Человек-война, или Почерк Бута

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В чем на самом деле обвиняют самого известного российского контрабандиста американцы. В распоряжении редакции оказались документы следствия

1286957826-0.jpg 5 октября суд Бангкока официально закрыл второе уголовное дело, которое американцы возбудили против Виктора Бута для подстраховки, опасаясь, что таиландская апелляционная инстанция откажется экстрадировать его в США по первоначальным обвинениям. Но апелляционный суд в итоге высказался против 43-летнего россиянина.

Вот и вышло, что второе дело американцам не понадобилось, мало того — даже стало мешать, поскольку таиландский суд теперь настаивал на том, чтобы рассмотреть и предъявленные Буту в Нью-Йорке новые обвинения.

В итоге сложилась парадоксальная ситуация: минюст США и таиландская прокуратура настаивали на закрытии дела против москвича, а его защита заклинала суд этого не делать, потому что именно в этом втором деле и сосредоточилась надежда Бута избежать выдачи в США.

В чем суть второго дела. Изложение новых обвинений, которые предъявила Буту в феврале федеральная прокуратура Южного округа Нью-Йорка, занимает 38 страниц. Изрядная часть состоит из псевдонимов россиянина, которые заново повторяются каждый раз, когда в тексте упоминается его имя. Бут был известен как Борис, Виктор Бат, Виктор Бадд, Виктор Батт, Виктор Булакин и Вадим Маркович Аминов. Вместе с Бутом по делу проходил его давний партнер и главный финансист ряда его компаний — американский бухгалтер Ричард Аммар Чичакли, известный также как Роберт Каннинг и Раман Седоров. Дело было поручено манхэттенскому федеральному судье Уильяму Поули, который много лет занимался делом американского миллионера Джеймса Гиффена, известного как Мистер Казахстан и обвинявшегося в даче взяток руководителям этой страны.

(В августе Гиффен признал себя виновным в относительно мелких правонарушениях и услышит приговор 19 ноября. Хотя первоначально ему грозил многолетний срок, сейчас он должен отделаться легким испугом).

Зачем потребовалось второе дело. В марте 2008 г. Бут был арестован в пятизвездочном бангкокском отеле, в котором он якобы договаривался о продаже портативных зенитных ракетных комплексов американским агентам, выдававшим себя за представителей колумбийской марксистской организации ФАРК.

В августе прошлого года уголовный суд Таиланда отказался выдать россиянина в США, поскольку, в отличие от Вашингтона, Бангкок не квалифицирует ФАРК как террористическую организацию. (Прокуратура Таиланда опротестовала решение суда в апелляционной инстанции, которая в итоге согласилась с точкой зрения властей и распорядилась, чтобы Бут был депортирован в 90-дневный срок, истекающий 20 ноября.) А новые обвинения, предъявленные Буту в феврале, не имели отношения к ФАРК, а касались нарушений экономических санкций, которые ООН и США наложили и на него лично, и на принадлежащие ему компании.

Кроме того, и Буту, и Чичакли, который работает с ним, по крайней мере, с 1996 г., инкриминировался преступный сговор, отмывание денег и несколько эпизодов мошенничества. По каждому из девяти пунктов обвинения им теоретически грозило до 20 лет тюрьмы.

Как говорилось в преамбуле обвинительного заключения, после развала СССР Бут сумел приобрести большое количество списанных или устаревших советских самолетов, на которых он мог доставить оружие «практически в любую точку земного шара». По данным ООН и минфина США, с 1996 по 2008 год доставленное с его помощью оружие «способствовало подпитке конфликтов и поддерживало режимы в Афганистане, Анголе, Демократической Республике Конго, Либерии, Руанде, Сьерра-Леоне и Судане».

Одной из самых ранних и главных авиакомпаний Бута была Air Cess, зарегистрированная в Либерии. Другие — Centrafrican Airlines, San Air General Trading, Air Bas, Air Pass, Abidjan Freighter, Air Zory, Bukavu Aviation Transport, Business Air Services, Gambia New Millennium Air Company, Irbis Air Company, Moldtransavia SRL, Odessa Air, Transavia Network и Santa Cruz Imperial.

Начиная с 2000 года ООН характеризовала Бута как крупного торговца оружием, поставляющего его в зоны конфликтов, особенно в те, где ООН наложила эмбарго. С тех пор Бут и Чичакли сделались объектом ряда санкций, принятых Советом Безопасности ООН и Вашингтоном. Например, оба были включены в список 28 лиц, которыми запрещалось проводить какие-либо финансовые операции на территории США.

Санкции ООН и минфина США, объявленные в начале 2004 года, засветили компании Бута, и им с Чичакли стало трудно пользоваться «существующей корпоративной структурой», пишет прокуратура. Поэтому они принялись создавать новые компании и регистрировать их на чужие фамилии. Так, в 2004 году они сформировали авиакомпанию Samar Airlines, занимавшуюся пассажирскими и грузоперевозками и базировавшуюся в Таджикистане.

