Часть 4: Версия о Березовском

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Организовав убийство американской гражданки Политковской и политбеженца Литвиненко, Березовский выбрал у российских спецслужб весь лимит ликвидаций, труп Березовского, если он вдруг образуется, позволит всерьез говорить о российском государственном терроризме"

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::22.03.2007, Фото Reuters

Тупик Политковской. Тайны следствия, последняя часть: новая версия

(Продолжение. Начало см. в “МК” от [page_20352.htm 16] и 19 и 20 марта.)

Вадим Речкалов

Converted 23683.jpg

origindate::12.05.1997 года. Зам. сек. Совбеза по вопросам Чечни Борис Березовский и президент Ичкерии Аслан Масхадов после подписания мирного договора между Россией и Ичкерией.

Сегодня — о главном. Кто убил Политковскую? В общественном сознании это преступление давно раскрыто. Липовый результат даже лучше. Как в компьютерной игре: каждый выбирает стрелка по вкусу. Либо Путина с Кадыровым. Либо Березовского с Невзлиным. Либо власть, либо ее врагов. Мотивы тех и других понятны и для стрелялки вполне убедительны. Хорошие парни спасают режим, плохие ему вредят. Или наоборот — в зависимости от политических симпатий геймера. Представляю новую версию виртуальной игры: на месте преступления имеется и явный кавказский след, куда теперь без него, и четкие отпечатки английских ботинок.

Праздник лжи

20 марта по всему миру отмечался День политической лжи. В прошлом году этот праздник был посвящен осуждению американской войны в Ираке. В этот раз бенефициантом оказалась Россия. День отметили всемирными чтениями по радио отрывков из книги Политковской на языках народов мира. В Германии читала Эльфрида Елинек — лауреат Нобелевской премии по литературе. Официальная цель этого действа (цитирую по пресс-релизу): “Поскольку в начале XXI века ложь остается инструментом манипуляций, настоятельно требуется поддержать силы, готовые ей противостоять”.

Благая цель, но ложь восторжествовала. Ложь в том, что никто не сомневается — Политковская убита за критику власти. Из чего следует, что власть ее и убила. Убила просто из ненависти, не боясь, что ее престиж в мире упадет ниже плинтуса. Убила без выгоды, то есть из хулиганских побуждений. Убила не раздумывая. То есть в состоянии аффекта.

Неправдоподобно, то есть лживо. Тем более что улик нет.

У второй вероятной версии также нет улик. Но чтоб избежать тенденциозности (еще одно имя лжи), разберем и ее. Тем более что мотив у нее, как выяснилось, — железный. Однако все по порядку.

Убийца и партнеры

Обобщу выводы по видеосъемке слежки за Политковской, которую публиковал вначале. На ней изображены трое мужчин и женщина. Все они ведут себя очень умело. Одни умело следят, другой умело убивает. И никто из них до сих пор не попался. То есть скрываются они тоже умело. И никто, как выяснилось, не сделал из зоны убийства ни одного телефонного звонка. Значит, профессионалы. Для начала попробуем понять их мотивацию. Можно предположить, что четверых профессиональных убийц объединила ненависть к Политковской, но гораздо вероятнее, что они просто убивали за деньги. А если так, то мы имеем дело с совершенно новой генерацией киллеров, которая до основания разрушает сложившееся представление об этой породе людей.

Что мы знаем о киллерах. Александр Солоник-Македонский, Александр Пустовалов-Солдат — жестокие одиночки с нелегкой судьбой и волчьей харизмой. Два случайных тупых уголовника-гастролера, спонтанно убивших первого заместителя Центробанка Козлова. Киношные Леон и Никита и легион их клонов из отечественного кинематографа. А теперь переведем взгляд с экрана телевизора на экран камеры слежения. Разнополая группа невзрачных молодых людей, работающая слаженной командой.

