Цунами по спецзаказу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Цунами по спецзаказу Можно ли использовать природные катаклизмы в военных целях?

"После разрушительного урагана "Катрина" в американской прессе появились громкие обвинения в адрес России. Мол, ураган, уничтоживший Новый Орлеан - дело российских военных специалистов. Более того, утверждалось, что якобы советские ученые еще во время холодной войны разработали секретные установки, способные оказывать пагубное влияние на погоду. Насколько объективны подобные утверждения? Существует ли вообще так называемое климатическое или погодное оружие? Увы, борьба со стихией - дело зачастую безнадежное. С силами природы человеку пока трудно тягаться. Если дамба в Финском заливе предохраняет город на Неве от крупных наводнений, то в Новом Орлеане усилиями тайфуна "Катрина" ее прорвало. Оказалось, даже такая экономически сильная страна, как США не нашла в свое время достаточно средств на укрепление дамбы вокруг города с миллионным населением. Администрация Дж. Буша оказалась просто не готовой бороться со стихией и ее последствиями. Но не только Соединенные Штаты подвержены воздействию тайфунов. От них в той или иной мере страдают страны Карибского бассейна, а также Япония, Юго-Восточная Азия и отчасти российский Дальний Восток. То есть проблема это общемировая. Не удивительно, что еще в 30-х годах прошлого века теория управления атмосферными процессами получила большое развитие, в том числе и в Советском Союзе. В то напряженное предвоенное время государство пошло на большие затраты, создав Институт экспериментальной метеорологии, основной проблемой которого было искусственное получение осадков как потенциально возможных средств борьбы с засухой. В конце 40-х - начале 50-х гг. были найдены новые эффективные средства кристаллизации облаков. В СССР, Австралии и других странах проведены опыты, которые подтвердили возможность искусственно вызывать осадки из переохлажденных облаков. Стало казаться, что управление ими уже в руках человека. В 1954 г. группа экспертов Всемирной метеорологической организации, подводя итоги этого периода, указала на безусловную достоверность искусственного вызывания осадков из переохлажденных облаков. Но успехи на этом фронте привлекли внимание натовских военных. Так в арсенале средств холодной войны появился новый термин "метеорологическая война". А в бюллетене американского метеорологического общества даже опубликовано выступление некоего Гугснгейма о возможностях использования географического положения Советского Союза для искусственного создания на его территории засухи. К концу 60-х годов наука об управлении погодой уже вошла в стадию научной зрелости, появились новые, более совершенные методы исследований, реагенты и технические средства воздействия на процессы развития облаков и вызывания из них ливневых осадков. США незамедлительно использовали эту возможность в войне во Вьетнаме. Факт, уже не требующий сегодня доказательств, как и то, что именно Пентагон первым взял на вооружение грозные природные явления. В СССР вынуждены были искать контрмеры. Несколькими постановлениями ЦК КПСС и Совета министров были определены характер и направление работ, некоторые из них проводилиась в интересах Министерства обороны СССР. Как правило, они носили характер двойного назначения - раскрытие от туманов и низкой облачности аэродромов, палуб авианосных кораблей, акваторий портов, морских нефтегазодобывающих платформ. Но были и целевые - возможность противодействия через погоду электронным и оптическим средствам, спутниковым системам вероятного противника. Рассматривались также вопросы, связанные с улучшением прохождения радиоволн, предупредительного и целенаправленного спуска снежных лавин, вскрытия ледяного покрова. Этими же постановлениями выделялись средства на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, деньги на строительство лабораторных корпусов и жилых домов в различных городах страны от европейской части до Дальнего Востока и Крайнего Севера. Предусматривалось создание новых типов противоградовых ракет, метеорадиолокаторов, оборудования метеополигонов, выделялись и переоборудовались самолеты. Создавались даже военизированные службы для борьбы с градом, лавинами и вызыванием осадков в засушливых районах страны. Зарождалась система контроля за гидрометеорологическими и другими геофизическими процессами - как локальными, так и крупномасштабными, в том числе цунами, землетрясениями. Как видно из перечня направлений исследований, в работах оказались заинтересованы