Цусима Сердюкова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Цусима Сердюкова FLB: «Уникальные атомные подводные лодки собираются отдать на металлолом. Ну и Цусима! Русский флот столько раз топили, уничтожали, взрывали, а он всё равно возрождался». Писатель, капитан 2-го ранга в запасе Александр Покровский – специально для газеты «Совершенно секретно»

"                   [1] Три легендарных подводных крейсера русского флота приговорили к «самоубийству» – их собираются утилизировать на иголки В последнее время в военной и невоенной среде идут разговоры о том, что Министерство обороны к 2014 году планирует утилизировать три сохранившиеся ещё атомные подводные лодки проекта 941 «Акула» – «Архангельск», «Дмитрий Донской» и «Северсталь». Вот и в газеты просочилась информация о том, что руководство страны приняло решение списать и утилизировать до указанного выше года все атомные субмарины класса «Тайфун». Основанием для этого решения якобы стали ограничения, накладываемые на Россию договором СНВ-3, и желание Москвы добиться экономии при переходе на АПЛ нового типа «Борей». А вот что по этому поводу заявили официальные источники: «Министерство обороны России заявляет, что не принимало решения о списании АПЛ «Акула», известных также как «Тайфун». По официальной версии, подлодка «Дмитрий Донской» останется в составе ВМФ «ещё достаточное количество времени» и будет резервным кораблём для испытания баллистических ракет «Булава». Что же касается субмарин «Северсталь» и «Архангельск», то они выведены в резерв, поскольку современная Россия не имеет технических возможностей производить ракеты Р-39, под которые разрабатывались лодки этого типа – вот такие дела. Вы во всё это верите? Я – нет. Я не верю, да простят меня все источники в Министерстве обороны – названные и неназванные. И не верю я по многим причинам. Одна из них – фраза: «Дмитрий Донской» останется в составе ВМФ «ещё достаточное количество времени». Сколько это, позволено ли будет спросить, «достаточное количество времени»? До какого года? До 2014-го? И потом – сначала отстрелять в одночасье все имеющиеся на вооружении ракеты Р-39 на заре перестройки по настоятельной просьбе американцев, а потом заявлять, что «современная Россия не имеет технических возможностей производить ракеты Р-39, под которые разрабатывались лодки этого типа» – это здорово, это по-нашему. Замечательное, на мой взгляд, заявление. А во что же в таком случае я верю? Я верю в предстоящую утилизацию «Акул», а посему предлагаю вашему вниманию небольшой обзор по теме: атомные подводные лодки типа «Акула» – что теряет Русский флот? Легендарный подводный крейсер Напомним, что наши «Акулы» – это тяжёлые ракетные подводные крейсеры стратегического назначения (ТРПКСН) проекта 941 (по классификации НАТО «Тайфун») – самые уникальные атомные подводные лодки. Таких больше в мире нет. Всего построено было 6 тяжёлых подводных крейсеров, и все они были занесены в Книгу рекордов Гиннесса как самые большие подводные лодки. Наибольшая длина (по крейсерской ватерлинии) – 172,8 метра, ширина – 23,3, осадка – 11,2 метра. Подводное водоизмещение – 48000 тонн (может быть и 49800). Ракетное вооружение – 20 твёрдотопливных баллистических ракет (БРПЛ) Р-39 (РСМ-52). Когда я впервые увидел их в Западной Лице, я был поражён – прямо передо мной на воде стояли огромные железные горы. Их спроектировали как ответ на серию американских подводных лодок «Огайо», под самые большие баллистические ракеты на земле – 90 тонн – по 10 боеголовок каждая, с мощностью боеголовки – 200 килотонн в тротиловом эквиваленте. Они способны были выпускать по 4 ракеты в серии – между пусками ракет в серии 17 секунд. Правда, где-то я прочитал, что какая-то «Акула» выпустила как-то все двадцать ракет одновременно, но это всё легенда, конечно. Да, было произведено испытание с одновременным стартом, но не 20, а 19, и не ракеты там были вовсе, а только имитация – подорвали в каждой шахте примерно по 475 килограммов пороха, а потом – еле удержали лодку. Это ж очень сложно – удержать лодку после старта такого количества ракет. Причём глубина под лодкой на момент старта вообще составляла 63 метра, а после такого удара гигантская «Акула» просела настолько, что до дна оставалось только 2 метра. Спасла тогда лодку, как утверждали, только плотность воды – у дна и температура воды ниже, и плотность выше. То есть