Цирк Муртазы Рахимова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
43882.jpg

Когда началось дело Изместьева, сын президента Башкирии сначала залег в уфимскую городскую больницу со «страшным диагнозом», затем, через почти два года «лежачего режима», после продажи предприятий республиканских ТЭК АФК «Система», перебрался на ПМЖ в Австрию.

В Башкирии открылась очередная глава борьбы за Башкирский ТЭК. Противостояние разворачивается между поддерживаемым Кремлем действующим руководителем региона – Рустэмом Хамитовым – и мощной олигархической группой АФК «Система».

Только вмешательство Кремля спасло Муртазу Рахимова от поражения на выборах. В обмен на поддержку Москвы Рахимов, как говорят кремлевские источники, обещал вернуть акции Башкирского ТЭК государству. Однако сразу после выборов первый «президент всех башкир» видимо забыл об этом. Но прежде необходимо закончить историю про взрывы и «правую руку» обоих Рахимовых – Игоря Изместьева.

В 2007 году этот человек, ставший впоследствии сенатором по квоте башкирского парламента, Курултая, был арестован в Киргизии. А в 2010-м суд признал, что взрыв в Уфе организовал именно Изместьев – в целях убийства У. Рахимова! (Странно, но в приговоре ничего не говорится о мотивах покушения на У. Рахимова – зачем И. Изместьеву это было нужно? Он же не круглый дурак, чтобы рубить сук, на котором сидит.) Более того, на том же процессе было установлено, что за бандой Изместьева числится 11 убийств, семь из которых совершены из-за экономических конфликтов вокруг «Башнефти» и «Башнефтехима». Причем все, что делалось, было выгодно У. Рахимову. И это только то, что удалось установить. В реальности существуют еще пропавшие учредители тех самых семи фирм, а также благотворительных фондов, о которых речь пойдет дальше!

Более того, свидетели на процессе Изместьева обвиняли опального сенатора в заказном убийстве главного бухгалтера и личного друга Урала Рахимова по фамилии Сперанский. Причем у последнего перед этим был очевидный, вплоть до угроз «завязать», как говорится в воровской среде, конфликт с младшим Рахимовым – из-за тех самых байконурских схем ухода от налогов!

Сперанский был против этих, очевидно криминальных, сделок с участием нефтезаводов и поэтому был убит. А Изместьеву на том же самом процессе предъявили, кроме терроризма и заказных убийств, эти самые байконурские схемы – в виде обвинений в неуплате налогов! К чему я веду? К тому, что Игорь Изместьев, «правая рука» клана Рахимовых, не мог все это самостоятельно, без помощи подконтрольных им государственных структур Башкирии, как говорится, провернуть. Очевидно, что им руководили. Кто? Нетрудно догадаться.

Столичный бизнесмен Юрий Бушев, главный партнер Изместьева в Москве, который уже год пытался добиться возбуждения уголовного дела против отца и сына Рахимовых – по статье терроризм и заказные убийства. Вся логика этих уголовных дел, а также многочисленные факты могут указывать на то, что заказчиками многочисленных убийств и террористического акта в Башкирии были именно Муртаза и Урал Рахимовы, открыто говорил и писал Юрий Бушев. Более того, есть сведения, что следствие все же пыталось возбудить в 2007–2008 годах уголовное дело против них, но у клана Рахимовых оказалось мощное политическое лобби, которое сумело остановить расследование. Но, к слову сказать, с 2007 года, когда началось дело Изместьева, Урал Рахимов сначала залег в уфимскую городскую больницу со страшным диагнозом, затем, через почти два года «лежачего режима», после продажи ТЭК АФК «Система», перебрался на ПМЖ в Австрию. Диагноз оказался ошибочным. Как утверждают некоторые СМИ, Урал Рахимов опасался уголовных преследований по делу Изместьева.

