Еще цементные заводы попали под прицел СМИ во многом благодаря многочисленным конфликтам с ФАС. Если не ошибаюсь, вы ведь тоже получали обвинение в монополизме?

– Да, и в нем тоже. Это еще одна попытка наших оппонентов испортить репутацию «Сибцемента». Самое смешное, что мы поступали с точностью до наоборот – согласовывали повышение цен с антимонопольным органом, получали его согласие. Так что ФАС к нам претензий не имеет.

– Каковы дальнейшие планы вашей компании по развитию? Покупать что-либо собираетесь? Планируете выход на IPO?

– Мы готовы и покупать, и строить. Причем второе предпочтительнее, так как все существующие на сегодня в России производства очень изношены и – за счет перегрева рынка – переоценены. Целесообразнее строить заново. К примеру, в Красноярске мы на старой производственной площадке начали строительство нового цементного завода мощностью 1,2 млн тонн в год. Здесь внедряются самые современные технологии, в том числе и в области экологической безопасности. Компания, действительно, планирует выход на IPO с целью привлечения масштабных инвестиций в отрасль. В настоящий момент мы ведем переговоры с несколькими инвестиционными компаниями об организации размещения.

Остается добавить, что любой профессионал бизнеса понимает, что реализовать подобные планы, ведя какую-либо нечестную игру, было бы просто невозможно.

***

Что такое «Сибирский цемент»

Год основания: 2004

Сфера деятельности: производство и реализация цемента. Второй по объемам производства участник российского рынка.

В состав компании входят ООО «Топкинский цемент» (Кемеровская область), ООО «Красноярский цемент», ООО «Комбинат «Волна» (Красноярск), ОАО «Ангарский цементно-горный комбинат» (Иркутская область), ООО «Тимлюйский цементный завод» (Республика Бурятия), ООО «Сибирский бетон», компания «КузбассТрансЦемент»

Финансовые показатели: в 2005 году 
Выручка предприятия составила $203,5 млн, что на 151% больше, чем за 2004 год.
Чистая прибыль предприятия в 2005 году – $34,2 млн

***

Александр Добровинский, руководитель адвокатской конторы «Добровинский и партеры»: 

В России делать бизнес по формуле «50 на 50» – это  гарантированно заложить бомбу замедленного действия. Рано или  поздно акционеры начнут выяснять, кто в доме хозяин. Чтобы не  допустить затяжных войн, обществом должны применяться  специальные механизмы, которые позволяют регулировать  бизнес-отношения, зашедшие в тупик. На Западе есть, в  частности, такой институт, как траст. Это форма управления, при  которой спорящие акционеры обязаны отдать третьему лицу право  управлять акциями предприятия, чтобы таким образом прекратить  «военные действия». Но поскольку в российском бизнесе подобных  институтов не существует, акционеры и впредь будут решать свои  споры, в том числе прибегая к рейдерским захватам.

Вячеслав Иванов,  заместитель начальника управления правительства Москвы по экономической безопасности: 

 ОАО «Холдинговая компания «Сибирский цемент» обратилась к нам в этом году для консультации по ситуации, связанной с попытками захвата ОАО «Ангарскцемент». Обращение последовало после заведения уголовного дела по 330-й статье УК («О  самоуправстве»). В данном случае рейдерский захват на предприятии осуществлялся по типовой для Москвы схеме (к сожалению, столица является импортером не столько хорошего опыта!). Компания «Сибирский цемент» предоставила пакет документов, который доказывал, что она является надлежащим собственником «Ангарскцемента». В настоящее время, по имеющейся информации, ситуация на «Ангарскцементе» стабилизировалась, однако все еще далека от окончательного разрешения.

***

© "Итоги", origindate::27.11.2006

Цементная пыль

Юлия Павлова

Стоит вспомнить, что в советское время объемы строительства были выше, чем сегодня, в несколько раз и его потребности всегда покрывались силами местных производств. Так что потенциал у отрасли есть, но, видимо, плохо используется. Почему? Ответ на него можно найти, если вспомнить многочисленные конфликты, которые потрясают отрасль уже не первый год.

На слуху сегодня, к примеру, "цементная война" в Сибири. Там крупнейший производитель, компания "Сибирский цемент", уже второй год отражает попытки поглощения своего завода "Ангарскцемент" новосибирской группой "РАТМ", известной по конфликтам такого рода не только в Сибирском регионе. Имели место уже три попытки силового захвата предприятия, причем с участием скандально известного ЧОП "Родон-2". Цементники выигрывают один судебный иск за другим, но появляются новые дела, хотя "Сибцемент" - второй по объемам игрок рынка, готовящийся к IPO, а его конкуренты "РАТМ" - группа компаний с разнопрофильными активами предприятий от электротермического оборудования до оптико-механического, заинтересовавшаяся цементом в силу его выросшего стратегического значения. Администрация Иркутской области на стороне нынешних владельцев, а недавно в эти конфликты вмешалась ФАС и после многочисленных проверок, в том числе и по запросам конкурента, констатировала отсутствие претензий к "Сибирскому цементу". Тем не менее буквально на прошлой неделе конфликт вышел на новый виток. Одним словом, не зря первый вице-премьер озабочен ситуацией с региональными производителями.

Государство сегодня не заинтересовано в дальнейшем раздроблении рынка, а некоторые эксперты утверждают, что на нынешнем этапе это просто контрпродуктивно для него. "Качественным материалом застройщиков может обеспечить только крупное предприятие, которое отвечает за свой продукт", - говорит Игорь Тилиев. Когда на дворе аврал и на кону целый нацпроект, государству выгоднее иметь не сотню, а несколько крупных игроков. Ведь тогда легче контролировать этот сектор рынка, жестко спрашивая с участников за ценообразование и качество. Если следовать этой логике, то ставка будет сделана скорее всего на мощные региональные холдинги.[...]