риск при испытаниях этих подлодок, и не только этих, был всегда. В 1976 году первая АПЛ была заложена на предприятии «Севмаш», а уже в сентябре 1980 года эта «Акула» типа ТК-208 была спущена на воду. С 1981 по 1989 год в ВМФ СССР появилось шесть таких уникальных лодок. Эти «Акулы» имели пять обитаемых прочных корпусов под одним лёгким корпусом – два корпуса расположены параллельно друг другу по принципу катамарана, между ними расположены ракетные шахты, впереди – торпедный отсек, в корме – кормовой механический отсек и ещё был отсек управления – Центральный пост. Такое расположение отсеков повысило живучесть корабля. Например, при пожаре и даже взрыве торпедного отсека (как это случилось на «Курске») не произошло бы разрушения всех носовых отсеков и гибели всего экипажа. Так, во всяком случае, говорили конструкторы, а жизнь это их утверждение, слава Богу, ни разу не проверила. Почему получилась такая большая лодка? Потому что надо было быстро ответить на создание американцами подводной лодки «Огайо» с ракетами «Трайдент-1». Вот и ответили – «Акула» вышла на ходовые испытания почти за год до того, как это сделала головная лодка серии «Огайо». Ракета Р-39 – три маршевые твердотопливные ступени и разделяющаяся головная часть с жидкостным ракетным двигателем по своим характеристикам – забрасываемый вес (2550 против 1360 у «Трайдент-1»), дальность полёта (8000 км против 7400), 10 разделяющихся блоков против 8, мощность каждого 200 килотонн против 100 – превосходила американский аналог, но она была тяжелее (90 тонн против 32,2), длиннее (16 метров против 10,3) и толще (2,4 метра в диаметре против 1,8). Так что пришлось делать под нее совершенно новый носитель – так и появилась «Акула». И ещё у нас, как всегда, сначала появляется лодка, а вот потом уже под неё появляется пункт базирования. «Акула» не вписалась бы ни в одну базу даже теоретически из-за своих размеров, но главное – из-за осадки. Вот тогда и было принято решение сделать её «мячиком на воде» – у неё более чем сорокапроцентный запас плавучести, и осадка получилась «всего», как уже говорилось, 11,2 метра. А всё из-за огромных цисцерн главного балласта (ЦГБ), отчего полное подводное водоизмещение достигает 48000 тонн (а может быть и все 49800), при надводном водоизмещении 23200 (в некоторых случаях 24000 или 28500). Вот поэтому «Акулы» и торчали над водой – тот самый эффект мячика – и производили на неподготовленного зрителя неизгладимое впечатление – американцам, во всяком случае, мысль о необходимости договариваться с русскими о разоружении пришла сразу. Убедительный аргумент Поначалу руководство США отказывалось даже верить в то, что СССР способен приступить к строительству таких лодок, а потом снимки со спутников всех убедили, и в отношениях СССР и США наступила новая эра – эра разоружения. В простонародье «Акулы» прозвали «водовозами», потому что общий вес 48000 тонн и ровно половина – это вес баласта – вода. Впрочем, это не мешало им развивать надводную скорость 12 узлов (иногда 15–16), а под водой – 25 (чаще при мощности обоих реакторов по 50% – 16 узлов). И всё равно под неё пришлось строить отдельные пирсы в отдельных базах. Например, с 1977 года под «Акулы» даже начата реконструкция такого пункта базирования, как Нерпичья, – созданы были: специальная причальная линия, отдельные пирсы, а для доставки крупнейших баллистических ракет (БРПЛ Р-39) проложили железнодорожную ветку, которую, впрочем, потом так и не достроили. У нас много чего не достроили, не доделали. И вообще мы торопились, торопились, торопились. Самые большие и самые малые, самые современные и не самые современные подводные лодки делала вся страна. Над созданием «Акулы» трудилось более 1000 различных отечественных предприятий – днём и ночью, – это было то, что потом назовут гонкой вооружений. Чем же так уникальна «Акула»? Тем, что она, несмотря на все свои габариты, получилась не такой уж шумной, как все предыдущие лодки. А ещё она была приспособлена для плавания подо льдами, в самых высоких широтах, на самых малых глубинах. Она буквально могла красться, ползти по дну, потому что 60 и даже 100 метров под килем для такого гиганта – это мелковато. Но это была необычная лодка – она была задумана для действий на мелководье. На ней был свой микроклимат – концентрация углекислоты, например, 0,1–03%, что в два раза меньше, чем на предыдущих лодках, и