Цензура дошла до театра

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Читка пьесы Владимира Голышева «Пребиотики» (главные герои — Владимир Путин, Дмитрий Медведев, Владислав Сурков и др.) в рамках театрального фестиваля в Ростове-на-Дону отменена

6D4A61BD-150x112.jpg

Владимир Голышев

Пожалуй, ни один образец современной драматургии не привлекал к себе столько внимания, как пьеса «Пребиотики» Владимира Голышева — политического аналитика, прошедшего путь от государственничества (работал у Глеба Павловского в ФЭП) до правого либерализма оппозиционного извода, популярного блогера, а с некоторых пор — и драматурга. Первая пьеса Голышева «Барнаульский натариз», посвященная Распутину, попала в финал конкурса драматургии «Премьера.txt» и была прочитана в Центре имени Мейерхольда. «В конце прошлого года была широкая и веселая читка, были задействованы замечательные актеры, я остался очень доволен», — вспоминает Владимир Голышев.

Пьесу «Пребиотики» тоже ждала публичная  читка — в рамках фестиваля современной драматургии «Ростовские чтения». Именно о читке «Пребиотиков» задолго до события заговорили российские федеральные СМИ. А пресс-секретарь премьер-министра России Дмитрий Песков удостоил драматургический опыт Владимира Голышева, что называется, отдельной строкой: «Автор с нами не связывался, но сейчас мы будем выяснять, что за спектакль он готовит».

Интерес аппарата Белого дома более чем понятен. В списках действующих лиц «Пребиотиков» — «Медведев — президент РФ, Путин — глава правительства РФ, Людмила — жена Путина, Песков — пресс-секретарь Путина, Собянин — глава аппарата правительства РФ, Лужков — мэр Москвы, Ресин — заместитель Лужкова, Сурков — заместитель главы администрации президента РФ, член российско-американской комиссии Макфол-Сурков, Макфол — советник президента США Барака Обамы, член российско-американской комиссии Макфол-Сурков, Шварценеггер — губернатор штата Калифорния (США), киноактер» и так далее. Время действия — сентябрь 2010 года, отставка Юрия Лужкова. По пьесе, готовится эвакуация Владимира Путина с Краснопресненской набережной на Тверскую, 13 — в кресло мэра Москвы; конечная цель — третий президентский срок Путина, но уже с гораздо более выигрышной позиции, нежели имеющаяся.

Однако накануне фестиваля стало известно: Александр Близнюк — и.о. директора Ростовского областного академического молодежного театра (по старой памяти РОАМТ очень многими называется просто ТЮЗом), где и проходят, помимо прочего, «Ростовские чтения» — отказал Голышеву и «Пребиотикам» от сцены.

– В пьесе Голышева «Пребиотики» явно были названы имена и фамилии персонажей — Путин, Медведев, Сурков и так далее, и тому подобное, – говорит Ольга Калашникова, ростовский журналист и один из организаторов фестиваля современной драматургии «Ростовские чтения». – Насколько я поняла из разговора с Близнюком, он опасался, что на него могли подать в суд – за то, что он принял к чтению вымышленное произведение, в котором используются настоящие имена. Только так он прокомментировал мне свой отказ от этого произведения.

Несколько по-иному интерпретировал отказ от «Пребиотиков» и.о. директора РОАМТ Александр Близнюк в интервью Радио Свобода:

– Владимир Голышев разрекламировал свое участие в фестивале несколько раньше, чем получил подтверждение. Объясняю по датам: 14-го я попросил все пьесы, представленные для участия, на читку. 15-го я прочитал и дал распоряжение, скажем так, оргкомитету этого фестиваля отказать Владимиру Голышеву – по одной простой причине: наш формат, я считаю, не позволяет политическую сатиру. Нам бы хотелось воспитывать подрастающее поколение в другом ключе. Как минимум – легитимность власти, уважение к старшим товарищам. Пьеса Владимира Голышева — это, на мой взгляд, не то, на чем стоит воспитывать подрастающее поколение.

