Цена информации

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Глава президентской администрации в интерьере времени и связей

1045571816-0.gif Начало карьеры Волошина как предпринимателя связано с тем, что он, будучи сотрудником Всесоюзного научно-исследовательского конъюнктурного института (ВНИКИ), в 1990 году выступил инициатором создания фирмы «Анализ, консалтинг и маркетинг».

Вместе с ним в этой структуре работали его коллеги по НИИ Александр Семеняка, Леонид Грязнов и другие. Первая волошинская фирма занималась, в частности, экономическим мониторингом — по сути дела, тем же самым, чем и отдел конъюнктурного института, в котором работал Волошин (кстати, до 1992 года его трудовая книжка оставалась во ВНИКИ). Разница составляла в том, что во ВНИКИ «мониторили» зарубежную экономику, выпуская бюллетень иностранной коммерческой информации, а в фирме Волошина — отечественную.

Волошин оказался одним из первых в стремительно разваливавшемся СССР, кто не только осознал важность информации для рыночной экономики, но и создал структуру по ее сбору и анализу. Следующим этапом стало учреждение в 1991 году информационно-аналитического агентства АК&М, которое одним из первых в стране стало вести постоянную экономическую информационную ленту. В настоящее время АК&М является одним из крупнейших российских информационных экономических структур, входящих в сферу влияния Волошина. Единственным учредителем агентства выступает компания АСМК, которой владеет группа физических лиц, включающая Волошина, Грязнова, Семеняку (первый президент АК&М) и других соратников главы администрации президента, в том числе и нынешних топ-менеджеров агентства: президента Максима Ликанэ и генерального директора Зою Ларькину. Ликанэ, кроме того, возглавляет издательский дом «Время», который выпускает газету «Время новостей» и занимается книгоиздательским бизнесом.

В 1992-1993 годах, по данным СМИ, Волошин начинает тесное сотрудничество с Борисом Березовским. В этот период он создает две фирмы: инвестиционную «Интраст Лтд» (1992 год) и брокерскую «Эста корп.» (1993 год). Во главе «Интраст Лтд» встает Грязнов, «Эста корп.» — сам Волошин. В этот период происходит завершения складывания основной части волошинской команды. Так, финансовым директором «Эста корп.» становится Владимир Малин, начальником отдела программного обеспечения — Максим Ликанэ. Примечательно, что обе фирмы успешно действуют до сих пор, объединив в 2000 году свою деятельность (теперь «Интраст Лтд» занимается брокерскими операциями, а «Эста корп.» — управляет активами). Их нынешним руководителем является Евгений Клоков, который познакомился с Волошиным еще в 80-е годы, во время учебы в Академии внешней торговли.

В СМИ немало писали о том, что «Эста корп.» была тесно связана с Березовским, в том числе в известном деле банка «Чара». С Березовским активно сотрудничал не только Волошин, но и еще один «знаковый» член его команды Александр Черноиван, который в 1992-1995 годах был вице-президентом Фонда поддержки приватизации и развития фондового рынка (президентом этой структуры был Леонид Вальдман, один из руководителей известного проекта AVVA). Также Волошин и Черноиван руководили рядом чековых инвестиционных фондов («Элит», «Олимп», «Престиж»), учрежденных «ЛогоВАЗом». Уже позднее, в 1996 году, Черноиван в течение нескольких месяцев работал в Объединенном банке, также входившем в империю Березовского.

ФФК и РФФИ

В 1995 году Волошин выходит на принципиально новый уровень — он становится одним из организаторов Федеральной фондовой корпорации (ФФК), созданной по инициативе Российского фонда федерального имущества (РФФИ) для организации и координации проведения приватизационных аукционов. Первоначальный уставной фонд ФФК составлял 1 млн 500 тыс. руб., из которых 810 тыс. (контрольный пакет) внесло РФФИ; кроме того, соучредителями выступили региональные фонды имущества.