ещё там были предусмотрены спортзал, сауна, зона отдыха. Она могла (и не только по проекту) находиться в море до полугода, меняя экипаж прямо в море. Я выходил на этих лодках в море только однажды и должен сказать, что это была лодка, о которой, наверное, мечтал капитан Немо – прежде всего она была просторная. Молодые капитаны Первые «Акулы» сходили в автономку на 120 суток. С ними пошла большая бригада медиков, потому что все механизмы по-настоящему проверяются только в боевых условиях, а человек на подводной лодке – это такой же механизм. Вот тогда-то и выяснилось, что на 120-е сутки кровь человека может поменять свой состав. Как поменять, на что поменять, каким образом поменять – всё это теперь не знает никто – все эти сведения были сразу же засекречены и по сей день составляют государственную тайну. Во всяком случае, так говорили между собой подводники. Так ли это или не так, но автономки по 120 суток «Акулам» немедленно отменили. И они стали ходить по 90 суток или по 60–30–60. Что такое 60–30–60? Это 60 суток автономка, потом экипаж приводит лодку на базу и 30 суток, не вынимая, делает ей межпоходовый ремонт, а потом они опять уходят на 60 суток всё с тем же экипажем. Ужас. На людей было страшно смотреть – так они выглядели. Вы скажете, что это какая-то фантастика? Пожалуй, потому что человеческий организм – этот самый надёжный болт – такой режим выдерживал с очень большим трудом и только в молодости. На подводных лодках могли служить только очень молодые и очень здоровые люди. 35 лет считалось очень солидным возрастом, а в 40 лет командиров подводных лодок можно было по пальцам пересчитать – о них говорили как о глубоких стариках. «Акулы» всю их недолгую историю сопровождали тайны и мистика. Поговаривали, что впервые американцы услышали о том, что в СССР строится самая большая на земле подводная лодка, от экстрасенса. Он просто прорвался в Пентагон и говорил об этом всем встречным на всех углах. Его внимательно выслушали и подняли на смех. Но потом всё же изменили орбиту одному спутнику и… ... и фотографии, полученные со спутника, заставили пентагоновских скептиков онеметь – на них «Акула» была изображена в Белом море. Хотя – опять легенды – говорили, что разведчики сфотографировали её при выходе с завода и сделали они это еще в самом начале ходовых испытаний. Фотографии тогда облетели весь мир и задержались надолго на страницах зарубежных военных журналов. Так ли это или не так – это уже не выяснить никогда: остались только мифы да предания, и одно из них гласит, что тот снимок сделали на заводе из окна женского туалета. На все эти факты – интересные, забавные или ужасающие – существуют свои очевидцы. Верить ли им? Не могу сказать, но историк Тарле, например, был знаменит фразой «Никто не врёт так, как очевидец». Но вернёмся к «Акулам» – они очень быстро превратились в рабочих лошадок холодной войны и ходили одна за другой только подо льды Арктики. И вообще, считалось, что при температуре за бортом выше +10 градусов механизмы «Акулы» работают с большим трудом. Американская же лодка «Огайо» – главный соперник нашей «Акулы» в этой безумной гонке вооружений – этим похвастаться не могла. Она была приспособлена только для южных широт. Но почему же для нас так важны были северные широты и даже Северный полюс, всплыть на котором «Акуле» не составляло особого труда, потому что, благодаря своему уникальному запасу плавучести и потрясающей массе она просто проламывала корпусом лёд в два с половиной метра толщиной? Считалось и считается, что на Северном полюсе у нас особая гидрология и там обнаружить подводную лодку по шумам гораздо сложнее. Кроме того, пуск ракеты с той точки, где сходятся и меридианы, и параллели в почти полный ноль, приводит к тому, что и эта ракета успевает долететь до цели практически неуязвимой и сам носитель – подводная лодка – успевает уйти безнаказанно. Первый же старт ракет с борта «Акулы» у ледяной кромки произвёл на американскую сторону неизгладимое впечатление. Стоит ли удивляться, что, когда при Михаиле Сергеевиче Горбачёве американской стороной был поставлен вопрос об утилизации подводного флота России, первыми под нож были предназначены именно «Акулы». Три из них были утилизированы немедленно. Другие три корпуса удалось сохранить. Одна из «Акул» была переоборудована под испытания ракеты «Булава» и названа «Дмитрий Донской». Две другие – ждут своей очереди для подобной модернизации. Но вот только дождутся ли – опять слухи, слухи, слухи. Жертва разоружения У нас теперь всем правят слухи. И вот уже ходят слухи о том, что «Акулам» пришёл конец – порежут их на металл. А ведь эти корабли не просто уникальны по своей природе, они ещё более уникальны по тому опыту, что обрели на них люди. Люди – вот главный итог этой многолетней гонки вооружений. Уникальные люди, способные совершать на этих лодках уникальные маневры. А там много чего требовалось, там реализовывались необычные конструкторские решения, реже в тишине кабинетов, чаще – в море, на выходе. А сколько бились над проблемой волнения и качки – это просто кошмар! Гигантские размеры, объёмы ракетных шахт около 100 кубометров, большой послестартовый отрицательный разбаланс, большой пусковой импульс и жёсткие требования к точности стабилизации движения – отклонение по глубине не более 3 метров и бортовая качка не более 3 градусов. И это при волнении моря в 8 баллов – вот это фантастика! А сколько бились с креном на циркуляции? Там же могло дойти до переворачивания на полном ходу. И всё это на всех стадиях – от технического проекта до «железа» – всё в те времена решала скорость – кто скорее, мы или американцы. А глубоководные погружения? 300 метров – корпус скрепит, 400 – очень скрепит, 500 – очень очень скрепит. А борьба со льдом? При пребывании подо льдами надо было соблюдать глубину, безопасную от айсбергов, – а это до 150 метров. Всплытие без хода предохраняет от удара об айсберг или подледное образование. И всё это на людях, на их нервах, здоровье, потому что автоматическое управление всплытием без хода на «Акулах» не было предусмотрено. Кроме того, надо было отвести ещё 15–20 минут на то, чтобы лодка медленно своим корпусом проломила лед. Лёд проломлен – лодка всплыла, а на ней – глыба в 80 тонн. Что с ней делать? Стряхнуть. Крен в 11 градусов – и она скользит за борт – это, я вам доложу, ещё то зрелище! А теперь три оставшиеся уникальные лодки пустят на иголки? Я не поверил слухам, позвонил ребятам: «Точно, что ли?» – «Ну, вроде бы да!» – был мне ответ. Ну и Цусима! Русский флот столько раз топили, уничтожали, взрывали, а он всё равно возрождался. Но были же походы в Арктику, но есть же уже сейчас планы по освоению шельфа. Как же его охранять – этот самый шельф – без подводных лодок? Ведь «Акулы» можно переоборудовать под что угодно – она может нести на себе миниподводные лодки, отряды диверсантов, боевых пловцов. Есть же сведения о том, что извечного противника «Акул» – лодку «Огайо» – хотят переоборудовать под «диверсионные группы для действия в устьях северных рек». Ведь не в своих же «устьях северных рек» американцы собираются высаживать диверсантов? Почему бы нам не переоборудовать «Акулы» под выполнение похожих задач? Хотя бы по противодействию высаживанию этих групп. Ведь были же мысли о переоборудовании их под подводные танкеры – но потом эти мысли исчезли, и сейчас на повестке дня только одна мысль – утилизация. Говорят, они дорого обходятся – 1,5 миллиона в день. 547 миллионов в год. Но ведь если сделать из них даже круизные подводные суда и доставлять очень богатых туристов на Северный полюс, то всегда можно набрать 55 человек, окончательно выживших из ума, которые за 10 миллионов рублей захотят всплыть на Северном полюсе, проломив лёд толщиной в 2,5 метра, чтоб только увидеть белых медведей. А «Акулы» оборудованы камерами, и под водой можно вести съемку и выводить всё это внутрь, в кают-компанию, на монитор. Это всё можно сделать. В конце концов, можно устроить регулярные рейсы и доставлять людей в северные порты Норвегии, США, Канады – мало ли любителей экзотики, летают же люди в космос за многие миллионы долларов, так почему же не отправить их подо льды – тот ещё будет экстрим. Почему у нас всё принято разрушать? Почему накопленный опыт потом никому не нужен, а знания – не востребованы? Мы всякий раз всё делаем заново. Так, может быть, стоит, хотя бы один единственный раз, остановиться и понять, кто же мы и что мы на самом-то деле? И, может быть, это стоит попробовать – подумать, а не сразу ломать, и сделать это хотя бы с «Акулами» – подводными лодками, один вид которых когда-то остановил гонку вооружений во всём мире. Александр ПОКРОВСКИЙ, «Совершенно секретно», ноябрь, №11, 2011 г. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации