Чабанизация промышленны войн

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::24.03.2005

На подступах к пластмассе

Чабанизация промышленных войн

Попытка структур банка «Центрокредит» провести враждебное поглощение Владимирского химического завода началась, но промышленная война идет вялая и какая-то странная. Цели ее не ясны, задачи не определены, но ведется она со стороны агрессора с полной отвязанностью и правовым нигилизмом.

Диспозиция перед боем.

Корпоративные войны за передел уже поделенной собственности, отстроив в России монополизацию крупного бизнеса, переместились ступенькой ниже. Теперь целью агрессоров служат предприятия, хотя по размерам и крупные, но по прибыли - средние. В отличие от монстров отечественной экономики, которые на бумаге могли быть и вовсе убыточными, но имели экспорто-ориентированный потенциал, средние предприятия становятся объектом атаки агрессоров только тогда, когда сами решат свои производственные проблемы, и выйдут на чистую прибыль.

Критерий прибыльности объекта поглощения постоянно снижается. Если в конце 2003г. для того, чтобы стать целью для агрессора, необходимо было выйти на уровень чистой прибыли в 10 миллионов долларов США, то, в настоящее время, достаточно показать прибыль в 10 миллионов рублей, и можно готовиться к неизбежной корпоративной атаке или гринмейлу. Или, по крайней мере, к их попытке.

Второй особенностью современных корпоративных войн стала направленность не только на предприятия, производящие конечный продукт, но и на заводы, которые это конечный продукт обеспечивают. К примеру, для такого сверхприбыльного бизнеса, как торговля бутилированной водой уже недостаточно захватить скважину и поставить линию по разливу. Боевые действия разворачиваются уже не только за рынки сбыта, но и за тару, которой уже не хватает для всех.

Импортировать тару (или хотя бы сырье для нее) не оправдано с точки зрения завышения себестоимости. А в условиях ценовой войны брендов – смерти подобно. Остается одно: искать доступные ресурсы внутри страны. За них и разворачивается борьба. А таких объектов не так уж и много, поелику развитая в советское время химия имела отношение к потребительскому рынку косвенное, а все больше работала на оборону страны.

Но там где одни видят производственную необходимость, другим блазнится лишь объект для хорошей спекуляции. А если заработать на перепродаже активов не удастся, так хотя бы оседлать ручеек надежной прибыли.

Объединяет всех захватчиков одно: стремление «купить на грош пятаков». То есть: различными манипуляциями сбить рыночную цену актива, для чего все средства хороши, потому как в Российском диком капитализме маржа еще выше репутации.

Цель

ОАО «Владимирский химический завод», несмотря на то, что это первенец советской химии, очень прогрессивное предприятие в технологическом смысле, и один из крупнейших заводов в России по производству пластмасс различного назначения. В последние годы, с помощью компании «Юникон», на заводе разработана и внедрена интегрированная система управления, созданная по принципу прозрачности потоков хозяйственных операций, которая в реальном времени предоставляет менеджерам завода информацию о продажах, закупках, производстве, инвестициях и финансовом состоянии предприятия, что позволяет планировать деятельность предприятия и контролировать финансово-экономическую ситуацию за год, квартал и месяц в условиях рынка. А стандарты качества, соответствуют требованиям международного стандарта ИСО 9001.

Но главная его привлекательность завода для агрессора даже не в работающем производстве, а в недострое. В начале тысячелетия компания «Итера», скупив 15% завода, вознамерилась построить на его базе современные линии по производству гранулированного полиэтилентерефталата, сырья для пластиковых бутылок, мощностью 200000 тонн в год. Решение было своевременным, так как рынок разлива напитков в пластик: пивной, газировки, слабоалкогольных «учебных» коктейлей и просто бутиллированной воды (как с газом, так и без газа) имеет в России устойчивую тенденцию к развитию. Но не срослось что-то у партнеров, и остался этот объект замороженным.

