Чекисты взяли Абеля

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::09.10.2003

Абелю "шьют" покушение на президента Латвии

Ольга Рощина

Converted 15123.jpg

Владимир Линдерман (партийная кличка Абель)

Генпрокуратура России готовится начать процедуру экстрадиции из России в Латвию активиста Национал-большевистской партии Владимира Линдермана (партийная кличка Абель). Он пропал в Москве две недели назад, и только на днях выяснилось, что его содержат в следственном изоляторе ФСБ «Лефортово».

44-летний руководитель латышской организации с патриотическим названием «Победа» известен давним сподвижничеством с российским нацболом. Он не только состоит в НБП, но и является одним из заместителей Эдуарда Лимонова, членом партсовета национал-большевистской организации, а также состоит в редакционном совете газеты «Лимонка», выходящей сейчас под логотипом нового издания леворадикалов «Генеральная линия». Это в настоящем. А в прошлом Абель был лидером рижского авангарда, издавал в Латвии журнал «Третья модернизация», а в конце 1990-х годов организовал в Риге отделение НБП. В российскую столицу Линдерман перебрался в ноябре 1992 года. Давал свидетельские показания в пользу лидера национал-большевиков Эдуарда Лимонова на процессе в Саратовском областном суде.

24 сентября Линдерман без видимых причин пропал. Почуяв неладное, соратники из НБП начали поиски товарища, подозревая, что Абель может находиться у российских правоохранителей. В минувший вторник по почте в штаб-квартиру НБП в Москве пришло письмо из следственного изолятора в «Лефортове», в котором заместитель Лимонова сообщал о своем местонахождении и просил организовать ему встречу с адвокатом Сергеем Беляком. Наученный богатым опытом соратников, Абель отказался общаться с представителями прокуратуры в отсутствие защитника. Пребывание в одиночной камере на «отрезанного от товарищей» Линдермана подействовало необычно. Он почувствовал [page_13711.htm#1 «необходимость сочинить что-то вроде молитвы нацбола»], чтобы ее, как поведал в письме арестованный, «можно было повторять в одиночестве для укрепления духа». Пока задержанный тренирует волю, его соратники по партии и адвокат Беляк думают о том, как не допустить экстрадиции Линдермана.

Защитник рассказал ГАЗЕТЕ, что его подзащитный был задержан по запросу службы безопасности Латвии: «Линдерман разыскивался за антилатвийскую деятельность». Об этом, как признался адвокат, он узнал из интервью одного из представителей службы безопасности Латвии. Официальных же документов, по словам адвоката, он еще не видел. В московском отделении НБП ГАЗЕТЕ рассказали, что Линдерману, в частности, инкриминируется ни много ни мало - покушение на жизнь президента Латвии в ноябре прошлого года. Однако, по информации адвоката Беляка, «все люди, которые проходили по данному делу, уже на свободе».

Что же касается «антилатвийской деятельности», то, как утверждает адвокат, оная заключалась «в защите прав и интересов русскоязычных граждан в Латвии. Линдерман выступал за выравнивание их в правах с латышами». «Он сам там чужой – так называемый альен – у Линдермана паспорт «негражданина Латвии». В Латвии жесткие правила: латыши имеют паспорта граждан Латвии, а у русскоязычного населения - паспорта «неграждан Латвии». "У Линдермана там жена и четверо несовершеннолетних детей», - говорит адвокат Беляк. По словам защитника, по закону Россия вправе не выдавать граждан иного государства за политические убеждения. «Линдерман еще весной этого года обратился в соответствующие органы с просьбой предоставить ему в России политическое убежище - и получил официальную справку, что данный вопрос решается», - сказал Беляк.

Сам арестованный, судя по всему, не испытывает надежды, что Генпрокуратура откажет латвийским товарищам в его выдаче. Как написал в письме соратникам арестованный, «В России в отличие от Англии или Греции не суд, а прокуратура принимает решение об экстрадиции, не особенно заморачиваясь – виновен, не виновен. Спросят и выдают в формальном, процедурном порядке». Решение об экстрадиции должен принять генеральный прокурор. Впрочем, его решение защита может обжаловать в суде.

***

© "Коммерсант", origindate::09.10.2003

«Иду по стопам вождя». Чекисты взяли Абеля

Андрей Сальников

дело национал-большевиков

Лидер латвийских национал-большевиков Владимир Линдерман, известный также как Абель, поставил в очень неудобное положение ФСБ и Генпрокуратуру России. Две недели назад он пропал в Москве, и правоохранительные органы все это время делали вид, что понятия не имеют, где он находится. И вот вчера товарищи по партии получили от него письмо из СИЗО «Лефортово».

Напомним, что 24 сентября Владимир Линдерман вышел из московского штаба НБП на Фрунзенской улице за газетами и не вернулся („Ъ" писал об этом .30 сентября). Его соратники обратились в милицию, и там национал-большевика объявили в розыск как пропавшего без вести. Первым нашел Абеля депутат Госдумы от фракции «Регионы России» Виктор Алкснис. Он заявил, что Владимира Линдермана задержали сотрудники ФСБ по поручению Генпрокуратуры России. К последней с просьбой о выдаче партийца еще в января обратились спецслужбы Латвии.

Дело в том, что как раз в январе гражданин Латвии Владимир Линдерман Приехал из Риги в Саратов давать свидетельские показания на процессе по делу Эдуарда Лимонова, обвиняемого в призывах к свержению Госстроя, экстремизме и хранении оружия. Показания господина Линдермана фактически развалили обвинение против лидера НБП. Тогда по аналогичному обвинению Латвия объявила в розыск самого Линдермана. Он попросил в России политическое убежище, но, видимо, так его и не получил.

Все две недели с момента исчезновения Абеля ни ФСБ, ни Генпрокуратура ничего о судьбе национал-большевика не сообщали. Более того, 1 октября в пресс-службе ФСБ России „Ъ" заявили, что информацией о местонахождении Абеля не располагают: «Мы вообще не знаем, кто такой Линдерман и куда он пропал. А Абель нам известен только как знаменитый разведчик».

В тот же самый день Владимир Линдерман из СИЗО «Лефортово» написал письмо своему товарищу руководителю московской ячейки НБП Анатолию Тишину. На конверте указан обратный адрес изолятора: 111020, Москва, Е-20, п/я 201. Тем самым все сомнения относительно его местопребывания были развеяны. «Иду по стопам вождя»,— с гордостью написал второй человек в НБП (пока председатель партии Лимонов сидел, Владимир Линдерман фактически исполнял его обязанности).

«Это обыкновенное головотяпство наших спецслужб,— заявил „Ъ" Эдуард Лимонов.— У них одна рука не ведает, что другая делает: ни ФСБ, ни Генпрокуратура не поставили в известность аппарат СИЗО о том, что Абелю не дозволяется писать письма. Так что он спустя неделю получил в свое распоряжение ручку, листок бумаги и конверт. А затем после контроля (письма в „Лефортове" сдают администрации изолятора в незапечатанном виде для проверки.— „Ъ") это письмо обычным способом отправили адресату». По городу оно шло почти неделю.

Свою версию причин задержания Абеля выдвинул адвокат Сергей Беляк, защищающий членов НБП по всем громким уголовным делам и которого, как сказано в письме, захотел видеть своим защитником Владимир Линдерман. «Незадолго до своего ареста Владимир имел неосторожность сообщить всем своим знакомым о том, что собирается подать документы на оформление российского гражданства,— рассказал „Ъ" Сергей Беляк.— Об этом, видимо, и узнали наши чекисты. Ведь если бы он успел это сделать, то выдать его Латвии Генпрокуратура не могла бы». Сегодня адвокат вместе с Эдуардом Лимоновым собираются посетить СИЗО «Лефортово» и добиться встречи с товарищем Абелем.

В ФСБ России вчера прокомментировать ситуацию не смогли. Узнав от корреспондента „Ъ" о письме, сотрудники пресс-службы предложили прислать письменный запрос, ответ на который будет готов в течение десяти дней. И только вчера поздно вечером Генпрокуратура признала, что Владимир Линдерман был арестован по запросу латвийских властей. «Линдерман помещен в СИЗО. В настоящий момент рассматривается вопрос о его экстрадиции»,— заявил представитель Генпрокуратуры РФ.

***

Я хату покинул, ушел воевать»

Из письма Владимира Линдермана руководителю московской ячейки НБП Анатолию Тишину:

"Привет, Толя! Пишу тебе из славного СИЗО ФСБ. Иду по стопам Вождя... 24 сентября 2003 года пришел очередной запрос из Латвии, и решением Генпрокуратуры РФ меня арестовали. Вопрос этот в ведении именно прокуратуры. ФСБ занимается бытовыми аспектами моего пребывания в изоляторе. В прокуратуре мой вопрос курирует начальник международного управления Р. А. Адельханян. Оказывается, еще в июле 2003 года МВД РФ отказало мне в статусе беженца. Теперь вопрос экстрадиции меня в Латвию, что называется, дело техники...

На второй день ареста написал стихотворение. Если сочтешь нужным, зачитай на очередном собрании в понедельник.

Награда мне будет в мире ином. 
Другая Россия — мой истинный дом. 
Ее нет на карте, но мне наплевать. 
Я хату покинул, ушел воевать. 
Не за Родину-мать, но за Родину-дочь -
Светлее чем солнце, безумней чем ночь..."