Чайка и ингушские бандиты-2

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


 

Сын Чайки и ингушские бандиты

© "Коммерсант", origindate::27.09.2000

Сын министра юстиции обеспечивал алиби рэкетиру

Екатерина Заподинская

Converted 11000.jpg

Одинцовский горсуд (Московская область) вынес приговор по скандальному делу о задержании ингушских вымогателей, ехавших в автомобиле Артема Чайки -- сына тогдашнего замгенпрокурора, а ныне министра юстиции Юрия Чайки. Суд признал Сызыра Чумакова и Ибрагима Евлоева виновными в грабеже, вымогательстве, а также хранении оружия и наркотиков. Каждому назначено наказание по 6 лет лишения свободы.

5 марта прошлого года рэкетиры Евлоев и Чумаков приехали к замдиректора одинцовской фирмы "Формпост" г-ну Калиниченко и потребовали $60 тыс., ссылаясь на некий его долг партнерам. В подтверждение серьезности своих намерений они отняли автомобиль-иномарку стоимостью $40 тыс. у компаньона Калиниченко г-на Каширина.

Оба предпринимателя обратились в подмосковный РУБОП. Через четыре дня преступники снова встретились с замдиректора "Формпоста" и повторили свои требования. На встречу с ним они приехали на машине "Донинвест-Кондор" с номером О-682-ОО (подобные номера обычно выдаются высокопоставленным лицам). На этом же автомобиле их и задержали через несколько минут на Можайском шоссе сотрудники областного РУБОПа. В салоне машины вместе с боевой гранатой милиционеры обнаружили подлинный спецталон, освобождающий ее от досмотра, оформленный на имя Юрия Чайки. Сама же машина принадлежала его сыну Артему, а вымогатель Евлоев управлял ей по доверенности от Чайки-младшего.

Расследование дела поручили подразделению ГУВД Подмосковья по борьбе с оргпреступностью. Следователи так и не решились допросить Юрия Чайку, вызвав в качестве свидетеля лишь его сына Артема, работающего адвокатом. Примечательно, что Чайка-младший своими показаниями пытался обеспечить алиби обвиняемому Евлоеву, заявив, что в день и час вымогательства тот был совсем в другом месте, а именно в аэропорту, где провожал его в Иркутск.

Сам же министр юстиции сделал лишь одно публичное заявление по скандальному делу: "Евлоева и Чумакова я не знаю, а спецталон и номера я делал для себя, так как периодически пользуюсь этой машиной вместо служебной". При этом г-н Чайка выразил уверенность, что его сын будет впредь более осторожен в выборе знакомых, которым доверяет машину.

Обвинительное заключение по делу Чумакова и Евлоева тогдашний замоблпрокурора Эдуард Денисов решился утвердить лишь на следующий день после того, как Юрий Чайка ушел из прокуратуры на пенсию. Через несколько недель пенсионер Чайка стал министром юстиции, но прокуратура уже не могла дать делу задний ход -- оно ушло в суд. Однако в Одинцовском горсуде его поначалу отправили на доследование под предлогом того, что следствие не предоставило обвиняемым переводчика: ингуши, большую часть жизни прожившие в Центральной России, якобы не понимали по-русски. У обвиняемых появился шанс выйти на свободу в связи с истечением предельно допустимого срока ареста. Однако этому воспрепятствовал одинцовский горпрокурор Виктор Артемов, добившийся возврата дела в горсуд.

Одинцовский судья Михаил Елычев дважды направлял повестки о явке на заседания суда Артему Чайке, однако тот прислал телеграмму о том, что у него перелом ноги и появиться на процессе он никак не может. Побоялись прийти в суд и потерпевшие предприниматели, один из которых, опасаясь за свою жизнь, вынужден был уехать в длительную командировку за рубеж, а другой вообще сменил место жительства. Тем не менее суд счел собранные следствием доказательства достаточными для вынесения обвинительного приговора. Оба признаны виновными в вымогательстве и грабеже, Евлоев -- в хранении гранаты, а Чумаков -- в хранении кокаина. По словам судьи Елычева, наказание преступникам могло быть и более суровым, чем назначенные им 6 лет лишения свободы, однако суд учел, что оба они имеют малолетних детей и ранее несудимы.

По окончании процесса родственники подсудимых высказывались в том духе, что на судью, мол, надавили, чтобы насолить министру юстиции. Однако председательствующий Елычев сказал корреспонденту Ъ: "На меня серьезного давления не было, хотя я его ожидал". Впрочем, вопрос, почему спецталон на имя замгенпрокурора России оказался у рэкетиров, судом и не рассматривался, так как, по словам судьи, "к предъявленному обвинению отношения не имел".