Часть с репутацией

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Внутренние войска подали в суд на «Солдатских матерей»

1212128522-0.jpg В Куйбышевском федеральном райсуде Петербурга вчера началось рассмотрение беспрецедентного гражданского дела. Впервые в правовой практике воинское подразделение вынуждено защищать свою деловую репутацию, опороченную общественной организацией «Солдатские матери Петербурга» и редакцией газеты «Комсомольская правда». Это издание больше года назад с подачи правозащитников рассказало о том, что в воинской части 37/27 Северо-Западного регионального командования внутренних войск призывников заставляют заниматься проституцией. Военные требуют официального опровержения слухов, а также возмещения вреда в размере 2 млн. рублей.

Источником шокирующих слухов о проституции в армии стал молодой «сфинкс» (так из-за специфических нашивок на рукавах называют военнослужащих внутренних войск), который, по утверждению военных, дезертировав, а по версии правозащитников, сбежав от произвола старослужащих, пришел к «Солдатским матерям». Он поведал правозащитникам об ужасах, якобы творящихся в воинской части 37/27 Северо-Западного регионального командования внутренних войск, отвечающей за обеспечение выполнения служебных и боевых задач других подразделений внутренних войск.

Как рассказала председатель общественной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова, юноша (его фамилия в суде намеренно не называется) описывал, что старослужащие требуют с молодых солдат деньги. Тех же, у кого денег нет, якобы заставляют заниматься мужской проституцией, а не согласных пытают. По ее словам, эта услуга в части якобы была поставлена на поток. У управляющих этим «бизнесом» будто бы даже были записные книжки со списками клиентов (телефоны и имена), которые якобы передавались от «поколения» к «поколению».

Тогда встал вопрос о возбуждении уголовного дела, и 53-я военная прокуратура инициировала проверку данных, опубликованных в СМИ (как ни странно, заявление солдата не было передано в правоохранительные органы ни им самим, ни правозащитниками). Но факты не подтвердились. Как выяснилось, юноша, называвший себя первогодком, на самом деле был старослужащим, и на момент описываемых им событий ждал демобилизации, но не дождался и сбежал. А к «Солдатским матерям» он обратился, по версии дознавателей, чтобы его не привлекли за дезертирство. В возбуждении уголовного дела по фактам неуставных отношений было отказано. Тем более что солдат в ходе проверки отказался от прежних показаний и был осужден за дезертирство. Упоминавшаяся же в публикациях воинская часть решила отстаивать свою репутацию в суде.

Как заявил юрист организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Сергей Голубок, он вообще не понимает сути иска. По его мнению, у военных не может быть никакой деловой репутации — служба ведь не бизнес. Но как пояснила помощник командира в/ч 37/27 по правовой работе Ольга Николаева, это дело тем и уникально, что до сих пор не было подобных прецедентов.

Гражданский кодекс РФ неоднозначно трактует компенсацию вреда. Честь и достоинство военное подразделение защищать не может, поскольку эти понятия относятся только к физическим лицам. Юрлица отстаивают деловую репутацию. Служба и в самом деле не бизнес. Но в в/ч 37/27 всего 30 призывников, остальные — офицеры, контрактники, инженеры, финансисты, юристы, работающие на возмездной основе. И почти все они из-за того скандала выслушали много нелицеприятного в адрес своего подразделения, а некоторые даже перевелись в другие части. Поэтому речь и идет именно о деловой репутации.

С этими позициями юристы и вошли зал заседаний. Прессу сначала тоже пригласили, но в последнем ходатайстве истцы потребовали объявить слушания закрытыми. Судья Анжелика Панова согласилась. Поэтому о ходе заседания стало известно по его окончании. Вчера представители ответчиков пригласили двух свидетелей — председателя организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» и известного в северной столице «независимого» правозащитника Руслана Линькова.

Они по очереди рассказали суду все, что почерпнули год назад от вышеупомянутого солдата. Вызвать же в суд бывшего «сфинкса» оказалось очень трудно (да, собственно говоря, ни одна из сторон об этом не ходатайствовала), поскольку юноша после приговора находится в местах не столь отдаленных. Но в процессе были оглашены материалы проверки военной прокуратуры и уголовного дела по факту дезертирства, а также письмо солдата и видеозапись его заявления.

После этого судья объявила перерыв до 2 июня.

Главный военный прокурор России Сергей Фридинский предлагает разработать долгосрочную программу специальных мероприятий по предупреждению суицидов среди военнослужащих, передает ИТАР-ТАСС. «Исследования, проведенные Главной военной прокуратурой с участием социологических служб вооруженных сил и научных учреждений, свидетельствуют, что наряду c материально-бытовыми проблемами, толкающими военнослужащих на подобные поступки (самоубийства), существенным фактором остаются вопросы отбора и подготовки молодежи к военной службе», — сообщил он. По данным Центральной военно-врачебной комиссии Минобороны России, ежегодно по причине различных психических отклонений от призыва освобождается около 100 тыс. молодых людей. «По мнению отдельных исследователей, даже признанные годными к службе отдельные военнослужащие по-прежнему требуют повышенного психолого-педагогического внимания в силу предрасположенности к суицидальному риску», — заметил Фридинский.

«Очевидно, что большинство суицидальных происшествий могло быть предотвращено при оказании военнослужащим своевременной адресной помощи в разрешении их служебных, материально-бытовых и семейных проблем», — подчеркнул он. Нам не зазорно было бы использовать опыт ряда зарубежных стран, считает Фридинский. К примеру, в США военнослужащие, вернувшиеся из Ирака и Афганистана, проходят реабилитацию в специальных психологических службах более чем в 100 медицинских центрах.

По его словам, почти батальон военнослужащих — 341 человек — потерян в минувшем году из-за самоубийств. При этом он отметил, что хотя число самоубийств в 2008 году и сократилось на 14%, их доля в структуре небоевых потерь растет и составляет более половины всех случаев гибели военнослужащих в мирное время. Он указал также на то обстоятельство, что «почти каждый второй добровольно ушедший из жизни — военнослужащий, проходящий службу по контракту». Кроме того, серьезную проблему представляют гибель и травмирование военнослужащих в дорожно-транспортных происшествиях. В прошлом году в ДТП погибли 367 военнослужащих, а за четыре месяца нынешнего — 96.

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::30.05.08