Последние переговоры о покупке еще 35,6% акций ОАО «Владимирский химический завод» (для формирования контрольного пакета акций) «Итера» вела с крупными акционерами в 2003г. Ничего у нее не вышло и «Итера» отступилась, продав свои акции.

До конца 2003г. завод лихорадило от неразберихи с собственностью. Чистый убыток составлял 17,4 миллионов рублей в год. В условиях отсутствия контрольного участника, пакеты акций постоянно переходили из рук в руки, что неблагоприятно отражалось на управлении активом, пока 60% уставного капитала не консолидировал «Химпром». С этого момента на заводе началась новая жизнь. За первые же полгода работы в 2004г. Владимирский химический завод увеличил прибыль в одиннадцать (!) раз - до 14 миллионов рублей. Образовалась чистая прибыль. До «магических» 10 миллионов рублей.

И вот тут, в полном согласии с современной теорией корпоративных захватов, на горизонте замаячил агрессор.

Агрессор

Поначалу ничто не предвещало грозы. Но за вторую половину 2004г. мелкие пакеты акций были скуплены у миноритарных акционеров компаниями Waymare Investments Limited, Lynora Investments Limited, Kaprio Investments Limited, и Springhill Limited кипрской оффшорной юрисдикции с секретарским обслуживанием, но это также не обеспокоило менеджмент, управляющий контрольным пакетом акций предприятия, до того момента, когда доля этих оффшоров в сумме не превысила 30%, и от них консолидировано был введен представитель в Совет директоров АО – Кирилл Владимирович Лебедев, советник председателя правления банка «Центрокредит».

Таким образом, на первом этапе агрессору удалось произвести скупку миноритарных пакетов акций через оффшоры, не засвечивая свою аффилированость с ними. Но, по закрытию реестра акционеров на январь 2005г. выяснилось, что все акции ОАО «Владимирский химический завод», запаркованные на эти оффшорки, депонированы в том же «Центрокредите».

А вот дальше начались непонятки. Структуры «Центрокредита» предприняли ряд действий, которые не согласуются не только с корпоративной этикой, но даже с нормальным корпоративным управлением активами. Так в течение всей второй половины 2004г. неоднократно приходили требования о созыве внеочередных собраний акционеров. 20 августа, 28 и 29 декабря 2004г. такие требования поступали от компании Phlovelinia Limited, подписанные Ереминым Г.С. На 28 и 29 декабря 2004г. поступило также требование и от компании Springhill Limited, подписанное Спорышевым Е.М. А на 05 марта 2005г. потребовала созыва собрания акционеров компания Waymare Investments Limited, требование было подписанное Щербаком А.Е. Следует отметить, что все вышеуказанные подписанты являлись сотрудниками ЗАО АКБ «Цетрокредит». Однако, представители вышеперечисленных юридических лиц на созываемые по их требованию собрания не являлись, что позволяет сделать вывод о том, что указанные требования о созыве внеочередных собраний предъявлялись с целью заставить менеджмент цели нервничать, и, попутно, нанести материальный ущерб ОАО «Владимирский химический завод» затратами на проведение внеочередных общих собраний акционеров.

Кроме того, несмотря на присутствие в Совете собственного консолидированного директора от «Центрокредита», каждая оффшорка периодически выдает доверенности на управление акциями Владимирского химзавода просто посторонним людям, которые к тому же постоянно меняются. И действия этих поверенных не всегда согласуются с действиями г-на Лебедева, несмотря на то, что большая их часть работает в том же «Центрокредите». Зачем это надо «Центрокредиту» было до поры до времени непонятно, пока не пришел исполнительный лист из Кизляра, по которому арестовывалось все имущество завода в обеспечение иска к постороннему заводу лицу!