Чем больше людей участвует в преступлении, тем проще его раскрыть. Почему заказчик нанял такую ораву для убийства одной безоружной женщины, которую никто не охраняет? И почему он уверен, что никто из них, да и любой из магазинных наблюдателей также за деньги и по американской программе защиты свидетелей не сдаст всех, тем более что убита именно американская гражданка? Наше стереотипное мышление говорит нам, что исполнители мало что знают. Но все равно они знают больше следователей.

А теперь самое страшное. Заказчик может быть абсолютно уверен в исполнителях, только если гонорары за убийства — их основной доход. Это уже не банда, а малое предприятие по ликвидации. С достаточным штатом, чтобы руководитель мог подобрать для работы оптимальную группу. Так, кого работаем? Женщину? Значит, и в наружке должна быть женщина, вдруг объект спрячется в туалете.

Таких не ликвидируют после убийства. Таких не обманывают при расчете. Потому что тогда будет не к кому обратиться. Такие не предают своих. Потому что связаны не омертой, а общим бизнесом и корпоративной этикой. Сбегайте по ссылке (“МК” от 16 марта), посмотрите еще раз эти лица. Они не вписываются в наш стереотип убийцы. Внешне они такие, как мы. Без шрамов, без татуировок, без оловянных глаз и чеченского синдрома. А у самого стрелка вообще фигура “ботаника”. Одни из нас. Спрос окончательно сформировал предложение.

Но если киллеры не похожи на киллеров, значит, и заказчик может быть не похож на заказчика. Если это допустить, то и зона поиска расширится. А кто у нас попадал под подозрение? Только те, кто соответствует нашим представлениям об убийце. Старший лейтенант Лапин из нижневартовского ОМОНа, выбривший на затылке свой позывной (ну отморозок — ясно ведь по затылку — он и заказал). Да Рамзан Кадыров — ломброзианский типаж.

Государство — ликвидатор

Громкое политическое убийство требует не только конфиденциального уголовного расследования, но и громкого политического. Потому как цель такого убийства не только сама жертва, а все население страны. Одних хотят запугать, других возмутить, третьих вогнать в уныние, четвертым продемонстрировать свою дерзость и безнаказанность. Цель гласного политического расследования — не найти убийц, этим занимается прокуратура, а вывести свой народ из состояния страха, озлобленности, безразличия. Государство знает цену убийства. Оно само убивает в целях самообороны и просто для имиджа. Вспомним три громких государственных убийства — на бюрократическом языке это называется уничтожением, — организованных за три последних года. По одному в год.

13 февраля 2004 года. В Катаре убит видный ичкерийский политический деятель Зелимхан Яндарбиев.

8 марта 2005 года. В Чечне убит президент Ичкерии Аслан Масхадов.

10 июля 2006 года. [page_18937.htm В Ингушетии убит Шамиль Басаев].

Все три уничтожения имели очень внятный политический посыл. Смерть Яндарбиева показала, что враг России не может чувствовать себя в безопасности даже за границей. Смерть Масхадова положила конец существованию Ичкерии, потому что Масхадов был ее последним всенародно избранным президентом и, как всякий президент, символизировал свою страну. Смерть Басаева продемонстрировала высочайший профессионализм наших спецслужб. Они умудрились внедрить агента в ближайшее окружение самого хитрого террориста в России. Сумели отследить и заминировать “КамАЗ” с оружием, которое шло к Басаеву. И взорвать этот “КамАЗ”, когда Басаев к нему приблизился.

Все трое в свое время имели связь с Березовским. И после их смерти у него появились основания бояться за свою жизнь.

Мотив Березовского

Дело даже не в том, что их всех убили. А в том, что сумели приблизиться к Басаеву. Последняя басаевская поставка шла из-за границы. В ближайшее время я напишу об этой операции, а пока лишь скажу, что ассортимента и количества оружия, боеприпасов, специального оборудования и взрывчатых веществ как раз хватало на укрепрайон с гарнизоном человек в 30. То есть, вероятно, готовился крупный теракт — может, в Ингушетии или еще глубже по российской территории. Потому что укрепрайоны Басаев устраивал не в поле, не в лесу и не в горах. А в больницах, концертных залах и школах.