– И никакого политического аспекта в этом отказе нет?

– Абсолютно. У нас исключены всякие пошлости из этого фестиваля, совершенно спокойно идет воспитательная работа. Я вижу в этом основной смысл театра. Я не понимаю, чем вообще вызван этот скандал – может быть, самой пьесой? Вы – 3015-й, который звонит, поверьте. У меня уже просто язык заплетается комментарии давать…

– Нам – мне, драматургам Сергею Медведеву, Алле Донатовой, Маше Зелинской – предоставили карт-бланш в выборе репертуара этого фестиваля, – подчеркивает Ольга Калашникова. – Владимира Голышева я до этого совершенно не знала ни с политической точки зрения, ни как драматурга. С пьесой «Пребиотики» я познакомилась через Сергея Медведева, нашего ростовского драматурга и редактора журнала «Кто главный». Пьесы Медведева ставятся и у нас в Ростове-на-Дону (в том числе и в ТЮЗе), и в московском театре «Практика», и в Венгрии, и в Германии. Не доверять ему не было резона.

Я «Пребиотики» прочитала. Посмеялась в каких-то местах. Я не знала, что это может восприниматься так остро, что это может вызвать определенный скандал. Мне это было просто весело и смешно читать. Не Пушкин, понятно. Но были какие-то очень смешные места, которые мне понравились. И я подумала: «Почему бы нет?»

– Почему, на ваш взгляд, в ТЮЗе отреагировали так жестко?

– И.о. директора, как вы сами понимаете, должность очень качающаяся. Я так понимаю, что он просто не хотел лишних сложностей: а вдруг бы на него подали в суд в связи с использованием имен Путина, Медведева и так далее? Всякое может быть. И потом, поднялась шумиха: везде стала обсуждаться новость о том, что, оказывается, в ТЮЗе уже ставится пьеса. На самом деле это не совсем так, это всего-навсего читка в рамках фестиваля. Если бы не было такого этого активного анонсирования мероприятия, то, может быть, все было бы более спокойно: ну прочитали бы мы эту пьесу – что бы от этого изменилось? Ничего страшного в том, что люди читают какие-то вещи, нет, правильно? – спрашивает Ольга Калашникова.

– Честно говоря, для меня это не трагедия. Ничего страшного я в этом не вижу, – заявил в интервью Радио Свобода Владимир Голышев, автор пьесы «Пребиотики». – Собственно говоря, я пьесу не подавал никуда и не добивался того, чтобы она вошла в какую-то программу. Все было строго наоборот. В начале мая ко мне обратились организаторы регионального конкурса молодых драматургов и попросили, чтобы я дал им свою пьесу «Пребиотики». Я очень удивился их выбору. Если бы меня спросили, то я бы им, конечно, «Пребиотики» не дал – а дал бы «Ярмонку», свою последнюю пьесу, или «Барнаульского натариза». Но они сами решили ставить «Пребиотики» и занялись всяческими разными постановочными делами. Определили режиссера, который будет руководить читкой, музыку, панель актеров-участников… Скандал, который разразился вокруг пьесы, меня с одной стороны удивил, а с другой стороны в какой-то степени обрадовал. Все-таки внимание к пьесе привлекли, что драматургу может быть, конечно же, очень приятно.

Видимо, мои ростовские друзья не отдавали себе отчет, что за материал им попал в руки. В отличие от журналистов федеральных СМИ. Когда информация о дате читки стала достоянием гласности, телефоны организаторов и директора театра стали обрывать телевизионщики, журналисты федеральных СМИ. Организаторы, видимо, оказались не готовы к такому натиску – и на всякий случай решили себя обезопасить. У меня нет абсолютно никаких обид. Ситуация абсолютно штатная: люди пригласили меня в гости, я пришел, мне дверь не открыли, и я пошел по своим делам.
'
'
– «Выясним, что там готовится», – сказал пресс-секретарь Владимира Путина по поводу пьесы. Есть ли какие-либо иные признаки выяснения?