По мнению прокуратуры, летом 2007 года Бут и Чичакли стали пытаться приобрести самолеты для Samar. В июле 2007 года Samar связалась с одной флоридской авиационной компанией «на предмет технического содействия при покупке по крайней мере двух самолетов — Boeing 727-200 и Boeing 737-200». Samar также обратилась к другой флоридской компании, которая должна была перегнать купленные машины в Таджикистан и нанять для этого экипаж.

В рамках этой операции с иностранных банковских счетов в Соединенные Штаты были перечислены от имени Samar более 1,7 млн. долларов. Деньги переводились подставными компаниями, которые, по версии прокуроров, были созданы в целях сокрытия истинных покупателей самолетов, то есть Бута и Чичакли.

Например, 12 июля 2007 года из одного казахского банка в столицу штата Юта Солт-Лейк-Сити были перечислены от имени авиакомпании «Мега» 52 800 долларов. Оттуда деньги были переведены на счет флоридской компании, с которой Samar заключила сделку на покупку самолетов.

30 июля 2007 года российская компания Ilex Ventures Ltd. перечислила на счет этой же флоридской авиакомпании в один нью-йоркский банк 244 200 долларов. Прокуратура пишет, что на самом деле Ilex принадлежала Буту.

Обнаружив обман, минфин США в сентябре 2007 года арестовал средства, полученные флоридскими компаниями от Samar.

С этого момента и примерно до декабря 2007 года представители Samar неоднократно писали минфину США и американскому послу в Таджикистане, пытаясь разблокировать эти деньги. По утверждению прокуратуры, в этой переписке представители Samar сделали множество лживых заявлений по поводу того, кому она на самом деле принадлежит.

Но, как известно, после августовского решения бангкокского суда минюст США спешно попросил таиландскую прокуратуру ходатайствовать о закрытии этого второго дела против Бута.

В чем суть первого дела. Поначалу вместе с Бутом по делу под номером 06-cr-711 проходил также его партнер — британский гражданин Эндрю Смулян, арестованный, как и он, в марте 2008 года. Впоследствии дело Смуляна было выделено в особое производство.

По утверждению британских газет, Смулян подписал с прокуратурой признательную сделку и согласился дать на суде показания против Бута. В имеющихся у меня судебных документах следов такой сделки нет, но суды не всегда их сразу афишируют.

Как явствует из материалов дела, 10 января 2008 года Смулян встретился на Кюрасао с тремя агентами американского управления по борьбе с наркотиками (DEA), закодированными в деле как CS-1, CS-2 и CS-3. Они выдали себя за представителей ФАРК, которую госдепартамент США и Евросоюз официально квалифицируют как террористическую.

В обвинительном заключении по делу говорится, что ФАРК является «крупнейшим поставщиком кокаина в мире» и что она виновна в убийстве и похищении граждан США в Колумбии и взрыве бомбы в тамошнем ресторане, который популярен среди американцев.

На встрече на Кюрасао якобы обсуждалась поставка ФАРК многомиллионных партий оружия. На следующий день американские агенты вручили Смуляну пять тысяч долларов на покрытие расходов, связанных с приездом на встречу.

21 января Смулян снова встретился с СS-1, на этот раз в Москве, а на следующий день — в Копенгагене, где к ним присоединился и CS-2. Смулян сообщил, что Бут уполномочил его вести переговоры по поводу поставки оружия колумбийским партизанам, и заметил, что тот известен как Торговец Смертью.

Смулян поведал, что Бут показал ему в Москве фотографии руководителей ФАРК и спросил, нет ли среди них его собеседников. Наконец, Смулян якобы сказал, что может немедленно достать сто зенитных ракет.

В последних числах января и в феврале 2008 года переговоры продолжились в Бухаресте. 26 января Смулян дал CS-3 свой сотовый телефон, по которому тот впервые поговорил лично с Бутом и попросил о встрече. В тот же день Смулян якобы снова заявил, что Бут может немедленно поставить колумбийцам 100 ПЗРК «Игла», и показал своим собеседникам их фотографии на своем ноутбуке. Если верить судебным документам, он также сообщил, что Бут может достать колумбийцам вертолеты, которые «лучше американских», и организовать подготовку пилотов. Наконец, Смулян поведал, что оружие, которое они обсуждали, находится в Болгарии, и что его транспортировка будет стоит пять миллионов долларов.

На следующий день Смулян заявил, что Бут может продать партизанам переносные противотанковые ракетные комплексы, и показал CS-3 их фотографии на своем ноутбуке. 28 января он вручил мнимым посланцам ФАРК накопитель, содержавший статью о Буте и фотографии, а также спецификации «Игл» и указанных ППРК.

4 февраля стороны снова встретились в Румынии, где Смулян якобы заявил, что Бут может сбросить купленное ФАРК оружие на колумбийской территории на грузовых парашютах.

7 февраля CS-2 написал Смуляну свой электронный адрес и попросил передать его Буту. 12 февраля CS-2 получил на этот адрес сообщение от Бута. Следствие установило, что сообщение пришло с электронного адреса, который Бут открыл в тот день в Москве. Копия сообщения фигурирует в деле как вещественное доказательство.