В 2005 году случилось то, что в прессе до сих пор принято называть «бунтом Урала Рахимова против отца». По официальной версии, якобы младший отпрыск решил захватить власть в регионе – путем превращения Башкирии в парламентскую республику. Для этого он даже инициировал соответствующее голосование в местном Курултае, которое, само собой, провалилось. Но «папа» все же очень обиделся и в ответ потребовал возвращения акций башкирской нефтянки государству. Президентом были инициированы иски по признанию недействительными сделок по продаже «БТК» и «Башнефтехимом» семи ООО акций ТЭК.

Результаты были предсказуемы: Арбитражный суд РБ вынес решения о незаконности продажи и необходимости возвращения акций ТЭК в государственную собственность. Однако Рахимов неожиданно передумал и поручил истцу – Минимуществу РБ заключить с ответчиками мировое соглашение, предусматривающее выплату «Башкирским капиталом» 12 млрд рублей. Дело было закончено мировым соглашением, но о судьбе 12 млрд рублей ничего не известно. В бюджет они так и не поступили. Это, что называется, официальная версия.

Но в реальности, по мнению ряда СМИ, скорее всего, Рахимову попросту напомнили о заключенных джентльменских соглашениях с Кремлем. Муртазе выиграть выборы помогли, а вот государственные доли башкирских нефтяных предприятий он как-то не спешил возвращать. Для этого и понадобился весь этот спектакль – Рахимов просто развел руками: мол, я же честно пытался, но ничего сделать не смог. Эти современные дети, мол, «такие непослушные». То есть выглядеть это может как будто Рахимов во второй раз попросту кинул Кремль, когда, выиграв суды, вдруг ни с того ни с сего фактически простил украденные акции. Но, помимо того что Рахимов оказался явно не джентльменом, эта история имела еще одно негативное последствие – после прекращения дела таким вот «миром» Башкирия потеряла право повторного обращения по предмету иска в арбитражные суды.

Но самое главное во всей этой истории то, что незаконность сделок по приватизации ТЭК РБ теперь была официально и документально подтверждена – на уровне решений арбитражного суда. То есть если до этого еще можно было как-то отмахиваться от ситуации вокруг нефтянки, то теперь было официально подтверждено – все это было незаконно! И вот здесь тогда и встает вопрос: а насколько в этой ситуации законно действовал Муртаза Рахимов, пойдя на такой странный мир? Ведь к тому моменту выручка БашТЭК уже приближалась к отметке 10 миллиардов долларов! А если к тому же эти деньги так и не поступили в казну, то это вообще отдельный повод для вмешательства правоохранителей.

Собственно после этой истории среди акционеров Башкирского ТЭК и появилась московская корпорация АФК «Система». В 2005 году ее подразделению «Система-инвест» было продано от 18 до 28 процентов акций нефтяных предприятий Башкирии. Между прочим, ряд источников в СМИ утверждают, что именно сенатор Изместьев активно лоббировал приход «Системы» в Башкирию. И даже больше, в материалах дела есть указания, что многие сделки с АФК в 2005 году якобы совершались через структуры, подконтрольные Изместьеву.

А если это так, то, с моей точки зрения, это должно стать предметом отдельного расследования правоохранителей, поскольку сама сделка по продаже первоначального пакета акций московской корпорации изначально была крайне непрозрачной и запутанной. А если в ней еще оказались замешаны фирмы сенатора-убийцы, то это, без сомнения, должно стать объектом пристального внимания правоохранителей, учитывая, что Урал Рахимов продавал АФК в общем-то акции спорно отчужденных предприятий, хотя в «Системе» всегда подчеркивали, что являются добросовестными покупателями «Башнефти».

Но, как бы то ни было, в Башкирии появилась московская структура, и заинтересованная пресса (прежде всего местная) по этому поводу высказывалась в том смысле, что, поскольку теперь частью акций владеет лояльный Москве коммерческий холдинг, все претензии по возвращению предприятий в собственность государства сняты. Но, как показали дальнейшие события, эти ожидания оказались преждевременными.