практически все виды Вооруженных Сил. Но головным ведомством был определен Государственный комитет СССР по гидрометеорологии и контролю окружающей среды. Позже создана Межведомственная комиссия во главе с председателем Госкомгидромета СССР академиком Ю. Израэлем (а для координации работ введена должность заместителя председателя Госкомгидромета СССР, на которую назначен доктор физико-математических наук профессор В. Захаров). К работам привлекались также организации Академии наук СССР и ряда промышленных министерств и ведомств. Испытывались новые методы, реагенты, средства воздействия и контроля (ракеты, зенитная артиллерия, радиолокаторы). Результаты противоградовой защиты в основном были успешными. А некоторые из методов воздействия на туманы применялись и в Советской Армии. Особенно надо отметить успешные работы по разрушению облаков за пределами 60-километровой зоны от Чернобыльской АЭС в течение четырех месяцев после аварии на ней. Это позволило предотвратить смыв радионуклидов в бассейн рек Припяти и Днепра. В это же время активно развивались в ВГИ (г. Нальчик) методы и средства борьбы с лавинами - как наземные, так и самолетные. Они эффективно применялись в зиму 1986-1987 гг. на Кавказе. Специалисты встали на защиту горнолыжных курортов (Домбай, Терскол и др.) и горных перевалов, в частности Рокского. Что касается США, то там интенсивно развивались проекты по изменению климата, созданию искусственных цунами и землетрясений, а также активному воздействию на тайфуны с целью их разрушения или изменения траекторий. По расчетам американских ученых, которые рассматривали движение тайфуна, как волчка, достаточно будет разрушить часть облачности в каком-либо секторе, чтобы нарушить его энергетический баланс. Это изменит и траекторию движения. Однако проведенные в начале 80-х годов прошлого столетия по проекту "Штормфюри" эксперименты не подтвердили этих предположений, хотя и не опровергли их. И все же основная задача была покорить энергию тайфунов, которая равна нескольким Хиросимам. В Советском Союзе, а затем и совместно с Кубой и Вьетнамом исследования тайфунов начались с 80-х годов. Они проводились с использованием наземных, судовых, самолетных и спутниковых средств, в том числе и самой загадочной части - "глаза" тайфуна. Это делалось с использованием серийных самолетов Ил-18 и Ан-12, переоборудованных под метеолаборатории, на которых впервые в мире еще в начале 70-х были установлены электронно-вычислительные машины для получения информации в реальном масштабе времени. Задачей этих исследований было найти те "болевые" точки тайфуна, действуя на которые можно было бы уменьшать или увеличивать его мощность, разрушать или изменять траекторию. Одновременно на Кубе и во Вьетнаме была создана сеть радиолокационных станций, получены интересные данные, в том числе по структуре тайфуна, что дало возможность приступить к моделированию различных методов воздействия. Параллельно велись теоретические работы, связанные с изучением возможности влияния на циклоны умеренных широт, а следовательно, на погоду в данном регионе. Об этом не могли не знать в США. Поэтому не удивительно, что в американской прессе после урагана "Катрина" появились громкие обвинения уже в адрес России. Например, метеоролог Скотт Стивенс утверждал, что российские ученые еще во время холодной войны разработали секретные установки, способные оказывать пагубное влияние на погоду. Но в подтверждение этого приводятся не факты, а почему-то эмоциональное выступление в Государственной Думе Владимира Жириновского, где он в адрес Дж. Буша произнес следующие слова: "Ночью наши ученые чуть-чуть изменят гравитационное поле Земли, и твоя страна окажется под водой Атлантического, Тихого океанов. Ты с кем шутишь?". Правда же состоит в том, что в СССР и России никаких экспериментальных работ по модификации крупномасштабных атмосферных или тектонических процессов не проводилось. Более того, с 90-х годов работы по активным воздействиям на погоду практически перестали финансироваться и были свернуты. Речь сегодня надо вести о другом. Искусственная трансформация свойств атмосферы непрерывно нарастает, что заставляет уже сейчас думать как о неизбежных последствиях, так и о контрмерах. Ведь управление погодой требует точнейшего анализа состояния атмосферы и возможной ее эволюции, а также тщательного выбора средств и способов воздействия. В ряде случаев незначительный просчет не только может свести на нет само воздействие, но и вызвать нежелательный эффект либо непосредственно в районе опыта, либо в другом районе планеты. В этой связи уместно вспомнить слова академика Е. Федорова о том, что "глобальный характер явлений погоды и основных черт климата менее всего подходит для единоличного вмешательства в их состояние". Иными словами, в природе существуют некоторые, пока еще лишь частично познанные каналы управления, умело используя которые, иногда можно при незначительных затратах энергии привести в действие атмосферную машину колоссальной мощности. Здесь имеется прямая аналогия с атомной энергетикой, притом энергетический выигрыш, если говорить о порядках величин, в обоих случаях примерно одинаков. Надо ли объяснять, как здесь важен врачебный принцип "не навреди"? Не удивительно, что еще в 70-х годах на повестку дня встал вопрос о необходимости наряду с ядерной энергией включить активное воздействие на гидрометеорологические и другие геофизические процессы в список запрещенных для военных или иных враждебных целей и подлежащих международному контролю. По предложению академика Е. Федорова Советский Союз вышел с инициативой разработки и подписания международной конвенции по этому вопросу. В итоге Конвенция "О запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду" была подписана целым рядом стран и вступила в силу 5 октября 1978 г. В настоящее время можно, используя теорию и модельные лабораторные эксперименты, с большей степенью достоверности заранее оценить, что принципиально возможно, а что невозможно в управлении атмосферными процессами. Могут появиться и новые методы воздействия на ионосферу, особенно в военных целях, за счет передачи в атмосфере мощных энергетических и ионизирующих импульсов. Как раз с этим сейчас, судя по всему, и экспериментируют США, создавая систему ХААРП. Что это за штука? Стратосфера в этой системе рассматривается как арена воздействия на атмосферные процессы, а цель - уничтожение жизни в определенном регионе Земли. Все это не может не вызывать тревогу, тем более что сама мысль о возможности ведения метеорологической войны оказывает психологическое воздействие на людей. Безусловно, это противоречит вышеупомянутой конвенции, усугубляется неподдающимися пока еще достаточно точному научному объяснению аномалиями погоды, климата, характерными для современного периода. Например, от тайфунов гибнут ежегодно тысячи человек, хотя места и природа их зарождения, прогнозирование мощности и направления движения наиболее изучены. Менее познаны цунами (особенно такие разрушительные, как в Юго-Восточной Азии в 2005 году - более 400 тыс. погибших), взаимосвязь между мощностью землетрясения и мощностью цунами, то есть его скоростью и высотой волны, а также ряд других факторов. В настоящее время человечество больше озабочено проблемой потепления климата и его последствиями для планеты в целом. Существуют различные теории и причины сегодняшнего потепления на Земле. Академик Ю. Израэль предложил: главное - "сохранить климат на сегодняшнем уровне". Развивая предложения академика АН СССР М. Будыко и опираясь на экспериментальные данные о влиянии выбросов вулканов на климатическую температуру, он предложил забросить в стратосферу аэрозоль для уменьшения проникновения солнечного излучения. Таким аэрозолем могут быть соединения серы, которые образуются в атмосфере при извержении вулканов. Как показали экспериментальные данные, полученные после извержения вулканов, и теоретические расчеты, такое количество искусственно внесенного аэрозоля, как выброшенное при извержении вулканов Кракатау или Агунг, приведет к понижению климатической температуры на 0,5-10о в течение приблизительно 1-2 лет. Расчеты показывают: никаких отрицательных последствий для биосферы и человека не должно быть или, точнее, они будут такими же, как и при извержении вулканов. Предложенная методика не противоречит вышеназванной Конвенции "О запрещении военного или иного враждебного использования средств воздействия на природную среду". Конечно, решение о проведении такого воздействия должно быть принято на международном уровне. Эта задача сегодня технически вполне решаемая. Но для выработки окончательных предложений мировому сообществу имеет смысл провести ряд ограниченных экспериментов для подбора наиболее эффективного аэрозоля для уменьшения проникновения солнечного излучения на Землю. Придется решить и ряд технологических задач. Воплощение таких замыслов, в отличие от создания погодного оружия, послужит объединению человечества. Михаил ЗАЛИХАНОВ академик РАН, Владимир ЗАХАРОВ доктор физико-математических наук, профессор "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации