Цена "звездного" интервью

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Цена "звездного" интервью

Дмитрий Певцов — $1–2 тыс., Дана Борисова — $2 тыс., Анастасия Волочкова — $3–4 тыс., Мария Шукшина — $5 тыс.; эксклюзив о разводе Марата Башарова — €20 тыс.

Оригинал этого материала
© "Сегодня", Украина, origindate::02.02.2011, Башаров "продавал" развод за 20 тысяч евро, а Кароль пустила на свою свадьбу за $25 тысяч, Фото: "Коммерсант"

Татьяна Данилова, Арина Шевченко

Compromat.Ru

Марат Башаров

Диву даешься, какими интимными подробностями своей жизни делятся знаменитости с общественностью. И уж тем более, когда узнаешь, что эти душеизлияния можно купить! Так, актер Марат Башаров («Индус»), разведясь с женой Лизой, запросил за слезливое интервью об этом 20 тысяч евро! Но его он так и не продал, а если бы даже сделка удалась, то выручку экс-супруги поделили бы на двоих, ведь даже после развода Лиза осталась агентом Марата. Не прочь была подушевничать на тему развода и балерина Анастасия Волочкова, по слухам, это стоило $3—4 тыс. Среди украинских артистов такой грешок есть за Ани Лорак, с которой у нас сорвалось интервью из-за того, что мы хотели поговорить с ней не только о творчестве. Хотя накануне одному глянцевому изданию она рассказывала, как умоляла мужа Мурата не бросать ее, а другому — что Юрий Фалеса был у нее первым мужчиной и как ее «покупали» братки. Уже потом менеджмент Лорак намекнул нам, мол, «за хорошие деньги можно и душу распахнуть».

Compromat.Ru

Дмитрий Певцов и Ольга Дроздова

Есть категория артистов, которые вообще (даже на темы творчества) говорят только за деньги. Например, пообщаться с актрисой и дочерью писателя Василия Шукшина — Марией («Правосудие волков») стоит $5 тыс. Не факт, что, заплатив «нужную сумму», вам позволят спрашивать о личном. До тысячи «зеленых» попросили с нас за интервью с актерами Марией Ароновой («Кушать подано») и сыном Семена Фарады — Михаилом Полицеймако («ДМБ 2»), когда они приезжали в Киев с театральными гастролями. Дмитрий Певцов («Бандитский Петербург») на предложение пообщаться с ходу заявил нам: «Интервью просто так не даю». Такса Певцова, как и его супруги-актрисы Ольги Дроздовой («Попса»), — в пределах $1—2 тыс. А в одном из интервью Певцов пояснил, почему берет деньги: «Я не считаю мое общение с прессой частью профессии. Поскольку за последние лет 15 вопросы, мягко говоря, одни и те же, удовольствия и радости от этого общения не испытываю. Когда я занимаюсь тем, что мне не нравится, то получаю за это компенсацию — деньги».

Возможен и такой вариант, что о творчестве с вами согласятся поговорить просто так, а вот за темы личные попросят раскошелиться. Как это у нас было со Светланой Светличной («Бриллиантовая рука») и Дмитрием Харатьяном («Зеленый фургон»). Актриса то и дело повторяла: «А $200 на колготки могли бы и дать», а «гардемарин» напоминал нам: «О личном говорю за деньги».

Существует у артистов еще один способ заработка — продавать эксклюзивные фото и репортажи с самых значительных событий из своей жизни. Так, за эксклюзивные снимки и подробности со свадьбы Тины Кароль один украинский глянец заплатил $25 тыс.

Борисова посплетничает за $2 тыс.

Compromat.Ru

Дана Борисова

Договариваясь об интервью с Даной Борисовой, которая сейчас участвует в шоу «Зірка+Зірка 2» («1+1»), ее представитель с ходу сказал нам, что телеведущая готова разговаривать, но за финансовое вознаграждение.

Слушайте аудио.


— Это возможно только за деньги. Что вам конкретно нужно — сколько времени, какой формат?

— Полчаса разговора.

— Тогда две тысячи долларов. А у вас какой бюджет? Вы озвучьте, какие у вас возможности.

— Раз уж за деньги, то хотели бы что-то максимально откровенное. Например, про аборты пусть нам расскажет. Можем и доплатить, если надо.

— Знаете, такие вопросы неинтеллигентно задавать. Если за деньги, так что, может, нам трусы сразу снять? Или раздеться, или переспать с кем-то пойти? Это же не означает, что мы все такое вот должны делать, если за деньги даем интервью. Это некорректно.

— А на что мы можем рассчитывать за 2 тысячи долларов? Расскажет нам Дана о скандалах в шоу-бизнесе, о своем разводе?

— Это возможно. Но только при получении предоплаты и договора. Предоплата у нас — обычно сто процентов за подобные интервью. Но в договоре сумма не оговаривается, вам же самим неохота светиться для налоговой, так ведь? И нам — нет. Просто пишется какая-то минимальная цифра и прописываются все условия интервью. Что Дана гарантирует, а что вы. А потом еще правки мы должны внести. На утверждение верстки вы должны прислать нам текст. Это нормальное явление, все так сотрудничают.


