Цивилизованный Националист

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Своей политической карьере Дмитрий Рогозин обязан коллеге по "актерскому цеху" Владиславу Суркову

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсант Много бы потеряла российская политическая жизнь, если бы летом 1981 Дмитрий Рогозин не забрал документы с актерского факультета ВГИКа, где он успешно прошел творческий конкурс и не подался на факультет журналистики МГУ? Какого киноактера приобрело бы российское кино? Об этом мы, увы, уже никогда не узнаем. Ясно другое: отечественная политическая элита лишилась бы одного из самых бесстыдных конъюнктурщиков последнего времени.

Полиглот и спортсмен

Мастер спорта СССР по гандболу, отличник учебы международного отделения факультета журналистики МГУ, автор двух дипломных работ сразу, одной на «кубинскую» тему: «Психологическая война США против Кубы» и другой, связанной с Францией, под названием «Парадоксы президента Миттерана», — таким юношей-вундеркиндом предстает Дмитрий Рогозин в написанной им автобиографии. Известно также, что по окончании университета юный Рогозин около четырех лет трудился в Комитете молодежных организаций (КМО) СССР под началом Алексея Подберезкина.

За время работы молодой комсомольский функционер объездил всю Европу, усовершенствовал иностранные языки, изученные в университете и приобрел, надо думать, много связей, полезных для будущего. А главное, овладел навыками, необходимыми партийному функционеру. Многие из знавших Рогозина в те годы подозревали его в связях с КГБ .

Известно, что тогда без контроля со стороны «конторы» было невозможно разъезжать по всему свету, например, координировать, как это делал он, выезды советской молодежной делегации на Всемирную молодежную встречу за свободу и демократию Париж-89 в августе того года, когда французы праздновали 200-летие своей Великой революции. Рогозин утверждает, что допущенное им в этой поездке участие молодых неформалов вызвало негодование парткома ЦК ВЛКСМ, члены которого припомнили молодому функционеру его нежелание вступить в ряды КПСС. Он был вынужден подать заявление об уходе из КМО. Рогозин любит повторять, что потерял престижную должность из-за того, что не хотел вступать в партию. Но осведомленные люди утверждают, что он отказался примкнуть к коммунистам не из-за идеологических соображений, а руководствовался чисто прагматическим расчетом. Шел 1990 год, КПСС отживала последние дни и вступать в «уходящую» партию для человека, осознанно делающего себе политическую карьеру было крайне неосмотрительно.

Рогозин — человек без комплексов. Он не мучается, не рефлексирует. С легкостью меняет одно направление на другое, — так говорят о нашем герое старшие товарищи, следящие за его становлением с самого юношества.

Из партии в партию перелетая

Однажды, отвечая на вопрос латышских журналистов о том, как он попал в политику, Рогозин рассказал о своей встрече с Эдуардом Шеварднадзе в Белом доме в Москве. Дело было 20 августа 1991 года. Будущий председатель Комитета по международным делам Госдумы каким-то чудом оказался в свите Шеварднадзе, который выступал перед митингом. Может быть, в тот миг, стоя за спиной бывшего (и будущего) министра иностранных дел СССР, Рогозин загадал, что однажды быть может сам возглавит МИД великой державы? К Как бы то ни было, но с тех пор он стал активно «пробиваться» в публичную политику и вплоть до 1993 года, до создания Конгресса русских общин (КРО), кочевал из одной маргинальной партии в другую. В 1994 году привлек в КРО Юрия Скокова и Александра Лебедя и стал активно бороться за права соотечественников. На декабрьских выборах 1995 года, когда КРО не преодолел 5-процентный барьер, Рогозин охладел к этой партии и задвинул ее на дальнюю полку.

Желание во что бы то ни стало попасть в Думу привело нашего героя в Воронеж, где он избрался на довыборах в марте 1997 года. Так началось его хождение по депутатских группам и партиям уже в Госдуме. Сначала он прибился к «Российским регионам», потом к лужковскому «Отечеству». Но разорвал с Юрием Лужковым, в знак протеста против альянса «Отечества» с губернаторским движением «Вся Россия». Рогозина не устроил союз московского мэра с Русланом Аушевым и Ментимером Шаймиевым. Злые языки утверждают, что «звездный» поворот в политической карьере Дмитрия Олеговича начался после его сближения с зам. главы президентской администрации Владиславом Сурковым. В 1999 году он был переизбран в Госдуму и вошел в группу «Народный депутат», призванную стать фракцией-сателлитом прокремлевского «Единства» и оттянуть на себя мажоритариев от той же пролужковской «Всей России».19 января 2000 года в результате «пакетного соглашения» возглавил Комитет Госдумы по международным делам.

С этого момента началась новая жизнь Дмитрия Рогозина. Он стал представлять Россию на международной арене. Возглавил российскую делегацию в ПАСЕ. И своим поведением вписал несколько самых позорных страниц в историю российско-европейских отношений.