Создание ФФК было связано с объективными причинами: сотрудники РФФИ в подавляющем большинстве явно не обладали навыками работы с ценными бумагами. Волошин же мог предложить госструктуре схемы работы и подготовленные кадры. Первым президентом ФФК стал Семеняка, сам Волошин занял пост вице-президента, Черноиван стал директором департамента по депозитарным операциям. Некоторое время в ФФК проработал и Малин, пока не перешел на госслужбу, заняв пост заместителя председателя РФФИ — Волошину был полезен свой человек в этой структуре. Позднее Малин сделал в РФФИ успешную карьеру. В 1997 году он был повышен до первого заместителя председателя, а в мае 2000 года (когда Волошин уже возглавлял президентскую администрацию) — председателем РФФИ. Исполнительным директором ФФК стала Александра Левицкая, которая до настоящего времени является одним из наиболее доверенных лиц Волошина.

В конце 1995 года ФФК занимается размещением пакетов акций российских нефтяных компаний на залоговых аукционах. Наиболее известным из них был аукцион по «Сибнефти», принесший победу триумвирату Березовский-Смоленский-Абрамович. Однако волошинская структура продает и акции других компаний: так, на организованном ей аукционе в том же 1995 году ОНЭКСИМ покупает часть «Сиданко». В дальнейшем ФФК тесно сотрудничает с РФФИ: так в июле 1998 года компания получила статус координатора всех представителей РФФИ при проведении продаж всероссийского масштаба, в марте 2001 года стала представителем РФФИ для реализации имущества, конфискованного судебными органами. Среди крупных сделок, организованных ФФК — продажа акций ЛУКОЙЛа, «Востсибугля», «Саянского алюминиевого завода», «Северстали» и др.

Газпром

«Звездный час» ФФК наступил в 1996 году, когда этой компании поручается создать рыночную инфраструктуру «Газпрома». К тому времени газовый монополист, управляемый менеджерами советского типа, оказался перед необходимостью привлечения к управлению компанией специалистов, имеющих опыт работы в условиях рыночной экономики. Первоначально ФФК выступила в роли организатора торговой площадки акциями «Газпрома». В последующем ФФК продолжала тесно сотрудничать с «Газпромом», Однако это было только частью общего плана создания рыночной инфраструктуры для Рема Вяхирева, главным проводником в жизнь которого был Волошин.

В том же 1996 году «Газпром», Газпромбанк и ряд других компаний (включая волошинскую АСМК) учреждают инвестиционную компанию «Горизонт», в задачу которой входило создание и поддержание вторичного рынка газпромовских акций. Президентом компании становится вначале Семеняка, а затем Грязнов, оставивший ради этого пост главы «Интраст Лтд.». В качестве финансового консультанта «Газпрома» «Горизонт» размещает на зарубежных рынках АДР российской газовой компании. Из пяти членов совета директоров «Горизонта» трое — Семеняка, Грязнов и Ликанэ — принадлежат к ближайшему волошинскому окружению.

Постепенно сотрудники Волошина внедряются в газпромовские структуры. Так, Семеняка в июне 1996 года избирается членом правления «Газпрома», затем становится также начальником департамента ценных бумаг компании (впоследствии он сохранил за собой лишь пост члена правления, а департамент возглавил еще один «волошинец», Эдуард Иванов). Соответственно, Семеняка выполняет функции куратора всей работы «Газпрома» с ценными бумагами, в том числе и деятельности «Горизонта». Этот пост представлялся настолько важным, что он покинул должность президента ФФК, который занял Волошин (формализовав, тем самым, свое лидерское положение в компании). Впрочем, по данным СМИ, осенью 2001 года во главе «Горизонта» встал представитель новой газпромовской команды Миллера Леонид Аксельрод, что может означать утрату контроля Волошина над этой частью «окологазпромовского» бизнеса.

Значительная часть финансовых потоков «Газпрома» традиционно проходила через дочерний Газпромбанк. В 1996 году в эту структуру приходит Черноиван, вначале на локальный пост начальника управления депозитарных операций. Однако уже в следующем году он получает ранг зампреда правления банка, а в 1998 году становится первым зампредом («человеком № 2″ в банке). Постепенно именно Черноиван концентрирует в своих руках реальное управление банком, тем более, что «первое лицо» (до последнего времени) Газпромбанка Виктор Тарасов достиг пенсионного возраста.

Уже в нынешнем году бывшее руководство «Газпрома» согласовало с ФКЦБ план превращения Расчетно-депозитарной компании (РДК) в единственный депозитарий по акциям газового монополиста. РДК учреждена Газпромбанком (96%, куратор — Черноиван) и компанией «Интраст» (4%). Во главе РДК стоит Рувим Коган, входящий также в совет директоров ФФК. Данный план привел к серьезному конфликту с Московской фондовой биржей.

Еще одна сфера деятельности «Газпрома», в которой активно участвовали волошинцы — юридическая. Волошин организовал группу юристов, которые выступали в качестве консультантов «Газпрома» по вопросам российского права. В 2000 году они составили костяк коллектива фирмы «Линия права», половина паев которой принадлежит «Горизонту». Гендиректором «Линии права» является Андрей Новаковский (ранее глава юридического департамента ФФК), заместителем гендиректора — Андрей Давыдов (в прошлом главный юрист агентства АК&М), кроме того в фирме работает Татьяна Калинина, ранее бывшая юристом в «Горизонте». В течение последнего года «Линия права» консультировала «Газпром» в проекте «Голубой поток», а также стала ведущим консультантом «Газпрома» по вопросам совершенствования его управленческой структуры.

Был ли Волошин в «Газпроме» и окологазпромовских структурах представителем известной Семьи? На него можно ответить просто: и да, и нет. Занимаясь созданием рыночной инфраструктуры газового монополиста, будущий руководитель президентской администрации выполнял преимущественно технические функции. Лишь после 1998 года «семейная» группа смогла частично установить контроль над финансовыми потоками «Газпрома». Волошин играл в этом процессе определяющую роль только с 1999 года, когда занял пост руководителя президентской администрации.

Политика

В ноябре 1997 года Волошин впервые занял пост на государственной службе, став помощником руководителя администрации президента по экономике. По некоторым данным, содействие в трудоустройстве Волошину организовал Березовский. Валентину Юмашеву, еще одной ключевой «семейной» фигуре, который тогда руководил администрацией, нужен был сотрудник со знанием практической рыночной экономики (в отличие от тогдашнего юмашевского зама, «теоретика» Александра Лившица) и не принадлежавший к конкурировавшей с Семьей команде «младореформаторов» Анатолия Чубайса. Кроме того, Семья была заинтересована в продвижении в президентские структуры еще одного «своего» человека.

В августе 1998 года Волошин фактически заменяет подавшего в отставку после дефолта Лившица, но официально заместителем руководителя администрации он становится лишь 12 сентября — в обстановке нарастающего кризиса не было времени оформить бумаги. В достаточно неопределенном качестве Волошин входит в состав рабочей группы при и.о. премьера Черномырдине по выработке неотложных мер по преодолению финансового кризиса. Этот распущенный после прихода в Белый дом Евгения Примакова орган интересен своим составом: кроме Волошина в него вошли такие деятели, как мало кому тогда известный банкир Александр Мамут, и.о. главы Российского фонда федерального имущества Игорь Шувалов, глава Внешэкономбанка Андрей Костин. Возглавлял группу Борис Федоров — позднее союзник Волошина во время ожесточенной борьбы вокруг реструктуризации РАО ЕЭС.

В политической сфере Волошин в первый раз проявил себя в сентябре 1998 года, когда стал одним из немногих кремлевских чиновников, настаивавших на внесении в Думу в третий раз кандидатуры Виктора Черномырдина. В условиях обвала рубля и активной антикремлевской игры ситуативной коалиции Лужкова, коммунистов и ряда губернаторов для того, чтобы занять такую позицию, надо было иметь крепкие нервы.