Сразу после продажи пакета акций АФК, накануне ареста Изместьева, Урал Рахимов, словно чувствуя, что над ним сгущаются тучи, затевает очередную реорганизацию структуры – для удержания предприятий Башкирского ТЭК. На собрании учредителей ООО «Башкирский Капитал» было принято решение о передаче подконтрольной ему некоммерческой организации всех пакетов акций. В тот же день ООО «БК» заключило договор пожертвования и безвозвратно передало 4 благотворительным фондам 291 943 966 именных и 4 733 822 привилегированных акций Башкирского ТЭК. На общую сумму 124 млд рублей. Это само по себе беспрецедентно. Где вы видели, чтобы кто-то добровольно выпускал такие активы из рук? Правда, потом все стало на свои места. Затем этими фондами были учреждены четыре одноименные коммерческие фирмы, куда и были переданы пакеты акций.

В уставный капитал данных ООО были внесены переданные ООО «БК» благотворительным фондам ценные бумаги. Уставы данных коммерческих обществ не предусматривали какой-либо благотворительности. Уставные цели этих фирм совпадали с уставными целями ООО «БК» и уставными функциями предприятий ТЭК. То есть очевидно, что главной целью этой операции была не попытка «уйти от недружественных поглощений», а устранение угрозы возможной потери управления активами ввиду слишком большого количества участников в первоначально созданных семи ООО, купивших активы, и самом «БК», управлявшимся формально этими учредителями. Были слухи о пропаже некоторых учредителей, но МВД упрямо не давало хода этим делам.

Но здесь вновь над кланом Рахимовых нависла угроза. Межрегиональная инспекция ФНС РФ обратилась в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки (договора пожертвования ценных бумаг) по передаче принадлежавших ООО «БК» акций Башкирского ТЭК благотворительным фондам и последующему внесению акций в уставный капитал четырех хозяйственных обществ, учрежденных благотворительными фондами, в виде взыскания в доход РФ акций указанных предприятий ТЭК, являвшихся предметом сделки.

ФНС считало, что заключение сделок, на основе которых передавались акции, преследовало цель неуплаты налогов. Судами первой и второй инстанций иски ФНС были удовлетворены, решения вступили в законную силу. Однако в дальнейшем начали происходить невероятные, непостижимые не только с точки зрения закона, но и с точки зрения здравого смысла события. Налоговые органы отозвали свои иски об обращении в доход государства акций ТЭК РБ. Причина – пленум Высшего арбитражного суда, перечеркнув свои бывшие постановления, многолетнюю судебную практику и даже решение Конституционного суда РФ, в апреле 2008 года принял постановление № 22, в пункте 6 которого было прямо запрещено ФНС подавать подобные иски о ничтожности сделок и обращении акций в доход государства.

Акции остались у четырех коммерческих фирм, учрежденных благотворительными фондами. Почему вдруг так случилось, и по какой причине в такой беззастенчивой, весьма похожей на коррупционную, форме вмешался в уже сложившуюся судебную практику Высший арбитражный суд, остается только догадываться. Ладно, Антон Иванов был молодым, еще неопытным председателем суда. Но о чем думали опытнейшие арбитражные судьи, открыто лоббировавшие принятие этого, явно наносящего ущерб интересам государства скандального постановления? Можно, конечно, предположить, что ходатаями были «уважаемые люди» – российский сенатор, затем оказавшийся главарем банды, президент республики, тоже беззастенчиво упустивший государственной собственности на миллиарды долларов, московский олигарх, ищущий – и нашедший – «ключи» к ТЭК Башкирии

Как с гордостью говорили осведомленные приближенные М. Рахимова, «бабай» хвалился, что в России можно все купить – даже самый высокий суд. Правда, это дорого – только его заводы могли отдать, как с горечью говорил «безвинно пострадавший» глава Башкортостана, 20 млн долларов. А еще АФК «Система» тоже видимо пришлось подсуетиться. В какой форме, остается только гадать, но основным выгодополучателем в итоге оказался В. Евтушенков. Я далек от того, чтобы обвинять в коррупции судей Высшего арбитражного суда. Но остаются вопросы.