Березовский понимал, что уничтожение Басаева стало возможным только благодаря близкому агенту. А значит, мог предположить, что агент в ходе выполнения задачи мог получить новую информацию о связи Басаева с Березовским, в частности по этой последней поставке. Оперативную информацию к запросу на экстрадицию не подошьешь, но вот убить за нее российские спецслужбы могут. Потому как речь идет о прямой угрозе государству.

Что оставалось делать Березовскому. Спрятаться? Но английская контрразведка мгновенно зафиксирует изменения в поведении, и с учетом реальной террористической угрозы, с недавних пор перманентно присутствующей в Британии, может в конце концов и договориться с российскими коллегами о сотрудничестве. Да и сколько придется прятаться? Год, два, всю жизнь? Яндарбиев отошел от дел в 99-м. А взорвали его через пять лет.

И вообще, сугубо физическая защита неэффективна. Главный недостаток в том, что ее способы всегда на шаг отстают от способов убийств. Только защитился от снайпера, а тебя уже травит лучшая подружка.

Надо все сделать так, чтоб противник и рад был бы тебя убить, но не может, потому как проиграет от этого убийства больше, чем выиграет.

И если предположить, что и убийство Политковской 7 октября, и отравление Литвиненко 1 ноября организовал Березовский, то лучшим образом обезопасить себя он не мог. Любое цивилизованное государство, включая Россию, не может налево и направо убивать своих врагов, тем более сбежавших за границу. Тем более если они известны как политические противники власти. В виде исключения можно убить одного, как Яндарбиева, но не больше.

Вот и мотив. Если Березовский организовал убийство американской гражданки Политковской и политического беженца Литвиненко, он выбрал у российских спецслужб весь лимит ликвидаций. Россия может расшибиться в лепешку, но, пока убийцы не найдены, оба трупа висят на ней. И труп Березовского, если он вдруг образуется, позволит всерьез говорить о российском государственном терроризме.

Смерть Политковской дала Березовскому и другое серьезное преимущество. Защиту от российских журналистов. Вот, например, эту заметку западные коллеги не то что не перепечатают, но даже и не прочтут. Потому что с гибелью Политковской свободной прессы в России больше не существует, это на Западе знают все. Политковская, не представляющая опасности как журналист, тем не менее символизировала нашу свободу слова. Как Масхадов, не представляющий опасности как боевик, символизировал Ичкерию.

Но каким демоном ни изображай Березовского, очевидно, что своими силами он все это сделать не мог. Вот вам и кавказский след.

Кавказский след

Мало убить, нужно сделать так, чтоб подумали на другого. Кадыров для подставы годился лучше всего. Вот его растиражированный образ — бывший боевик, личный враг Политковской, жестокий, импульсивный, непредсказуемый, командующий несколькими тысячами таких же, как он. И самое главное — фаворит Кремля. А значит, все, что он сделает, ляжет пятном и на Путина. Для подставы нужен был только пистолет с кавказской биографией, а все остальное Рамзан сделает сам. Наговорит лишнего, из чеченского гонора не позволит прокуратуре провести в Чечне полноценное расследование, как это, кстати, и случилось. В результате у прокуратуры нет не только доказательств причастности Кадырова к убийству, но и доказательств невиновности его самого и подчиненных.

Для осуществления своего замысла Березовскому понадобился человек, отвечающий следующим требованиям. Он, как и Березовский, вынужден скрываться за границей по политическим или криминальным причинам. Такой надежней, да и общий язык найти с ним проще. Иметь серьезные криминальные связи в Чечне, чтоб подставить Рамзана, и в Москве, чтоб организовать убийство. Он должен иметь опыт громкого заказного убийства, за которое никого не наказали. И Березовский нашел такого человека, точнее, вспомнил о своем старом знакомом по московскому бизнесу. Имени его я называть не буду. Я и так уже наговорил лишнего. Если оно интересует следователей, пусть заглянут в милицейскую базу данных. Если оно интересует читателей, пусть 10 минут покопаются в “Яндексе”. Разумеется, серьезные криминальные связи в Чечне могут быть только у чеченца. Единственное, что могу сказать, — это не Ахмед Закаев.