***

Оригинал этого материала
© "Комсомольская правда", origindate::22.01.2009, Фото: "Комсомольская правда"

Башаров продает интервью о своем разводе за 20 000 евро

Анна Велигжанина

На днях один глянцевый журнал опубликовал сенсационное интервью с бывшей женой актера Марата Башарова Лизой, которая впервые официально объявила о том, что с лета она окончательно рассталась с мужем, что Марат теперь живет со своей любовницей фигуристкой Татьяной Навкой (кстати, не разведенной с официальным супругом фигуристом Александром Жулиным). […]

Compromat.Ru

Слева направо: Татьяна Навка, Александр Жулин, Марат Башаров, Лиза Круцко

Напомним, вместе Марат и Лиза прожили восемь лет. На момент их знакомства Лиза работала в студии «ТРИТЭ» Никиты Михалкова и старалась помочь в карьере тогда еще студенту театрального вуза Башарову. Говорят, Лиза и выстроила мужу карьеру в кино. Отчего-то именно сегодня, когда Башаров сошел с телеэкрана (поскольку ледовое шоу, которое он вел на пару с Заворотнюк, завершилось), а гонорары актеров в кризис жестко привязаны к их рейтингу популярности, и появилось интервью Лизы о разводе.

Похоже, это не просто хитрый и удачный пиар-ход и вряд ли «крик души», а вполне практичное и конкретное желание сорвать куш. Лиза не скрывает, что продала рассказ о своих личных переживаниях и разводе с мужем глянцевому журналу. Не исключает возможности дальнейшего общения с журналистами за деньги. Что удивительно, откровения бывшего мужа Башарова, как его официальный агент, она тоже выставила на торг, в котором приняла участие корреспондент «КП».

Как это было

Признаюсь, услышав про разрыв Лизы с ее бывшим, я разволновалась и в эмоциональном порыве позвонила ей на сотовый, чтобы выразить сочувствие и понимание, — кто ж не знает, что разводы легкими не бывают! Думала, предстоит разговор по душам. И в первую минуту растерялась, услышав ее спокойный голос, деловой тон. Бывшая жена актера сообщила, что интервью возможно, но есть нюансы. А дальше, забив на чувства и переживания, мы, как на базаре, торговались с Лизой, какого размера гонорар должна выплатить наша газета за интервью Башарова. Признаюсь, из меня неважнецкий покупатель. Я на рынке-то, покупая редиску, не умею сбивать цену. А на этот раз мешало смущение — было как-то неловко покупать «человеческий товар» и обсуждать цену деталей развода с оставленной женой... [...]

С другой стороны, интересно увидеть истинное лицо звезд, упрекающих прессу в желтизне и продажности. Мы не стали покупать интервью, а вместо рассказа о переживаниях звездной пары после развода публикуем сокращенную расшифровку нашего разговора с Лизой. Драмы и переживания светская тусовка тоже отдает на продажу...


Торг с Лизой:

— Лиза, ваш развод с мужем — правда?

— Да. Прочитайте журнал и все поймете.

— А если у меня к вам есть вопросы, может, мы встретимся?

— Нет. У меня с журналом договоренность, что я больше ничего не говорю. Пока. Определенное время. Сейчас встречаться я не вижу смысла ни с какими изданиями.

— Вы сохранили хорошие отношения с Маратом?

— Да. Все остальное при встрече.

— Хотя бы комментарий дайте: я поняла, что расставание произошло по вашей инициативе?

— ...Опять задаете вопросы! Мне так же вчера позвонил Андрей Малахов...

— Просто сейчас после вашего интервью пойдет такая волна... Может быть, можно у Марата спросить комментарий?

— Вы знаете, все интервью с Маратом у нас платные. Поэтому если вы хотите интервью с Маратом, то поговорите по поводу гонорара.

— А какой гонорар?

— А вы сначала приблизительно объясните объем работы, вопросы можно выслать по электронной почте.

— Нам нужно по поводу этой ситуации с разводом... Может, он захочет рассказать...

— Перезвоните мне.

(Тут мы в редакции посовещались и решили устроить торг. Следующий звонок.)

— Лиза, простите, еще раз Анна. Я сейчас разговаривала с руководством. Они готовы за интервью Марата о разводе заплатить порядка трех тысяч долларов.

— Три тысячи — он не согласится.

— Это мало, да?

— Да.

— Можем увеличить ставку до 6 тысяч долларов?

— Это все равно несоизмеримо. У нас не такие ставки.

— А какие?

— 20 тыс. евро.

(Следующий звонок.)

— Лиза, я интересуюсь, как насчет интервью Марата?

— Пока никак.

— Он не хочет?

— Ну а вы обсуждали сумму?

— Да. Десять точно можно.

— Чего десять?

— Десять тысяч евро.

— А двадцать?

— Тут уже... как срочно получится...

— Вы обсудите двадцать, потому что десять — это мало.

— По поводу двадцати мне надо будет разговаривать с руководством.

— Поговорите. В любом случае он будет доступен через два часа.

— Вы еще с ним не связывались?

— Почему, я связывалась. Обсуждайте сумму и мне перезвоните.

— Ладно. А еще такой вопрос: а если с вами интервью, это бесплатно или как?

— Нет, со мной тоже платно. Отдельно.

— Понятно. Соответственно журналу вы тоже за деньги дали?

— Конечно.

— А с вами все-таки меньше сумма?

— Для вас что важнее, с кем на данном этапе — со мной или с Маратом? Если хотите с Маратом, то обсуждайте сумму.

— Понятно. А с Навкой если интервью?

— Это уже с ней разговаривайте!

— Я перезвоню.

(Следующий звонок.)

— Меня в редакции просят уточнить, насколько будет откровенным интервью с Маратом.

— Это зависит от журналиста, какие вы вопросы зададите.

— А вдруг я приду на интервью, а он два слова скажет...

— Нет, люди серьезные, что ж вы так?

— То есть свои впечатления, мнения он опишет? А то я однажды на съемках к Марату подошла, он несловоохотливо отвечал.

— Зависит от суммы гонорара.

— А если мы остановимся на 25?

— Давайте 25!

— Ой, простите, я оговорилась, на 15!

— Нет, у него было жесткое 20. Если о разводе, то 20.

— Хорошо. Спасибо. [...]