Например, почему в этот спор, когда решения нижестоящих арбитражных судов уже вступили в законную силу, вмешался именно пленум ВАС РФ? Эта злополучная 169-я статья ГК РФ ведь применялась много лет, и до этого ни у кого не возникало сомнений в праве налоговиков обращаться в суд с исками о недействительности сделок по данной статье Гражданского кодекса. Понятно, что прямых ответов здесь никогда не будет. Но, может, спросить у самих судей? Прикрываться судейским иммунитетом, конечно, можно, но объяснить свои действия, покрывающие прямое воровство государственной собственности на сотни миллиардов долларов, они, наверное, должны?

Судя по открытым источникам, велика в этих хитроумных комбинациях и роль еще одного персонажа триллера под названием «ТЭК Башкирии» Л. Г. Айрапетяна. В июле Басманный суд Москвы арестовал известного бизнесмена Левона Айрапетяна, которому инкриминируется пособничество в растрате и легализации денежных средств. Предполагается, что Айрапетян был причастен к продаже в апреле 2009 года Уралом Рахимовым акций «Башнефти», которую он возглавлял три года.

Башкирского топливного комплекса хватает, многие «нагрели» на этом руки. Но факт остается фактом – у государства была в 2006 году очередная возможность вернуть себе украденные предприятия, но этому помешали. И судя по всему, не без помощи людей, которых сегодня называют лондонскими или австрийскими сидельцами. А дальше наступили 2007 год и арест Изместьева, в 2008 году следствие докопалось до организаторов взрывов в Башкирии 2003 года и положение Урала Рахимова стало совсем катастрофическим.

В 2008 году Урал Рахимов передал под контроль АФК управление БашТЭК, а затем в течение 2009 года эти предприятия были проданы. А деньги в размере 64 млрд рублей поступили на счета указанных четырех благотворительных фондов. Это, кстати говоря, само по себе странно, поскольку изначально речь шла, если помните, о 124 млрд рублей. Почему вдруг Рахимовы так продешевили? А в 2010 году, когда Муртазу Рахимова наконец-то убрали с поста главы республики, четыре фонда были реорганизованы в один под названием «Урал». А сам Рахимов немедленно занял должность его председателя.

Мало того что, по мнению экспертного сообщества (и, честно говоря, моему личному мнению тоже), отраженному в многочисленных публикациях, все операции с активами ТЭК Башкирии – это сплошное нарушение гражданского и уголовного законодательства. Не говоря уже о криминальных схемах приватизации и участии во всех сделках с активами ТЭК банды Изместьева.

И даже в этой финальной главе истории все оказалось поставлено с ног на голову. Например, договор пожертвования в 2006 году акций Башкирского ТЭК четырем благотворительным фондам изначально был совершен с нарушениями. В соответствии с законом «О некоммерческих организациях» благотворительный фонд – организация, учрежденная на основании имущественных взносов. Получается, что в роли учредителей фонда не могут выступать лица, которые не внесли вклад в имущество фонда. О каком-то взносе нынешнего учредителя БФ «Урал» – ООО «Спецсервисремонт» я не нашел ни единого упоминания, судя по всему, его просто не было. Если это так, то оно просто не может выступать в роли учредителя БФ «Урал», а значит, и фонд изначально был нелегитимен.

Также много вопросов и к продаже контрольного пакета АФК «Система». Эта операция, по мнению юристов, может являться ничтожной сделкой, совершенной под влиянием обмана и угроз со стороны главных неформальных собственников – Урала Рахимова и его отца Муртазы Рахимова. Кроме того, существует чисто моральный аспект: АФК «Система» купила активы, мягко говоря, очень похожие на уведенные из государственной собственности при участии бандитов Изместьева. Хозяйственные общества, продавшие акции ТЭК РБ, не могли быть собственниками акций – это имущество должно было быть использовано на благотворительные цели, а не передано им в собственность. Сумма сделки делает ее абсурдной, потому что изначально она занижена в несколько раз, а участие в этих процессах бандитов Изместьева придает сделкам криминальный оттенок.

Есть еще один немаловажный момент. Акции ТЭК РБ в момент их независимой оценки – ни одна такая сделка без нее не может обойтись – находились под арестом. Спрашивается, оценщики уже знали о том, что арест будет снят? А сам В. Евтушенков не подозревал и не видел, что именно собирается покупать? Ведь если знал, то нарушал при этом все нормы и правила: если говорить уголовно-правовыми терминами, то тогда приобреталось имущество, приобретенное заведомо преступным путем, т. е. это скупка краденого. Статья Уголовного кодекса. Но ведь ТЭК РБ и АФК «Система» не воровская «малина», и Урал Рахимов и Владимир Евтушенков не простые ворюги, а люди, управляющие многомиллиардными состояниями, нажитыми непосильным трудом… Российский народ имеет право знать, что же отличает их от обычных воришек, отбывающих наказание за гораздо меньшие прегрешения.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Заканчивая это журналистское расследование, я еще раз хочу вернуться к теме морали. Сегодня из ТЭК Башкирии просто выкачиваются деньги. Зарплата работников снизилась в два раза. В производство ничего не вкладывается, все понимают – пришли временщики. Оборудование стареет, как говорят рабочие, не за горами технологические катастрофы. Если учесть, что нефтепереработка сосредоточена в миллионном городе, последствия страшно даже представить. Новый собственник пока занимается «оптимизацией» – в России так называется уменьшение налоговых поступлений в бюджет.

Купив ТЭК РБ за 60 млрд каждый год выписывают в свой карман только дивидендов на 80 млрд – если не верите, можете посмотреть данные по этой компании за 2013 год – такой экономический эффект от приватизации государственной собственности трудно даже представить. Учитесь, разные там Морганы и Рокфеллеры, как нужно делать деньги. Правда, получается как в советском анекдоте про колхозы – чтобы корова давала больше молока, ее надо меньше кормить и больше доить. ТЭК РБ, конечно, не корова, но финал в обоих случаях будет один.

С моей точки зрения, нефтяные предприятия, из-за которых чуть не развалилась Россия, просто обязаны быть возвращены в собственность государства. Но есть еще один важный момент: клан Рахимовых сегодня, пожалуй, единственная политическая сила на территории нашей страны, которая совершенно не скрывает своего нелояльного отношения к России. Сегодня Муртаза Рахимов вновь делает политические заявления, в частности критикуя «возвращение тоталитаризма», и пытается членов своего клана вернуть в политику. С моей точки зрения, этот клан спит и видит возможность реванша, то бишь отторжения республики от Федерации. И в связи с этим очень опасен тот факт, что в распоряжении клана Рахимовых имеются огромные средства.

Средства, еще раз подчеркну, на мой взгляд, полученные путем незаконной приватизации Башкирского ТЭК! Зачем так рисковать, мы ведь на эти грабли уже не один раз наступали!

И более того, если сегодня в борьбу за акции ТЭК включили и нового главу региона Рустэма Хамитова, то, согласитесь, стоит 10 раз подумать, отдавать ли их еще раз республике, уже однажды «проворонившей» свое основное, как любят говорить в Башкирии, достояние…

К тому же нет, к сожалению, в постсоветской истории субъектов России ни одного примера, когда при приватизации собственности были бы «обделены» местные элиты. Может, не стоит вновь ставить республику перед искушением – собственность-то в основном федеральная, почти как Крым, незаконно выведенная?


Ссылки

Источник публикации