В начале 1999 года Волошин становится одним из наиболее решительных критиков экономической политики правительства Евгения Примакова. В этом качестве он получает прямой доступ к Борису Ельцину, который продвигает Волошина на пост главы кремлевской администрации, учитывая его твердо пропрезидентскую позицию и умение реально оценивать ситуацию. Однако «первый блин» оказался комом — неопытный в публичной политике Волошин направился в Совет Федерации и лично выступил перед сенаторами с обоснованием смещения с поста генпрокурора Юрия Скуратова. Реакция членов верхней палаты на «новичка» была резко негативной, а голосование — «проскуратовским». Никто тогда не мог предположить, что Волошин уже в следующем году сыграет существенную роль в реформе, уничтожившей Совет Федерации как губернаторский клуб.

Более таких ошибок Волошин не допускал. Показательно, что он не взял с собой в администрацию президента никого из старых коллег, которые компетентны в рыночной экономике, а не в практической политике. Лишь Александра Левицкая стала помощником Волошина, а в 2000 году заняла ключевой пост первого заместителя руководителя аппарата правительства. В политической сфере Волошин сделал ставку на профессионалов в сфере пиара во главе с Владиславом Сурковым — «поливалентым» менеджером, работавшим до этого в МЕНАТЕПе, Альфа-банке и на ОРТ.

Весной 1999 года Сурков стал советником Волошина, а в августе его заместителем — такая карьерная лестница подтверждает, что именно Волошин привел Суркова в Кремль. Не исключено, что определенную роль в сделанном выборе сыграл Александр Абрамов, работавший вместе с Сурковым в МЕНАТЕПе и «Альфе» — в конце 70-х Абрамов учился в том же Московском институте инженеров железнодорожного транспорта, что и Волошин (только курсом младше). Впрочем, Сурков всегда сохранял (и до сих пор сохраняет) определенную автономию, стремясь быть союзником Волошина, а не его «клиентом».

В декабре 1999 года заместителем Волошина по работе с регионами становится Абрамов. В окружение Волошина (в качестве его помощников) попадают и два бывших депутата Госдумы первого созыва, которые после истечения срока полномочий, работали вместе с Сурковым и Абрамовым в структурах «Альфы». Это Андрей Попов (с 2000 года — начальник Главного управления внутренней политики, с 2001 года — начальник Главного территориального управления президента) и Вадим Бойко, который безуспешно баллотировался на пост мэра Сочи, а в настоящее время является вице-президентом группы МДМ. По некоторым данным, не без участия Волошина еще один бывший сотрудник Суркова и Абрамова по МЕНАТЕПу и «Альфе» Александр Антонец в 2000 году стал заместителем министра сельского хозяйства.

Однако в своих «аппаратных» контактах Волошин не замыкается на «группе Суркова». Так, в течение некоторого времени его внештатным советником был теперь уже экс-председатель совета МДМ-банка Александр Мамут. Вообще институт помощников руководителя администрации при Волошине из чисто технического становится «знаковым» — например, в нынешнем году очередным волошинским помощником стал бывший начальник хозяйственного управления Генпрокуратуры Назир Хапсироков, известный благодаря разоблачительным материалам в СМИ. С Волошиным активно работал (на внештатной основе) и глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский, а его сотрудники Максим Мейер и Симон Кордонский заняли ответственные посты в президентской администрации. Мейер, правда, вынужден был ее покинуть; СМИ утверждают, что это было связано с вбросом в информпространство сообщения об отставке главы правления «Газпрома» Алексея Миллера.

Как управленец, Волошин смог создать эффективную схему, позволившую реализовать целый ряд проектов первого этапа путинского президентства. Среди них федеративная реформа, «приручение» Государственной думы, ликвидация «медиа-империи» Гусинского, изъятие ОРТ у Березовского (в последней истории Волошин, якобы, лично требовал у своего бывшего партнера отдать контроль над компанией государству). Разумеется, эти схемы не могли быть задействованы без мощного административного ресурса, однако сходными возможностями власть при Борисе Ельцине пользовалась куда менее эффективно.

