Час чиновника. Большой переполох

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Час чиновника. Большой переполох Административная реформа объявлена .Начнется ли она? И чем закончится? Чтобы дождаться результатов реформы, в России надо жить долго.


""Нынешние функции государственного аппарата не приспособлены для решения

стратегических задач". Этой фразой из ежегодного послания Федеральному
собранию Владимир Путин объяснил, почему правительство, по его мнению, так
скромно, "неамбициозно" в планировании экономического роста. "...Надо
наконец провести анализ ныне реализуемых государственных функций и
сохранить только необходимые".
Тех, кто радостно вслушивался в президентскую критику правительства,
предвкушая скорое падение кабинета Касьянова и изгнание из него
либеральных экономистов, эта сентенция разочаровала: Путин опять ушел от персоналий в "теорию". Тех, кто надеялся на реформу органов власти и управления, она приободрила: на горизонте вновь замаячил призрак Большой Административной
Реформы. Но и те и другие восприняли это послание от президента с изрядной
долей скептицизма: знаем, пробовали...
Зачем, собственно, нужна в России реформа исполнительной власти? Ответ
лежит на поверхности: чтобы сделать управление эффективным, а управленческий
аппарат более компактным и менее коррумпированным. В эпоху Ельцина эта
задача провозглашалась не однажды, но никогда не осуществлялась как
реформа, то есть как содержательное изменение. Меняли число вице-премьеров,
сокращали, сливали и переименовывали министерства, то привлекали в
правительство реформаторов, то изгоняли их оттуда. Но только однажды новый
премьер - это был Сергей Кириенко - заговорил о том, что неэффективность
исполнительной власти кроется не в фамилиях и рангах высших чиновников, а
в структуре правительства. Гигантский аппарат с десятками департаментов
делал совершенно бессмысленным существование министерств, лишая их реальной власти, и при этом сам вел изнурительную войну со "вторым правительством" - администрацией президента. В аппарате этой чудовищной махины, разраставшейся год от года (вспомним, что до 1993 года все правительство умещалось в
половине дома на Краснопресненской набережной), все решения увязали, как в
белорусских болотах. Собственно говоря, дублирование экономических и
социальных функций президентской администрацией шло поначалу именно из-за
того, что через правительственный аппарат невозможно было протолкнуть ни
одно реформаторское решение. Это был паллиатив: не будучи в силах
справиться с одной бюрократической структурой, создавали другую, с параллельными функциями.
Сергею Кириенко революция тоже не удалась, но он, по крайней мере, заявил
о том, какой должна быть административная реформа либерального толка: резкое сокращение функций государства в изменившихся экономических и социальных
условиях, как следствие - резкое сокращение аппарата правительства,
усиление министерств, повышение роли министров и радикальное (до одного-двух)
сокращение числа вице-премьеров. На правительственном уровне государственный
аппарат должен стать компактным, дешевым, а компетенция чиновников -
строго ограниченной. Могло ли это понравиться тем, кого должны были
реформировать? Справедливости ради надо сказать, что схлестнуться с чиновничеством в открытом бою молодой премьер не успел, но успел, по его собственным словам, почувствовать яростное сопротивление самой идее что-то изменить в бюрократической машине.
Сегодня либеральные идеи о сокращении функций государства звучат из уст
Владимира Путина. Ситуация парадоксальная: до этого два года президент занимался тем, что наращивал бюрократические функции государства, создавая федеральные округа, насаждая в регионах федеральных чиновников и
выстраивая замысловатые схемы их взаимозависимости и соподчинения. По свидетельствам региональных лидеров, сегодня число представительств федеральных органов в каждом субъекте Федерации доходит до пяти десятков, а чиновников - до 1000 и выше. Плюс внушительный аппарат у каждого из семи полпредов. Это не считая своих местных органов власти и управления, которые тоже не стесняются в численности. И вся эта рать мало того что ест хлеб налогоплательщиков, она
еще жаждет работы, поскольку ей надо постоянно доказывать свою нужность.
Это значит: создает дополнительные помехи тем, кто пашет, сеет, учит, строит и занимается другой полезной деятельностью.
Как совместить совершенно правильное обозначение цели, которое содержится
в президентском послании, со всей этой фантасмагорией? Люди осведомленные
считают, что совместить невозможно: Путин-тактик перебарывает
Путина-стратега, а из тактических соображений ему совершенно не нужна
простая и легко контролируемая исполнительная власть, которую будут
ассоциировать с самим президентом. Сейчас он над всеми структурами власти
и прежде всего над правительством, которому можно предъявлять все претензии
экономического и социального порядка. Полпреды в округах, при всей их
реальной слабости, могут стать козлами отпущения за провалы в региональной
политике. Не исключено, что для этого их еще усилят - естественно,
перетянув или продублировав часть функций правительства и региональной власти. При этом и правительство, и полпреды лишены реальной самостоятельности: политику
вырабатывает администрация президента. Классическая советская ситуация:
решают одни, осуществляют и несут ответственность другие.
Громоздкость системы делает почти невозможным решение другой названной в
послании задачи - превращения госвласти из "черного ящика" в прозрачную,
открытую для общества структуру. Открытость означает доступность для
граждан всех решений власти, не только законов, но и подзаконных актов,
распоряжений и инструкций, на основании которых действуют чиновники среднего и низшего звена, то есть те самые, с которыми решают свои дела обыкновенные люди. Как это технически можно сделать, известно, в стране даже существует программа "Электронное правительство", предполагающая широкое информирование граждан о всех решениях власти. Кстати, ведомства охотно обзаводятся собственными электронными сайтами, но эти сайты совсем не спешат делиться с гражданами тем, ради чего, собственно, они создавались. Сегодня найти в Интернете нужный закон или распоряжение правительства, мэрии или муниципалитета
ничуть не легче, чем в докомпьютерную эпоху. Пока это дело одиночек-энтузиастов, и никакой закон не обязывает ведомства "вывешивать" свою информацию для общего
пользования. Гриф ДСП никто не отменял.
И совсем не понятно, что будет происходить с низовым звеном бюрократии,
которое за годы реформ не только не уменьшилось в численности, но и не
убавило в злобности и корыстолюбии. Здесь число функций только растет.
Поверить в то, что государство когда-нибудь сведет свои отношения с
гражданином к минимуму, так же трудно, как дожить до средней зарплаты в
2000 долларов. Но это, впрочем, нам никто и не обещает..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации