Часть 1: Человек Березовского в прокуратуре

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Dossie.Ru", origindate::15.12.2002, Фото: "МК"

Прокурор Бирюков и его друзья

Часть 1: Человек Березовского в прокуратуре

Андрей Горюнов

Converted 13857.jpg

Первый заместитель генпрокурора Юрий Бирюков

Деятельность Генеральной прокуратуры давно уже стала притчей во языцех для и для прессы  и для простых обывателей. Не далее как год назад, 18 декабря 2001 года, на заседании комиссии по борьбе с коррупцией Государственной Думы, всерьез обсуждался вопрос об обращении к Президенту с предложением отправить в отставку генерального прокурора РФ Владимира Устинова и его заместителя Юрия Бирюкова за невыполнение возложенных на них обязанностей. За прошедшее время, заметим, мало что изменилось. Вполне  возможно что к концу года единственным головокружительным успехом Генпрокуратуры станет героическая победа над писателем Лимоновым. Хотя и в этом многие сомневаются.

Своими удивительными достижениями, и связанным с ними общественным мнением, Генпрокуратура во многом обязана Юрию Бирюкову, которого называют «серым кардиналом» Большой Дмитровки.

Впрочем, вполне возможно, что на успешной биографии чиновника будет поставлен крест. Главной причиной этого называют давно уже тлеющий конфликт Бирюкова со своим непосредственным начальником (и вторым заместителем генпрокурора Колесниковым), который может прийти к своему логическому завершению на ближайшей Коллегии Генеральной Прокуратуры. Формальным поводом при этом должна послужить неразборчивость в связях заместителя генпрокурора.

О тесных контактах [page_11331.htm заместителя генерального прокурора с чеченской диаспорой] и его участии в кавказском нефтяном бизнесе, прессой написано достаточно много. Однако за время работы на Северном Кавказе у общительного прокурора появились налаженные контакты и с самой одиозной фигурой новейшей российской истории – Борисом Березовским.

В бытность Бирюкова начальником главка Генеральной прокуратуры РФ по Северному Кавказу, секретарь совбеза Березовский не раз появлялся в Чечне для переговоров по освобождению заложников. Учитывая, что переговоры по транспортировке нефти и выдаче заложников Бирюков и Березовский проводили примерно с одними теми же людьми, их знакомство и последующее сотрудничество были просто неизбежны.

Поговаривают, что именно Березовский пролоббировал перевод Бирюкова в Москву. И это вполне оправдало себя. Дружба заместителя генерального прокурора и опального олигарха имеет достаточно много подтверждений. Год назад Бирюков принял [page_11257.htm отставку у следователя Волкова], который попортил так много крови Борису Абрамовичу в связи с делом об «Андаве» и Аэрофлоте.

Тогда же по просьбе Березовского Бирюков помог закрыть дело на  министра МПС Аксененко, которому инкриминировали в хищения в особо крупных размерах. Бирюков давал Госдуме громкие обещания о том, что дело «дойдет до суда в ближайшее время". В результате, Аксененко ограничился отставкой.

Интересы Березовского Бирюков в той или иной степени защищал и в известной истории о [page_11478.htm мебельных фирмах «Гранд» и «Три кита]», в результате чего дело было закрыто, а занимавшийся им следователь сам попал под обвинение. Однако вскоре следователь был оправдан, и делу вновь дали ход.

По слухам, после этого фиаско у Бирюкова серьезно испортились отношения с замдиректора ФСБ Юрием Заостровцевым, родственники которого имеют отношение к «Трем китам».

Ссора с «питерскими чекистами», возможно, будет иметь для Бирюкова самые тяжелые последствия. Не исключено, что именно ФСБ организовало утечку информации – расшифровку недавнего телефонного разговора Бориса Березовского с неким собеседником в Москве,

Вот некоторые выдержки из разговора:


-         Ты получил, как договаривались?
-         Да, Борис …
-         Как видишь, я свое слово держу. Что у тебя? Когда я смогу приехать?
(пауза)
-         Возникли проблемы…до Нового года не получается решить. Старший серьезно мешает… Я думаю, к марту все уладим.
-         Со старшим будем в Москве разбираться. А к февралю нельзя?
-         Борис, ты же знаешь, я тебя никогда не подводил…

Запись сегодня широко обсуждается в кулуарах Генпрокуратуры. Большинство сходится на том, что идет о разговоре Березовского с Юрием Бирюковым. «Старший», которого упоминается в разговоре – это непосредственный начальник Бирюкова Устинов. Сегодня генпрокурор форсирует расследование дело о хищениях на «Логовазе»,  в которых обвиняют Березовского. По видимому, речь идет о том, чтобы заместитель генерального прокурора посодействовал Борису Абрамовичу в закрытии дела.

Следует отметить, что по времени разговор совпадает с последней активизацией политической деятельности Березовского…Неприятности с партией «Либеральная России» требуют его присутствия в России.

То что, расшифровка разговора оказалась в Генпрокуратуре, без ее широкой огласки, позволяет сделать вывод о некой интриге, которую реализует  ФСБ. Документ позволяет генпрокурору самому разобраться со своим не в меру ретивым заместителем, пока тот не разобрался с ним при помощи Березовского.

О конфликтах Бирюкова с его непосредственным начальником  Устиновым по Генеральной прокуратуре ходят различные слухи. С одной стороны Бирюков обязан своему шефу назначением на высокий пост, которое помогло избежать расследования его чересчур активной коммерческой деятельности в Чечне.

Однако со времен совместной службы на Северном Кавказе интересы двух прокуроров разошлись. Участие в ряде громких коррупционных скандалах и криминальные связи Бирюкова, о которых сообщают СМИ, не только дискредитируют деятельность Генеральной прокуратуры, но и стали постоянным фактором риска для его шефа, вынужденного отвечать за все обвинения в адрес своего заместителя. С другой стороны,  Бирюкова давно уже не устраивает слишком плотный контроль со стороны начальника и необходимость увязывать свои коммерческие аппетиты с требованиями Устинова.

Летом произошло происшествие, которое стало лакмусовой бумажкой, показывающей реальное отношение Бирюкова к своему шефу.

14 августа 2002 года Владимир Устинов отправился на совещание в Мордовию в бронированном спецвагоне поезда МоскваСаранск. Но до пункта назначения он не доехал — в пути генпрокурору стало плохо. Примерно в 2.40 поезд экстренно затормозил на полустанке Шилово (граница Рязанской области и Мордовии) —Устинов покинул вагон и отправился в местную больницу, где ему оказали первую помощь. По словам врачей, у прокурора резко подскочило артериальное давление. Он провел в лечебнице ночь, а в 7 утра вертолетом был доставлен в Центральную клиническую больницу.

Этому событию  предшествовал неприятный инцидент. При выезде из Рязани поезд со спецвагоном генпрокурора неизвестные забросали камнями. Судя по всему, именно это нападение послужило причиной резкого ухудшения здоровья генпрокурора.

Организовать подобную акцию технически несложно - достаточно найти летом в Рязанской области пять хулиганов и камни. Трудно сказать, мог ли тот, кто санкционировал нападение, рассчитывать на госпитализацию Устинова, хотя о том, что в последние месяцы генпрокурор работал просто на износ, знали многие. В любом случае это могла быть акция устрашения, ведь нападавшие не побоялись напасть на бронированный вагон, понимая, что это - не простая электричка.

Версия о том, что Бирюков мог знать о готовящемся нападении, слишком фантастична, и даже явные недруги прокурора не рассматривают ее серьезно. Однако последствия госпитализации своего шефа Бирюков просчитал очень хорошо. Рассказывают, что во время недолгой болезни Устинова, Бирюков настойчиво пытался пробиться на прием к Президенту. Неизвестно, что он хотел сообщить Путину через голову (вернее, изголовье) своего начальника. Возможно, посетовать, что тот уже физически не может справляться со своими обязанностями.

Президент так и не принял Бирюкова, а вскоре на работу вышел Устинов с изрядно потрепанными нервами...

…Нужно отметить, что скандалы сопровождали Бирюкова на протяжении всей его карьеры. Так его имя  упоминалось в связи с похищением и последующем убийством калмыцкой журналистки Елены Юдиной.

Назначение Бирюкова прокурором провинциальной Элисты можно считать началом отсчетом его эпической деятельности. О масштабах хищений в Калмыкии времен Кирсана Илюмжинова принято обычно умалчивать, как о стыдной и неизбежной болезни, тем более что времена эти еще не кончились. В годы щедрого раздаривания суверенитетов всем желающим, республиканская прокуратура, по идее, должна была оставаться одним из немногих органов, которые могли контролировать и пресекать нарушения федеральных законов местными баронами.

Однако исполнительный и сговорчивый прокурор предпочитал не ссориться с всемогущим Илюмжиновым. Именно во времена Бирюкова, пышным цветом расцвели в республике браконьерство и нелегальный нефтяной бизнес, не говоря уже о банальном расхищении федеральных дотаций. Нетрудно догадаться, что покладистость городского прокурора не могла оставаться без награды.

Наиболее сильно проявилась эта  покладистость Бирюкова в скандальном деле Ларисы Юдиной. Юдина, главный редактор газеты «Советская Калмыкия сегодня» и сопредседатель регионального отделения «Яблока» Калмыкии была убита летом 1998 года.

Еще при жизни Юдина и ее коллеги из оппозиционных газет неоднократно писали письма городскому прокурору с просьбой защитить их от произвола властей. Ни на одно из писем Бирюков так и не ответил.

После убийства именно прокурор Бирюков приложил максимальные усилия, для того чтобы дело Юдиной было спущено на тормозах. Отчаявшись добиться правды от городской прокуратуры, коллеги Юдиной по партии «Яблоко» организовали независимое расследование дело, которым занялся Валерий Останин – бывший руководитель отдела по борьбе с организованной преступностью ГУВД Алтайского края.

Впрочем, скандал оставил определенное пятно и на биографии прокурора Элисты. По крайней мере, вскоре уступчивого прокурора переводят на Северный Кавказ, где его таланты находят себе лучшее применение. Хотя и о Калмыкии Бирюков не забыл.

Как утверждает Валерий Останин, расследование дела Юдиной тормозилось главком по Северному Кавказу Генеральной прокуратуры РФ, и, в частности, начальником главка Юрием  Бирюковым, который, будучи в свое время прокурором Элисты, не предпринимал мер, когда Лариса Юдина была еще жива, и ее офис подвергался нападениям.  «Нет сомнений в том, что именно Юрий Бирюков оказал давление на следственную бригаду, чтобы в отношении организаторов преступления были «отрублены концы», и на скамье подсудимых оказались лишь исполнители», – заявлял Валерий Останин.

В это время прокурор Бирюков уже налаживает нужные контакты на Северном Кавказе, в частности, знакомится с Владимиром Устиновым, который позже назначит его своим заместителем. Помимо Устинова у прокурора появляются и другие знакомства, благодаря которым его биография все больше начинает напоминать криминальные хроники.

Как утверждает пресса, Бирюков лично контролировал ряд подпольных нефтяных заводов на территории Чечни, а также обеспечивал прикрытие операций по вывозу нефти. Не случайно за все годы войны, множества терактов и взрывов ни разу не был взорван ни один бензовоз(!), идущий из Чечни в Ставрополье. Фактически чиновник прокуратуры стал связующим звеном между чеченскими бизнесменами-сепаратистами и заинтересованными кругами в столице. Насколько выгоден нефтяной бизнес, сметливый прокурор понял, еще работая в Элисте.

О качестве работы Генпрокуратуры в Чечне при Бирюкове говорить нет смысла - достаточно сопоставить количество терактов, случаев похищения людей и число раскрытых дел. Очевидно, что уступчивость и незлобивость прокурора пригодились и на Северном Кавказе, богатым своими традициями гостеприимства и коррупции.

Среди близких друзей и партнеров прокурора с тех пор числится председатель Госсовета Чечни, известный предприниматель Малик Сайдуллаев.

По информации из осведомленных источников, во время работы Бирюкова на Северном Кавказе Сайдуллаев присутствовал практически на всех переговорах прокурора с его чеченскими партнерами по нефтяному бизнесу. Именно благодаря рекомендациям Малика заместителю генпрокурора удалось познакомиться и наладить самые тесные контакты с представителями чеченской диаспоры в столице. При этом, судя по всему, Бирюков не забывает о своих друзьях по ту сторону фронта.

Однако новое руководство страны не оценило профессиональные достижения Бирюкова на Северном Кавказе, и летом 2000 года высокие покровители (о которых уже шла речь выше) помогли Бирюкову перебраться в Москву, причем с повышением.  Он был назначен заместителем своего старого знакомого Устинова, который выразился в том смысле, что «большой опыт работы Бирюкова будет залогом эффективности его деятельности на новом посту». Насчет опыта он, к сожалению, оказался совершенно прав, если иметь в виду опыт прикрытия преступлений совершенных друзьями Бирюкова

Так, например, Бирюков поучаствовал в судьбе Якова Голдовского, руководителя «Сибура», которого выпустили из-под стражи, несмотря на самые  убедительные доказательства его вины. К этому можно добавить расследование дела о хищении средств АО «Газпром» через «Легпромбанк», которое успешно затягивается Бирюковым уже в течение двух лет.