Волошин как политик отличается тем, что принимает в расчет только реальные величины (в первую очередь, соотношение сил основных игроков) и куда меньшее значение придает мифологемам. Так, в условиях информационного доминирования власть смогла провести с минимальными издержками операцию по изъятию НТВ у Гусинского, несмотря на существовавшие опасения, что проблема свободы слова существенно повредит президентскому рейтингу. Минимальный общественный интерес вызвало также «проблемное» назначение Хапсирокова — государственные электронные СМИ просто его «не заметили», а большинство печатных изданий крайне сдержанно отреагировали на этот факт.

Пренебрежение к возможной негативной реакции столичной тусовки на свои действия делает Волошина еще более полезной фигурой для президента. Руководитель администрации, не слишком заботящийся о собственной популярности, выступает в роли «громоотвода» как для населения (которое воспринимает его как члена «старой ельцинской команды»), так и для части элит.

Способность Волошина к неординарным поступкам проявилась, по некоторым данным, в известной истории с утечкой в СМИ записей телефонных разговоров в волошинской приемной. В этот период аппаратные позиции Волошина ослабли, в очередной раз зашла речь о его отставке. В этой ситуации «вброс» неопасного компромата не ослабил еще более, а, напротив, укрепил положение главы администрации в кремлевской иерархии. Дело в том, что не в стиле президента увольнять чиновника по результатам негативной пиар-кампании в его адрес.

Как политик, Волошин тесно контактирует с «семейной» группой, однако его непотопляемость объясняется в том числе и «первоочередной» лояльностью президенту. Примером может служить упомянутый выше казус с Березовским. «Стандартный» подход к Семье как к единому целому неприменим в случае с Волошиным и из-за целого ряда его расхождений с другими «семейными». Особенно наглядно это проявилось во время конфликт вокруг реструктуризации РАО ЕЭС, где Волошин и помощник президента Андрей Илларионов активно играли не только против Анатолия Чубайса, но и (на заключительном этапе) против решения правительства, одобренного Михаилом Касьяновым, которого относят к «семейной» группе. Логика аппаратной борьбы здесь брала верх над клановой солидарностью.

По данным СМИ, Волошин принимал участие в разработке проекта реформы МПС и сыграл существенную роль в том, что правительство одобрило «вариант Аксененко». При этом в качестве одного из вариантов карьеры Волошина после ухода с госслужбы неоднократно называлось создаваемое РАО «Российские железные дороги», которое должно будет заниматься рыночной инфраструктурой путейского ведомоства.

По своим политическим и экономическим взглядам Волошин — западник и рыночник. В отличие от Березовского образца 1996-1998 годов, он не склонен увлекаться «русской идеей», равно как и заигрывать с коммунистами (несмотря на то, что с одним из них, Геннадием Селезневым, он наладил тесное взаимодействие — но спикер Думы уже давно мало напоминает маркиста-ленинца). Время от времени идеологические взгляды Волошина прорываются сквозь «броню» администратора — так, он не был в восторге от новый музыки государственного гимна, зато, по некоторым данным, далеко не против выноса тела Ленина из мавзолея. В сентябре 2001 года Волошин был в числе тех представителей путинского окружения, которые высказывались за максимальное сближение с США — вопреки настроениям среди «силовиков» и значительной части политической элиты.

Начиная с весны 2000 года периодически распространяются слухи о грядущей отставке Волошина, которые достигли своего апогея в декабре нынешнего года. Однако пока президент не нашел адекватной замены «создателю схем», Волошин продолжает занимать свой нынешний пост.

Волошин и РАО «ЕЭС России»

В июне 1999 года Волошин был избран председателем совета директоров РАО «ЕЭС России». Как правило, такой пост связан с выполнением формальных обязанностей, однако в случае с Волошиным получилось иначе.

Внешняя сторона деятельности Волошина в РАО «ЕЭС России» — это борьба с проектом реструктуризации компании, предложенным Чубайсом. Однако главным содержанием этой борьбы была не попытка отменить реструктуризацию и не солидарность со сторонниками «огосударствления» энергетики типа замминистра Кудрявого, а укрепление позиций группы иркутских менеджеров, которые делят с Чубайсом контроль над финансовыми потоками РАО. Речь идет о первом заместителе Чубайса Леониде Меламеде и заместителе Михаиле Абызове. Ранее они входил в состав руководства новосибирского банка «Алемар» — одного из крупнейших акционеров «Новосибирскэнерго». Еще один выходец из Новосибирска и тоже «алемаровец» Дмитрий Журба является финансовым директором РАО. Абызов до прихода в РАО некоторое время работал в ЗАО «Федеральная финансово-промышленная группа» при Управлении делами президента, Меламед и Журба были топ-менеджерами концерна «Росэнергоатом».

В настоящее время менеджеры, близкие к Абызову и Меламеду, управляют такими крупными АО-энерго как «Кузбассэнерго» (Сергей Михайлов) и «Красноярскэнерго» (Михаил Кузичев). И Михайлов, и Кузичев входили ранее в руководящие органы банка «Алемар». Примечательно, что речь идет о регионах, в которых можно отчетливо проследить экономические интересы «семейной» группы. Впрочем, журнал «Компания» отмечает, что интересы Абызова и Абрамовича, которые пересекались в 1998-1999 годах, в настоящее время существенно разошлись из-за противоположных интересов в области тарифной политики. Однако интересы «новосибирцев» и Волошина, судя по всему, не расходились.

Из других «знаковых» решений Чубайса можно отметить передачу управления компанией «Колэнерго» фирме «ЕСН-энерго», владелец которой Григорий Березкин связан с Мамутом и Абрамовичем. Таким образом, глава РАО ЕЭС оказался вовлечен в сложные взаимоотношения с «семейной группой». Впрочем, Волошин не всегда стремится ограничить чубайсовский ресурс — так, они совместно обеспечили снятие с поста гендиректора «Мосэнерго» нелояльного по отношению к руководству РАО Ремезова. Волошин не мешал назначению и.о. гендиректора этой компании близкого к Чубайсу Аркадия Евстафьева. В то же время примечательно, что Евстафьев до сих пор находится в «подвешенном» состоянии, а одним из возможных претендентов на место главы «Мосэнерго» до сих пор называют упомянутого выше Березкина.

РАО ЕЭС является для Волошина и кадровым резервом. Так, зампред правления РАО Юлия Можаренко в текущем году перешла работать на должность советника Волошина по юридическим вопросам.

Волошин и ВПК

На первый взгляд, ВПК — сфера, далекая от традиционных интересов Волошина. Однако повышение роли оборонного сектора российской экономике неизбежно должно было вовлечь чутко улавливающего новые процессы управленца в борьбу за контроль над крупнейшими фирмами ВПК.

При этом Волошин, как и в политической сфере, оказался перед необходимостью привлечь «заемную» команду. По некоторым данным, возглавив администрацию президента, он устанавливает контакты с бывшим гендиректором «Росвооружения» Александром Котелкиным, который к тому времени занимал должность среднего уровня в правительстве Москвы. В конце 1999 года Котелкин официально возвращается в сферу торговли оружием, заняв пост советника гендиректора «Росвооружения» Алексея Огарева, тесно связанного с «семейной» группой. Однако в ноябре 2000 года «Росвооружение» было слито с «Промэкспортом» в фирму «Рособоронэкспорт», контролируемую «питерцами» из президентского окружения.

Однако к тому времени люди Котелкина заняли ключевые посты в ЗАО «Антей» (производит системы ПВО, в том числе знаменитые С-300), гендиректором которого является 64-летний Юрий Свирин. Однако вопросами торговли продукцией «Антея» занимается группа «котелкинцев» во главе бывшим начальником управления стратегического планирования и анализа «Росвооружения» полковником Михаилом Воробьевым (ныне — заместитель гендиректора «Антея»).

В 2000 году «Антей» планировалось включить в состав ФПГ «Оборонительные системы», который, по данным «Коммерсанта», связан с вице-премьером Ильей Клебановым. Однако сделка была сорвана в результате двухходовой комбинации. На первом этапе Волошин, как утверждает тот же «Коммерсант», написал письмо Михаилу Касьянову с обоснованием того, что сделка по передаче госпакета акций «Антея» в «Оборонительные системы» нецелесообразна. Вторым этапом стал выход в октябре 2000 года президентского указа, предусматривающего, что при формировании холдинговых структур в ВПК 51% их акций должен находится в федеральной собственности. А в управляющей компании «Оборонительных систем» большая часть акций принадлежала негосударственным структурам.

