Центральный : Свидетельство отвращения. Бортников

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"В Московском областном суде 26 марта прошло очередное судебное заседание по делу о теракте в аэропорту Домодедово в 2011 году.

Началось оно с оговоренного ранее вызова свидетеля - матери двух подсудимых по делу - Илеза и Ислама Яндиевых.

Свидетельница, как заметили присутствующие, сразу была настроена определенным образом - когда ее пригласили в зал суда, она зашла и заняла место среди зрителей и журналистов, весто того, чтобы подойти к судье.

Впрочем, судья все равно вызвал мать подсудимых для прохождения необходимых процедур перед допросом в судебном следствии.

Но, несмотря на то, что свидетель заранее был предупрежден о вызове в суд для дачи показаний, пройдя все необходимые процедуры - предъявление паспорта, обьявление личных данных, и прочего, свидетельница в зале суда заявила, что воспользуется своим правом, данным 51 статьей Конституции РФ, согласно которой она имеет право не свидетельствовать против своих близких (ст. 51 Конституции РФ: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом»).

Мать подсудимых заявила судье, что поскольку братья Яндиевы являются ее сыновьями, она отказывается давать какие-либо показания, связанные с ними.

В связи с этим гособвинитель по делу Светлана Павлова ходатайствовала перед судом о предоставлении возможности зачитать ранние показания матери (Майсаговой) подсудимых Яндиевых, данных ей еще в ходе предварительного расследования. Судья удовлетоворил ходатайство.

Согласно этим показаниям, Илез Яндиев не был «религиозным», молитву не соблюдал, курил. Иногда ездил по делам из Ингушетии в Москву, на поезде или на автобусе из Назрани, на ночлег в столице Илез останавливался у родственников.

Ислам Яндиев, согласно ранним показаниям его матери, также «не был религиозным» и даже «не интересовался религией».

Согласно протоколу допроса Майсаговой, она отказалась давать какие-либо сведения о друзьях ее сыновей.

Женщина объясняла следствию, что также не может дать номера их телефонов, так как телефонные аппараты ее сыновей были изъяты следствием после ареста братьев Яндиевых и их местонахожение ей неизвестно.

Даже отвечая сегодня в Мособлсуде на процессуальные вопросы судьи и гособвинения, мать подсудимых Яндиевых вела себя с явным отвращением. Сами же подсудимые вели себя, как всегда, спокойно, улыбались и шутили на ингушском.

Напомним, что теракт в московском аэропорту Домодедово произошел 24 января 2011 года, в результате чего погибли 37 человек.

Через некоторое время ответственность за теракт на себя взял лидер организации Имарат Кавказ (признанной российским законодательством террористической организацией) Доку Умаров.

Несмотря на это, некоторые из чеченцев, эмигрировавших из России в Европу после второй чеченской войны, относящих себя к Ичкерии, считают, что Доку Умаров просто взял на себя чужую вину.

В разговоре с корреспондентом FLB.ru по Skype, бывший ичкерийский боец Хасан заявил, что Доку Умаров просто решил воспользоваться терактом, чтобы привлечь к себе внимание, таким образом взяв на себя то, чего не совершал.

Судебный процесс по делу о теракте в аэропорту Домодедово длится в Мособлсуде с 2 октября 2012 года.

Заседания проходят в открытом режиме, за исключением эпизодов, когда в деле оглашаются секретные сведения (о работе следствия, правоохранительных органов, оперативников и о структуре террористических организаций).

В совершении теракта обвиняются жители Ингушетии Илез и Ислам Яндиевы, Ахмед Евлоев и Башир Хамхоев.

Еще 15 января в ходе судебного заседания, адвокаты подсудимых заявили, что их подзащитные не считают себя виновными.

В настоящее время судебный процесс продолжает оставаться в стадии предъявления доказательство вины подсудимых стороной гособвинения.

54154.jpg

Дмитрий Флорин, спец.корр. Агентства федеральных расследований FLB.ru,
Фото автора.

Также на эту тему: [info/54010.html «На неработающие лифты опустился занавес секретности»], [info/52856.html «Теракт в Домодедово поднимается в цене»]. "