По некоторым сведениям, с ведома и под эгидой заместителя генпрокурора был осуществлен захват «Легпромбанка» группировкой, хорошо известного в криминальных кругах Андрея Дробинина. Прежнее руководство банка, было буквально выдавлено из банка, причем не только из-за угроз физической расправы, но и благодаря тщательно организованному юридическому прессингу.  Против членов совета директоров банка были единовременно заведены десятки уголовных дел, которые не имели под собой никаких оснований. Тем не менее, при помощи генпрокуратуры их все же удалось временно отстранить от руководства банком.

После того как захват банка был признан незаконным, Дробинин самолично избил судебного пристава, явившегося в помещение банка, и ныне объявлен розыск. Впрочем, в случае его ареста он наверняка сможет рассчитывать на помощь своего покровителя (и соучастника).

Вообще имидж «заступника обиженных» сопутствует Бирюкову в течение всей его работы на посту заместителя генпрокурора. Старинный друг Бирюкова Кирсан Илюмжинов во время самых тяжелых моментов своей последней избирательной кампании звонил «Юре» с просьбой «поговорить с кем надо». Неизвестно помогла ли тут помощь Бирюкова, но Илюмжинову, против которого были настроены почти все федеральные элиты, удалось пройти по острию ножа и переизбираться на третий срок. Впрочем, Бирюков и сам не лишен политических амбиций и любит порассуждать в узком кругу о том, что на месте «этого дурака Колмогорова» непременно бы выиграл выборы в Якутии.

Умение дружить с «уважаемыми людьми», как их называет сам Бирюков, никак не распространяется на подчиненных. Среди коллег из генпрокуратуры Бирюков слывет человек грубым, неуживчивым и властным, даже на фоне своего крутого шефа. О хамстве Бирюкова вспоминают все, кто вынуждены были уволиться из генеральной прокуратуры, но и те, кто остался, включая, ставленников Бирюкова относятся к нему без симпатии. Не зря по прокуратуре ходят слухи, что во время своей работы на Кавказе Бирюков любил лично присутствовать при допросах пленных боевиков. Как происходили подобные допросы можно только догадываться. Рассказывают и о случаях откровенного рукоприкладства со стороны Бирюкова.

Сослуживцам прокурора также хорошо известна его неразборчивость в любовных делах. В этом году в прессе уже писали о некой работнице генпрокуратуры с труднопроизносимой должностью - старший прокурор Третьего отдела управления по обеспечению участия прокуроров в судебном процессе по уголовным делам Генеральной прокуратурыИрине Хорлиной, которая любит козырять тем, что является любовницей Юрия Бирюкова, так же как до того была любовницей Колмогорова.

Пикантность ситуации состоит в том, что параллельно Хорлина хорошо и давно известна в криминальных кругах. Так, трижды судимый якутский «авторитет» Александр Сурнин любил впоследствии хвастаться в кругу друзей, как они проплатили перевод Хорлиной» в Генеральную прокуратуру России и теперь вместе с нею зарабатывают деньги на закрытии уголовных дел. Учитывая покладистый характер г-на Бирюкова в это нетрудно поверить.

Кстати, в связи с одной из таких операций в ближайшее время могут начаться серьезные разборки между якутским криминалитетом и Генпрокуратурой. Так, переданные через Хорлину из якутского воровского общака тридцать тысяч долларов, предназначенных на изменение приговора суда неоднократно судимого Григория Кайтаса (по кличке «Молдаван») растворились в неизвестном направлении.

Ирина Хорлина – далеко не единственная пассия Юрия Бирюкова. В любвеобильности заместитель генпрокурора не уступает знаменитому предшественнику своего шефа. Злые языки обвиняют его в склонности к садомазохистским утехам, осуществляемых в надежно проверенных помещениях – в этом отношении Бирюков ведет себя куда более осторожно чем Скуратов.

Впрочем, это не единственный порок бравого прокурора. По крайней мере, на определенные мысли наводит его тесная дружба со скандально известными депутатами Госдумы Коптевым-Дворниковым и Вульфом, а также тот факт, что на последнем дне рождении прокурора перед ошеломленными гостями выступал практически обнаженный Сергей Пенкин, в генеральской фуражке именинника…

Впрочем, все это кажется невинными шалостями высокого чиновника, по сравнению с остальными его московскими «подвигами», описанными в прессе: фактическим покровительством чеченским бандформированиям, развалом самых громких коррупционных дел и разрушительным влиянием на рабочую обстановку в самой Генпрокуратуре

[page_12582.htm (Продолжение следует)]