Клебанов, однако, не отступился, и предложил создать концерн ПВО из «Антея», «Оборонительных систем» и оборонного ЦКБ «Алмаз». При этом на должность главы новой структуры вице-премьер планировал назначить Владимира Симонова, руководителя Российского агентства по системам управления и тогдашнего главу совета директоров «Антея». Однако Волошину удалось инициировать выход президентского распоряжения, согласно которому «Антей» был включен в список предприятий, кандидатуры председателей советов директоров и гендиректоров которых подлежат согласованию в администрации президента. Как результат, Симонов не был переизбран на свой пост в «Антее» на новый срок. В то же время гендиректор Свирин, отставки которого добивался Симонов, сохранил свой пост. Арбитром в споре должен стать волошинский заместитель Виктор Иванов, принадлежащий, впрочем, к питерской группе — он недавно избран в советы директоров «Антея» и «Алмаза», а затем и возглавил их.

Более того, в нынешнем году президент подписал специальный указ об ОАО «Антей», в котором официально закрепил за этой фирмой находящиеся в госсобственности акции 16 оборонных предприятий. Первоначально планировалось, что «Антей» получит лишь по 49% акций в каждом из предприятий, однако в окончательном варианте указа эта цифра была резко повышена — до 74,5%. Также «Антею» сроком на год было предоставлено право внешнеэкономической деятельности. Первоначально «Антей» просил разрешить ему самому торговать оружием в течение 5 лет, и лишь жесткая позиция «Рособоронэкспорта» привела к снижению этого срока (который, впрочем, можно продлить).

Перспективы

Результаты, достигнутые Волошиным к 45 годам, выглядят внушительно. Однако есть основания полагать, что его системе влияния могут угрожать, как минимум, две опасности.

Первая из них очевидна и носит объективный характер: Волошин является государственным служащим, и в этом качестве рано или поздно уйдет в отставку. В таких случаях уровень влияния политика неизбежно падает, даже если он становится топ-менеджером крупной компании (как Анатолий Чубайс в РАО «ЕЭС России»). Но есть и некоторые признаки ослабления политического влияния Волошина в настоящее время. Показательно, что близкая к Волошину газета «Время новостей» оказалась на грани закрытия в начале ноября после того, как о прекращении ее финансирования объявил Внешэкономбанк (впрочем, газете все же удалось найти новые финансовые источники). Близкий к Волошину политический аналитик Глеб Павловский объявил в декабре о том, что отказывается от своих СМИ в Интернете (таких как «Страна.ру», «СМИ.ру», «Вести.ру»). В информационном поле это также было воспринято как поражение Волошина. Из этого же ряда и отставка упомянутого выше Максима Мейера, занимавшего пост заместителя начальника Главного управления внутренней политики президента РФ.

Вторая опасность связана с возможным наступлением конкурентов на позиции Волошина в бизнесе. Активная экспансия «питерцев» в «Газпроме» и Газпромбанке ставит под вопрос будущее созданной при активном участии Волошина системы управления рыночной инфраструктурой компании. Мы уже отмечали, что новым главой «окологазпромовской» компании «Горизонт» стал питерец Леонид Аксельрод. Назначение Клебанова на пост министра промышленности, науки и технологий (с сохранением поста вице-премьера) усиливает его позиции в борьбе за контроль над «Антеем». Тем более, что председателем совета директоров «Антея» в октябре стал заместитель главы администрации президента Виктор Иванов, которого в СМИ причисляют к «питерцам», оппонирующим «семейным». В перспективе вытеснение Волошина из бизнес-сферы может продолжиться как составная часть кампании по ограничению влияния людей и групп, в той или иной степени связанных с Семьей.

Рolitcom.Ru декабрь 2001

Алексей Макаркин