Другим вещдоком являются записи трех телефонных разговоров между Бутом и CS-2, имевших место с 21 по 27 февраля 2008 года. В них Бут договаривался с мнимыми посланцами ФАРК о том, что встретится с ними в Бангкоке 6 марта.

В этот день Бут и Смулян встретились с американскими агентами CS в номере отеля «Софитель» в Бангкоке. Встреча, продолжавшаяся чуть меньше двух часов, была записана американцами. В случае выдачи Бута ее запись явится одним из главных вещдоков на его процессе.

Беседа велась на испанском языке.

По словам прокуроров, из первых же заявлений Бута явствовало, что он искренне принимает своих собеседников за представителей левых колумбийских наркопартизан. Он выразил свое «глубокое сожаление» по поводу того, что «случилось два дня назад». Как заявил таиландскому суду следователь управления по борьбе с наркотиками Луис Милион, Бут явно имел в виду гибель Руля Рейеса, одного из вожаков ФАРК, убитого в первых числах марта 2008 года. О его смерти тогда много писали в мировой прессе. Бут также сказал, что скорбит о недавней гибели Негро Акасио, другого партизанского вожака, убитого до Рейеса.

Россиянин якобы предложил снабдить ФАРК целым арсеналом, который включал:

1) 700—800 ПЗРК, которыми FARC могла бы сбивать американские вертолеты «Апач» и «Блэкхок», действующие в Колумбии;

2) пять тысяч автоматов АК-47;

3) миллионы патронов;

4) запчасти к стрелковому оружию российского производства;

5) противопехотные мины и взрывчатку С-4;

6) приборы ночного видения;

7) «ультралегкие» двухместные самолеты, которые можно оснастить гранатометами и ракетами;

8) беспилотные летательные аппараты с радиусом 200—300 км.

Бут якобы предложил сбросить заказчикам оружие на грузовых парашютах и вызвался продать колумбийцам два самолета — Ан и Ил, на которых те бы могли возить оружие в будущем. Он принес на встречу проспекты обоих самолетов, которые были изъяты у него при аресте и тоже фигурируют среди вещдоков.

Среди прочего Бута обвиняют в «преступном сговоре с целью убийства американских граждан». В доказательство прокуратура будет приводить цитаты из его мартовской беседы с CS, например, слова Бута, что «мы заодно… И у нас один и тот же враг». Чуть позже он продолжил эту тему, заявив: «Для меня это не бизнес. Это и моя борьба».

CS-2 пожаловался, что американцы используют «Апачи» и «Чинуки», «а нам нечем от них отбиваться». В ответ Бут посоветовал партизанам завести лазутчиков рядом с военными аэродромами и изучить график вылетов вертолетов противника.

«И мы хотим начать убивать американских пилотов», — продолжал подзуживать CS-2. «Да, да! — якобы подхватил Бут. — Мы все подготовим».

Бут также якобы предложил помочь партизанам отмывать деньги. Когда его собеседник поведал, что ФАРК нужно прокрутить примерно 40 млн. евро, лежащих в Румынии, Греции и Испании, россиянин якобы сказал: «Мы можем найти вам способ сделать это как надо». Он добавил, что деньги можно отмыть через Россию, Венесуэлу или Белоруссию.

При аресте у Бута изъяли копии статей о ФАРК, которые, как будет доказывать обвинение, не оставляли сомнения в том, что представляет собой эта организация. В одной, например, говорится, что она «финансирует свою деятельность за счет похищений и взимания выкупа, вымогательства и торговли наркотиками… ФАРК зарабатывает своей преступной деятельностью от 250 до 350 млн долларов, причем 65% приходятся на наркоторговлю».

Прокуратура считает убедительным вещдоком и заметки, которые Бут делал, когда обсуждал с «колумбийцами» свой оружейный ассортимент. В частности, когда он предложил продать партизанам «семьсот, восемьсот ракет», на пленке слышится, как CS-3 отвечает: «О’кей. Мы начнем с сотни. Это будет первая партия».

Бут написал при этом «АА = 100+700-800». По словам следователя Милиона, это АА (сокращение от anti-aircraft) явно означает «зенитные ракеты». Надписи «АК-47», «РПГ-7» и «7,62х54 = 10.000.000», считают прокуроры, говорят сами за себя.

Если Бута все же привезут на суд в Нью-Йорк, то его поместят в манхэттенскую федеральную тюрьму Metropolitan Correctional Center, или МСС. Через улицу от нее находится небоскреб федерального суда Южного округа Нью-Йорка, где будет слушаться его дело.

С верхних этажей суда открывается вид на баскетбольный корт на крыше тюрьмы, затянутый толстыми тросами на тот случай, если кто-то из заключенных попытается бежать на вертолете.

Теоретически Буту грозит в США пожизненное заключение и штраф в сумме до 10 млн долларов, а также конфискация имущества, до которого могут дотянуться американские власти. Правда, сам Бут в многочисленных интервью категорически отрицает вину и называет свое дело политическим.

Владимир Козловский

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::13.10.10