– Абсолютно никаких. Мне никто не звонил, не предъявлял никаких претензий. То, что Дмитрий Песков сообщил, что мою пьесу собираются читать, меня только радует. Вообще приятно, когда, собственно, персонажи читают пьесу (Дмитрий Песков – один из основных героев пьесы «Пребиотики». – РС).

– Как у политолога – есть ли предположения, в какой именно нерв вы попали со своей драматургической версией отставки Юрия Лужкова и возможного прихода Владимира Путина на должность мэра Москвы?

– На самом деле пьеса не имеет прямого отношения к политике, только косвенное. Современная драматургия является абсолютно тупым кинжалом, она никого никуда не бьет. Про того же самого Путина написано достаточно много пьес: в Германии поставили совсем недавно – в принципе, по содержанию достаточно хамскую. Не менее хамскую пьесу поставили в Италии. Пьесы ставились и в России, в Сибири, но более апологетического характера… То, что называется современная драматургия – по моему глубокому убеждению, это не драматургия вообще. Это отрыжка постмодерна: когда литературное качество произведения никого особенно не интересует и пьеса просто рассматривается как повод для какого-то жеста. А я просто написал про драму человеческого характера. Взял сюжет, в котором человек претерпевает метаморфозу.

Эта пьеса – про предательство, в какой-то степени про человеческую судьбу, про любовь, про преданность. В общем, это пьеса про человека Путина, Владимира Владимировича Путина – так, как я его представляю. Я нашел сюжет, в котором он предстает буквально шекспировским героем; на отставке Лужкова вдруг неожиданно возник сюжет, в котором Путин может быть изображен действительно по-шекспировски. Я, собственно, это и сделал. Я вообще ставил перед собой исключительно литературные, исключительно художественные, исключительно творческие задачи.
'
'
– Может быть, в 2011-м – точнее, в преддверии 2012-го года – эти задачи показались слишком актуальными?

– Подозреваю, что дело именно в природе текста. Если бы я написал какую-нибудь очередную благоглупость про Путина-демона – что у него перепончатые крылья, что он где-то летает, – то на это внимания никто бы особенно не обратил. Подозреваю, что сейчас какое-то количество современных драматургов какую-то ахинею подобного толка пишут или уже написали. Проблема, мне кажется, именно в природе самого текста. Мне достаточно неприятно слышать обвинения в том, что я устроил какую-то намеренную провокацию, тем самым как бы перенося текст на второй план. А мне хотелось бы слышать какую-нибудь внятную литературную критику – чтобы люди прочитали текст, нашли в нем какие-то слабые места. Но у нас нет литературного процесса, нет литературной критики в стране. И это очень печально.

– Зато контекста как такового – хоть отбавляй.

– Да. Но я в принципе доволен, что так получилось. Я в какой-то степени, безусловно, это закладывал – мне же интересно, чтобы мою пьесу прочитало как можно больше людей. Когда два месяца назад я дописал пьесу, подумал про себя: «Как интересно получилось. Наверняка эта пьеса даст какой-то медиа-выхлоп и я получу новых читателей». Но она у меня в ЖЖ спокойно пролежала эти месяцы и никакого выхлопа не было – при том, что доступ к ней был открыт, люди могли читать. Мне писали какие-то комментарии, но такого скандального интереса к ней, который возник сейчас, не было. Возник — очень хорошо, значит, читателей прибыло. Мой лучший пиарщик — это, безусловно, пресс-секретарь Путина товарищ Песков. Если бы он не высказался насчет моей пьесы – боюсь, люди бы по-прежнему ходили другими дорогами, мимо пьесы. Благодаря ему теперь «Пребиотики» будут прочитаны очень многими, — уверен Владимир Голышев.

Юрий Васильев

Оригинал материала: svobodanews