С этим человеком у Березовского возникала только одна проблема. Он слишком самодостаточен, чтоб выполнять поручения Березовского, даже за огромные деньги. Однако если бы у него оказался в этом деле свой политический интерес…

Интерес появился. Как всякий чеченец, он не мыслил себя без своей малой родины. Более того, быть по-настоящему влиятельным чеченцем среди чеченцев можно только в том случае, если ты крепко связан с Чечней. Пусть на расстоянии, но неразрывно. Помогаешь родине материально, имеешь там бизнес или влияешь на политические процессы. А что происходит в сегодняшней Чечне? Вся власть принадлежит одному совсем молодому человеку, и его влияние растет с каждым днем. У Кадырова есть все шансы править долго и безраздельно, выбивая для республики все новые преференции и фактическую независимость в формальных пределах России. Независимость, за которую тот же зарубежный чеченец пролил и свою порцию крови. Подставив Кадырова под убийство Политковской, ему испортили имидж на много лет вперед. И что самое важное — ограничили его влияние территорией Чечни, надолго перекрыв внешние контакты с Западом.

Возможно, для убийства Политковской были использованы люди и из окружения Рамзана Кадырова. Например, те, о ком пишет в “Новой газете” Вячеслав Измайлов. Связанные с бывшими дудаевскими и масхадовскими боевиками, с которыми был связан и наш зарубежный чеченец. Этим можно объяснить и их неожиданный взлет по ступеням власти. Нет, Рамзан Кадыров не поощрял их за убийство, к которому не имел отношения. Просто после убийства у них могли появиться огромные деньги, которые и были вложены в карьерный рост. И теперь у нашего неназываемого чеченца есть повязанные люди в окружении Кадырова. Непосредственно для исполнения убийства зарубежный чеченец нанял высокопрофессиональный криминал, возможно, и московский, с которым у него сохранились давние связи.

Что касается убийства Литвиненко, то здесь у меня никаких соображений нет. Возможно, это был запасной вариант Березовского на случай провала с Политковской. А случилось так, что оба варианта сработали.

Все, что я здесь написал, не более чем версия. И пусть она существует параллельно версии о том, что Политковскую убил режим. Это справедливо. Тем более с точки зрения мотивации она мне кажется куда убедительнее.

Зачем я это сделал

После этих статей репутация “рупора ФСБ” обеспечена мне до конца жизни. Самые опытные коллеги, догадавшись, куда я примерно клоню, отзвонились еще во вторник. С одним вопросом: “Зачем ты это делаешь?” Всю неделю я объяснял мотивы чужих поступков. Пора объяснить свой мотив. По моему мнению, убийство Политковской не раскроют. И две версии будут стоять вечно и мертво, как пустые весы. Путин — Березовский. В России, как ни странно, журналисту выгоднее придерживаться первой версии, вернее, ее облегченной модификации, где фамилия заменена безликим “режимом”. И необязательно обвинять Путина. Достаточно молчать о Березовском. Для молчания есть масса причин — его презумпция невиновности, его изгнанничество, но самое главное — любой журналист, рассчитывающий на уважение коллег, должен по мере сил хотя бы делать вид, что он против власти. Без такой фиги в кармане — как без аккредитации. Но это наши внутренние дела. А есть еще 150 миллионов российских граждан. Я тоже из их числа. И если мы верим, что Политковскую убил Герой России Кадыров, а Путин после этого, по ходу убив Литвиненко, назначил Кадырова президентом Чечни, то почему мы в обреченной апатии живем под таким Путиным? А если не верим, то почему молчим? По мне, так лучше слыть рупором ФСБ, чем быть частью такого народа.