Чайка послал Бастрыкина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


искать реального, а не назначенного убийцу семьи командира нижегородского СОБРа Дмитрия Чудакова

Pics.1-150x89.jpgРасследование громкого дела об убийстве семьи нижегородского спецназовца Дмитрия Чудакова, совершенного в июле 2009 года на федеральной трассе «Дон», зашло в тупик. Следственный комитет РФ отрапортовал о раскрытии преступления еще в сентябре 2009-го. Обвинение было предъявлено жителю Ростовской области 27-летнему Алексею Серенко. 23 месяца Серенко продержали в СИЗО ФСБ, но доказать его вину следствию так и не удалось.

Pics.1.jpg

Убийство семьи Чудаковых не раскрыто до сих пор

Редчайший случай: Генеральная прокуратура отказалась подписывать обвинительное заключение и вынесла постановление о возвращении уголовного дела для дополнительного следствия. Генпрокуратура перечислила на 21 (!) странице лишь самые грубые нарушения закона, допущенные сотрудниками СК РФ в ходе расследования. Устранить все нарушения за месяц — срок, определенный УПК (истек 3 сентября), — оказалось нереально. Заместитель руководителя СК РФ вынужден был принять решение о продлении предварительного следствия еще на три месяца.

Решение о продлении следствия — незаконно, но адвокаты и обвиняемого, и потерпевшей (мамы спецназовца Дмитрия Чудакова Валентины Чудаковой) не могут его обжаловать. Чтобы обжаловать — надо хотя бы увидеть документ о продлении. В СК РФ официально заявили, что документ оправили по почте. Сначала письмо придет из Москвы в Ростов следователю. А потом следователь пошлет его по почте из Ростова в Ростов адвокатам и в Нижний Новгород — Валентине Алексеевне.

Нет, это не издевательство. Это начало долгого изнурительного забега на выносливость. Новая тактика Следственного комитета, который не подконтролен никому. Закон о СК РФ таков, что следствие может идти по ложной версии сколь угодно долгое время. Никто не может заставить подчиненных Бастрыкина работать, кроме самого Бастрыкина. Но Бастрыкин уже заявил, что дело об убийстве семьи Чудаковых раскрыто. Решение ведомства Чайки, не утвердившего обвинительное заключение, — болезненный удар по самолюбию, но не по системе.

Pics.2.jpg«Новая газета» писала об этом громком деле (см. «Новую газету», № 45 от 27 апреля 2011 года. — «Смерть командира спецназа»; № 68 от 27 июня 2011 года. — «Скандальте по делу») и о том, каким именно образом оно расследуется. Желание руководителя
следственной группы Владими¬ра Павлова отправить на пожизненное заключение Алексея Серенко велико. За два года опера собрали чемодан компрометирующей информации. Совершенно не вызывает сомнений, что Серенко — блатной пацан, у него типичный для боксера поломанный нос, он — мелкий хулиган и потаскун. (Следствие допросило пару десятков его подруг.) Но в деле нет ни одного реального, проверяемого и убедительного доказательства, что он убийца. Более того, убийца серийный и хладнокровный*.

За два года, проведенные в следственном изоляторе, Серенко испытал все «прелести» статуса обвиняемого. Били. Обрабатывали через подсадных уток. Уговаривали чистосердечно признаться в убийстве семи человек и обещали «всего 18 лет тюрьмы», из которых «отсидишь 8 и выйдешь по УДО». Давили на психику, что семья и друзья отреклись, а невеста забыла и изменила. Ни одного свидания с близкими (даже с матерью) за эти годы. Взамен — интервью с журналистами из «Честного детектива» и программы «Человек и закон». Журналисты, посмотрев в глаза Серенко, пришли к мнению, что следствие действительно нашло убийцу. Серенко, обвиняемого в страшных преступлениях (в том числе в убийстве двух детей), предъявили всей стране. «Честный детектив» даже повторил свое «расследование» на бис. Причем ровно за две недели до 5 августа, когда Серенко выпустили на свободу.

…Эти журналисты до сих пор НЕ сообщили о провале Следственного комитета и о том, что Алексей Серенко на свободе. Правда, из дома он не выходит, опасаясь провокации со стороны следствия и оперов.

Это дело красноречиво демонстрирует несовершенство следственной реформы, результат которой — беспомощная прокуратура, у которой отобрали функции надзора, и вызывающе неподконтрольный Следственный комитет.

Прокуратура пишет в своем постановлении: «При изучении материалов уголовного дела выявлены СИСТЕМНЫЕ НАРУШЕНИЯ следователями требований УПК РФ…»

В ответ Следственный комитет на официальном сайте заявляет: «В ходе предварительного следствия все требования УПК РФ следователями Следственного комитета неукоснительно соблюдались…»

Прокуратура, ссылаясь на Консти¬туционный суд РФ, в буквальном смысле проводит правовой ликбез, разъясняя Следственному комитету «конституционный принцип состязательности и равноправия сторон права, который носит императивный характер и обязателен для исполнения следователем, прокурором и судом… Однако следователь Павлов В.И., в нарушение общих принципов и назначения уголовно-процессуального законодательства РФ… без проведения следственных действий, а при необходимости — повторных или дополнительных судебных экспертиз, отказал в приобщении заключений специалистов к материалам уголовного дела, чем нарушил право обвиняемого Серенко А.В. на защиту»… И т.д. и т.п.

Полгода назад следователь Павлов заявил в интервью «Новой»: «В мои обязанности не входит сбор доказательств невиновности». — «Нет! Входит!» — говорит Генпрокуратура и специально для следователя Павлова перечисляет нормы закона, обязывающие следователя быть объективным**. Но тот игнорирует замечания прокуратуры. Он снова, снова и снова отказывает адвокатам Серенко в проведении повторных экспертиз по делу, в допросе свидетелей и специалистов.

Адвокаты Серенко и мать спецназовца Чудакова, которая также возмущена ходом следствия, заявляют отвод Владимиру Павлову и просят создать новую следственную группу для расследования убийства. Но генерал-майор юстиции А.Г. Исканцев (и.о. руководителя управления по расследованию особо важных дел о преступлениях против личности и общественной безопасности Главного следственного управления Следственного комитета РФ) отказывает в отводе следователя Павлова как «заявленном без оснований».

…Это удивительная история о том, как Следственный комитет перестал понимать свое предназначение или соответствовать ему. Бесконтрольность, непрофессионализм и неуважение к Праву закономерно привели к глубокому кризису следствия. После личного многочасового тягостного общения со следователем Павловым, вероятно, одним из лучших сотрудников СК РФ (вряд ли бы худшего бросили на раскрытие резонансного дела), мне не удается даже представить, на каком уровне расследуются менее громкие преступления в России.

* Напомню: следствие пытается доказать участие Серенко в двух других по фабуле схожих преступлениях, объединенных в одно дело с основным эпизодом — убийством семьи Чудаковых. То есть рисует Алексея Серенко серийным убийцей с соответствующими мотивациями — больной психикой, особой жестокостью и немотивированной агрессией.
** А именно: ч. 2 ст. 14 УПК РФ, предусматривающей, что бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения;
ч. 2 ст. 159 УПК РФ, в соответствии с которой обвиняемому и его защитнику НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОТКАЗАНО в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела.

Елена Милашина

Оригинал материала: "Новая газета"