Чей «колпак»?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пресс-секретарь Хамовнического суда Наталья Васильева попала в «оперативную разработку» неизвестной спецслужбы

1298020751-0.jpg Ровно через сутки после интервью пресс-секретаря Хамовнического суда Натальи Васильевой «Газете.ру» и «Дождю», в котором она заявила, что судья Данилкин несамостоятельно выносил приговор по делу ЮКОСа, неопознанные люди в штатском тут же начали «оперативную разработку» Натальи и членов ее семьи.

15 февраля оперативники решили прошерстить адреса родственников Васильевой. Первыми, к кому они пришли, стали родители мужа Натальи. Интересовались — здесь ли она проживает или в каком-то другом месте, а если в другом, то где. Но получить ответы на эти вопросы оперативникам не удалось. Пожилых людей смутил тот факт, что неизвестные отказались называть свои фамилии, представлять какие-либо документы. Ну, а главное, они были в штатском.

В тот же день от своих бывших коллег муж Васильевой Николай узнал, что в Управление уголовного розыска ГУВД Москвы, из которого он уволился чуть меньше года назад, также приходили неизвестные и запрашивали информацию о нем.

«Подняли все бывшее руководство мужа, запросили его личное дело, уточняли, работает ли он в милиции по сей день, известно ли, чем занимается сегодня и где находится… То есть идет сбор информации по моему ближайшему кругу», — передала «Новой» слова Натальи Васильевой адвокат Ирина ХРУНОВА из Межрегиональной правозащитной Ассоциации «АГОРА», которая в настоящее время представляет интересы пресс-секретаря Хамовнического суда.

Юристы «АГОРЫ» обращают внимание на тот факт, что поиском Натальи и ее мужа занимаются именно «оперативники в штатском», которые отказываются представляться. А это напоминает подчерк специальных служб. Причем, как предполагает сама Васильева, это могут быть те же офицеры, которые осуществляли и продолжают осуществлять так называемое оперативное сопровождение процесса над Ходорковским и Лебедевым и всего, что с этим процессом связано.

«Васильева с мужем проживают там, где проживают. Скрываться и бежать не собираются», — отметила Хрунова. По ее словам, на сегодняшний день эти две попытки сбора установочной информации — пока единственные шаги, предпринятые в отношении Васильевой. Если, конечно, не считать развивающейся контрпропагандистской операции в СМИ.

Как только в СМИ со ссылкой на Васильеву пошли сообщения об активности неопознанных силовиков, тут же последовала реакция ГУВД Москвы, Мосгорсуда и судьи Данилкина.

Представители московской милиции, сообщили, что все это — «плод чьего-то больного воображения», и заявили: проверок в отношении пресс-секретаря и ее родственников не проводят. Хотя при чем здесь ГУВД? Ведь оперативное сопровождение уголовного дела Ходорковского осуществляет ФСБ. Но ФСБ весь день молчала, а ГУВД отдувалось за «контору», открещиваясь от того, чего, видимо, действительно не делало. Причем зам начальника управления информации и общественных связей ведомства господин Гуляев зачем-то еще рассказывал СМИ, что муж Васильевой характеризовался по месту службы «с негативной стороны». Впрочем, уточнять, какие были претензии к работе Николая Васильева, Гуляев не стал.

Далее последовало выступление председателя Хамовнического суда Виктора Данилкина. Правда, было непонятно, говорил ли это напрямую сам Данилкин, или, как два дня назад, якобы его слова передавала информагентствам пресс-служба Мосгорсуда. Данилкин, если это действительно говорил он, обещал не «добиваться уголовного преследования» своей подчиненной до тех пор, пока вынесенный им приговор Ходорковскому и Лебедеву не проверит кассационная инстанция — Мосгорсуд. Слова Васильевой Данилкин снова назвал «клеветой» и признался, что «не ожидал» от нее обвинений «в совершении тяжкого преступления»: «Думаю, что после сделанного заявления ей будет тяжело продолжать работать в коллективе суда». Впрочем, заметил он, об увольнении речь не идет.

Все это, конечно, важно и любопытно. Но никто из должностных лиц не сказал самого главного — начались ли какие-либо проверки сведений, изложенных в интервью Васильевой? Как объясняют юристы «АГОРЫ», та же статья 129 УК («клевета») не во всех случаях требует личного заявления потерпевшего, коим в данном случае может выступить Данилкин, в ряде случаев уголовное дело может возбуждаться правоохранительными органами самостоятельно. Точно так же, как самостоятельно правоохранительные органы могут начать проверку по сообщению о преступлении, которое было изложено в СМИ, — в данном случае по возможному факту преступлений против правосудия.

«Пока есть только высказывание пресс-службы Мосгорсуда о том, что будет проведена проверка по факту служебной деятельности самой Васильевой, — объясняет адвокат Ирина Хрунова. — Но так как сейчас Наталья находится в отпуске (он продлится до середины марта. — В.Ч.), то есть вне рабочего места, мы и она не знаем, проводится ли кем-то проверка, поднимаются ли ее документы, включается ли ее компьютер… Что касается возможной подачи на нее в суд за клевету, то пока ни Наталье, ни ее адвокатам исковых заявлений или повесток из милиции не приходило».

Сама Наталья Васильева пока взяла тайм-аут в общении с прессой, но к концу недели все же планирует пообщаться с журналистами. «Она просто хочет прийти в себя. Ее, конечно, расстраивает та грязь, которая сейчас льется с некоторых сторон в ее адрес», — говорят адвокаты.

P.S. Единственными, кто обратились в Генпрокуратуру с просьбой проверить информацию о давлении на Хамовнический суд, стали российские правозащитники и писатель Борис Стругацкий.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::18.02.11