Айне чабанен марширен, цвай чабанен марширен…

Исполнительный лист, по которому Управлению судебных исполнителей Владимирской области предписывалось арестовать имущество Владимирского химического завода, вынес мировой судья 65 участка Кизлярского района М.М. Абелиев по иску акционера завода Springhill Limited к жителю села Ясная Поляна Кизлярского района Арсену Чупан-Магомедовучу Разакову. Сам иск был на первый взгляд весьма незначительный: истец всего-навсего требовал «расторжения договора поручения» с ответчиком.

Но основанием для расторжения договора было обвинение г-на Разакова в том, что он на основании доверенности от Springhill Limited, «как стало известно истцу» origindate::20.01.2005г. подписал с руководством Владимирского химзавода «ряд договоров по отчуждению недвижимого имущества», что нанесло собственнику акций в лице Springhill Limited материальный вред. Особо в иске отмечалось, что обращение к мировому судье Кизлярского района обусловлено тем, что: «В настоящее время ответчик скрывается от истца, продолжая заключать договора по отчуждению имущества третьего лица. Поэтому не представляется возможным расторгнуть с ним договор в добровольном порядке». И поэтому истец обращаются к судье по месту прописки ответчика.

Мировой судья из Кизляра, (у которого в подсудности находятся споры, не превышающие 50 тысяч рублей), находясь за три тысячи километров от Владимира, [page_16451.htm#1 14 февраля 2004г. определил]: «До момента разрешения спора по существу запретить всем филиалам Учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Владимирской области и Управлению регистрации по г. Владимиру регистрировать любые сделки в отношении отчуждения или обременения имущества, принадлежащего открытому Акционерному Обществу «Владимирский химический завод». А также: «запретить ОАО «Владимирский химический завод» заключать сделки по отчуждению или обремению имущества, принадлежащего ему на праве собственности».

О как! 
Круто!

Много было придумано в Росси и за последние десять лет технологий приблизительно честного отъема чужой собственности, но вот так, чтобы по иску одного лица к другому лицу арестовывать имущество крупного завода! Это от угла в лузу. Особенно учитывая тот факт, что компания Springhill Limited, кроме расплывчатого «истцу стало известно», никаких доказательств совершенных ее доверителем сделок и причиненного ей убытка не предоставила. К тому же в данном иске Владимирский химзавод не только не был вызван на слушание дела, но даже не поименован в иске Springhill Limited как третье лицо.

Расчет, скорее всего, был на то, что разрешать же данный спор «по существу» на административной границе с горной Чечней менеджмент завода побоится, а арест - вот он. Чем руководствовался дагестанский мировой судья, вынося это определение, остается только гадать на кофейной гуще, но только не действующим законодательством Российской Федерации.

Прокуратура, по протесту завода решение дагестанского мирового судьи отменила, а частный детектив обнаружил «неуловимого» Разакова без особых трудов прямо за околицей села Ясная Поляна, где тот занимался своей профессиональной деятельностью – пас овец.

Арсен Разаков, оказался симпатичным парнем двадцати двух лет от роду, который очень плохо говорит по-русски, а читать и писать на этом языке не умеет вовсе. В городе Владимире никогда не был, а село Ясная Поляна его единственное за всю жизнь место жительства. Никакой кипрской фирмы, с которой у него заключен договор поручения «от ее имени и за ее счет совершать все необходимые юридические и фактические действия, связанные с участием доверителя в качестве акционера ОАО «Владимирский химический завод» по управлению обыкновенными именными акциями (…) без права их отчуждения и обременения» не знает, и ее представителей в глаза не видел. К мировому его никто не вызывал, хотя до судебного присутствия езды не более часа на автомобиле.

В связи с этим можно сделать смелое предположение, что пункты 2.1.4 и 2.1.5, предоставленного в суд договора поручения №17 от 30 ноября 2004г. между компанией Springhill Limited и ответчиком, согласно которым гражданину Разакову впрямую запрещалось голосовать по вопросам связанным «с уменьшением активов Общества, в том числе, по крупным сделкам и сделкам, в совершении которых имеется заинтересованность», говорит только о нехилой прозорливости неизвестного (в прямом смысле этого слова, потому как учредительных документах этого оффшора не значатся ни владельцы компании, ни ее реальное руководство, а только некие регистраторы - граждане Кипра Кр. Николау и С. Папаиоанну, по странному совпадению также не говорящие по-русски) руководства кипрской фирмы Springhill Limited, которое еще в ноябре прошлого года предусмотрело в будущем именно такое «неблаговидное» поведение своего поверенного.

Кроме того, договор поручения с г-ном Разаковым от имени компании Springhill Limited подписывал (опять-таки на основании «поверенного гражданина») некто Спорышев Евгений Михайлович, местонахождение которого никому не известно, так как поверенный гражданин в договоре оставил в качестве своего адреса юридический адрес компании… на Кипре. Возможно он там тоже пасет овец. Такое вот кафе-пельменная от кафе-шашлычная… Очень распространенное было явление на просторах СССР на угаре перестройки до принятия закона «Об акционерных обществах». Но если тогда такой способ ведения бизнеса тогда был вынужденным из-за отсутствия нормального делового законодательства, то сегодня такой анахронизм ходит на грань криминала. Если не прямой криминал.

Мировой судья М.М. Абелиев, как только перед ним были поставлены конкретные вопросы об обоснованности ареста имущества Владимирского химического завода, тут же предоставил свое мартовское определение о передаче дела по подсудности в Кизлярский районный суд республики, так как дело «было принято к производству с нарушением правил подсудности», и умыл руки. Но… по факту представления в суд фальшивых документов прокуратурой было возбуждено уголовное дело, а в отношении самого мирового судьи Абелиева подано представление об отстранении его от должности.

Чабанизация конфликта

Не успели разобраться с Кизляром, как снова у Владимирского химзавода было арестовано все имущество. На этот раз распоряжение пришло из Тывы. Отличился судья Арбитражного суда республики Тыва Ш.О. Донгак , который 17 марта 2005г. в рамках обеспечения иска ООО «Жмелек», по делу №А-69-2798/05-07 [page_16451.htm#2 наложил арест, как обеспечительную меру].

Но как показала первая же проверка, пришедшие во Владимирскую область исполнительный лист и определение суда оказались тривиальными фальшивками. Дела такого не существует! Определения об аресте имущества Владимирского химзавода судья Ш.О. Донгак не выносил. Такого ООО в регистре предприятий Тывы не значится.

Таким образом, агрессору в Тыве даже чабана искать было лень, но его действия иначе как чабанизацией процессов M&A не назвать. Тем более, что мотивы атаки на Владимирский химический завод со стороны структур АКБ «Центрокредит» не ясны до сих пор. Провести враждебное поглощение всего предприятия у банка нет ни сил, ни средств.

Ни финансовых, ни интеллектуальных, ни административных.

Если же дело идет к примитивному гринмейлу: заставить «Химпром» выкупить запаркованные на офшорках, принадлежащие АКБ «Центркредит» 30% акций Владимирского химического завода, то, учитывая, что сам банк их купил по цене вдвое превышающую рыночную, ничего другого агрессору не остается, как парализовать деятельность Владимирского химзавода и довести возможные убытки завода до суммы, за которую агрессор будет готов «уступить» свой пакет акций «по просьбе цели». Не зря же член Совета директоров ОАО «Владимирский химический завод» от АКБ «Центрокредит», советник председателя правления банка, г-н Лебедев в открытую заявляет руководству завода, что они будут продолжать закидывать химзавод обеспечительными мерами региональных судов, вынесенных на основании фальшивых документов и используя фальшивые судебные решения.

А что еще агрессору остается делать? Ведь никому другому эти акции за уплаченную банком сумму уже не втюхать.

***
Converted 18503.jpg

Converted 18504.jpg

***
Converted 18505.jpg

Converted 18506.jpg

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif