Человек Считающий

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Человек Считающий О значении учета и контроля в государственном управлении писал еще Владимир Ильич Ленин, посвятивший этому вопросу целую работу.

"О значении учета и контроля в государственном управлении писал еще Владимир Ильич Ленин, посвятивший этому вопросу целую работу. Называлась она «Как нам реорганизовать Рабкрин». «Рабкрин» — это рабоче-крестьянская инспекция — бабушка нашей Счетной палаты. Конечно, воды за почти сто лет утекло много, сейчас мы живем в совсем другой стране. И все же, роль государственного учета и контроля в переходный период, который снова переживает Россия, остается неизменно важной. ЗРКИ решил проверить самих проверяющих и сегодня подводит баланс плюсов (лицеприятный портрет «Честь и совесть») и минусов (нелицеприятный портрет ) самого главного контролера страны.

Честь и совесть Москва, Кремль, 7 мая 2000 года. Вся политическая элита России собралась в одном зале. Страна смотрит телевизор как во время первых показов З17 мгновений весны. Все затихли, ждут одного человека. Наконец, он появляется и величаво-торжесвтвенный голос объявляет: «Президент Российской Федерации Сергей Вадимович Степашин!И. Могло ли так быть? Не знаю. Но то, что в 1999 году Степашин был одним из самых реальных кандидатов на главное кресло страны — факт. На вопрос, как бы оно все было при Сергее Вадимовиче, тоже бесполезно пытаться ответить. История не любит сослагательного наклонения. Политика как призвание Сергей Степашин — политик первого демократического призыва. Его карьера началась еще в 80-х, когда он работал в Лениградском высшем политическом училище МВД. На первый взгляд, превращение политработника, да еще «из органов», в демократа — вещь странная. Но если вдуматься Политические науки вместе с философией и историей были под особым контролем власти и иначе как с партийно-советской точки зрения официально не рассматривались. Человек, чье призвание лежало в этих направлениях, был просто вынужден идти в жестко контролируемые государством сферы, даже если не был убежденным марксистом -ленинцем. Степашин точно был человеком не убежденным, а думающим. Правда, не все это способны понять. В качестве иллюстрации — пара слов о кандидатской диссертации Степашина. В годы, когда ниспровергалось и оспаривалось все советское, журналисты над ее темой «Партийное руководство противопожарными формированиями Ленинграда в годы Великой отечественной войны» вволю посмеялись. Однако если подумать хоть полминуты, станет понятно, что речь идет о блокадном Ленинграде, находившемся под постоянными бомбежками и артобстрелами, что защита от пожаров и их ликвидация в таких условиях были настоящим ежедневным подвигом, жизненно необходимым городу, что партийное руководство в советское время — это не чтение передовиц из «Правды» и организация политинформаций, а все управление сложной и масштабной работой. Когда идеологический контроль ослаб и «стало можно», люди с призванием и интересами в области политики стали естественными лидерами общественного движения и победителями на первых демократических советских выборах народных депутатов в 1990 году. Среди тех, кто стал тогда депутатом, был и Степашин. Игра по-крупному. Просто депутатом Степашин быть не хотел. Для него политика означала не абстрактные рассуждения, а конкретные проекты обустройства страны. Поэтому он сразу вошел в руководство крупнейшей парламентской фракции, а затем оказался на самом верху исполнительной власти. Работу руководителей спецслужб ельцинского периода можно оценивать по-разному. Не отметая с разбега всю возможную критику, стоит напомнить лишь о двух вещах. Во-первых, структуры, обеспечивающие безопасность государства, сохранили работоспособность, а во-вторых, не превратились в оппозиционные власти заговорщические центры, формирование которых было бы губительным и для самих спецслужб, и для государства. Наверное, могло быть и лучше. Но о том, что бы случилось, если бы было хуже, страшно даже подумать. В Министерстве юстиции Степашин тоже оказался в центре эпохальных событий. Именно он занимался передачей колоний и тюрем, в советское время находившихся в подчинении МВД, в ведение скорее гражданского, чем силового Минюста. Процесс с точки зрения перехода от советского тоталитарного мышления к демократическому знаковый. Особенность этого процесса была еще и в том, что руководить им Степашину пришлось с обеих сторон. Его назначение в 1998 году главным милиционером страны вообще сулило немалые перемены в МВД. Однако дефолтный 1998 и предвыборный 1999 были временем реализации гораздо более крупного стратегического проекта, затрагивающего не только одно ведомство, но всю систему власти. Степашину в этой Большой игре отводилась одна из центральных ролей. Ельцинское Зне так сели, Степашин первый зам., сигнализировало стране: этот человек, на самом деле, первый не только среди вице-премьеров. Дальнейшие события сигналу полностью соответствовали. Вплоть до отставки 9 августа 1999 года, ставшей неожиданностью для всех. Не останавливаясь пока на причинах отставки, отметим, что и она не изменила стремления Степашина к реализации крупных проектов государственного масштаба. Вторым номером в списке «Яблока» на выборах 1999 года он оказался не просто для того, чтобы получить кабинет на Охотном ряду. Из «Яблока» Степашин хотел сделать качественно новую по структуре, размеру, месту в политической системе партию «правых социал-демократов». Выражение, может быть, не совсем корректное политологически, но понятное по сути. «Правые социал-демократы» — это люди, не чуждые рыночным ценностям, не желающие возвращения в прошлое, но считающие, что настоящая свобода невозможна без социальной справедливости. По сути, Степашин еще в 1999 году пытался понять и выразить настроения избирателей, которые поддержали сенсацию последних выборов — блок «Родина». Этот проект тоже остался нереализованным, а ведь перспектива была. Однако мы уже говорили о бесполезности сослагательного наклонения. Вместо гипотетических рассуждений о «параллельном будущем» попытаемся ответить на вопрос, почему произошло так, а не иначе, разобравшись в особенностях этой, безусловно, исторической личности. Момент покаяния Особенности личности особенно ярко проявляются в пограничных ситуациях, требующих напряжения всех сил и не позволяющих уходить от четкого ответа на жизненно важные вопросы. К таким ситуациям относится война, для Степашина — первая чеченская. Несмотря на правительственную должность, Степашин был одним из тех, кому политики не дали завершить начатое дело. Для него удар, пожалуй, был даже более болезненным, потому, что он считал себя частью ельцинской команды, а эта команда во время и после трагических событий в Буденновске летом 1995 года не смогла справиться с ситуацией. Не Степашин вел телефонные переговоры с Басаевым, не он принимал окончательные решения, но именно он оказался способным взять на себя ответственность за произошедшее. Причем ответственность настоящую. Это слово сегодня одно из самых популярных в русском политическом. Брать на себя ответственность за все нынче модно. Однако, что такое настоящая ответственность уже мало кто помнит, потому что если и пишутся рапорты об отставке после какого-то демонстративного провала, то для формы, с оправдывающимся в 99% случаях расчетом на то, что рапорт принят не будет. Пример последних дней — лидеры СПС, потерпевшие сокрушительное поражение на парламентских выборах. Они целую неделю твердили о том, что они готовы нести ответственность и написали заявления об уходе. А после того как эти заявления политсоветом партии не были приняты, Ирина Хакамада констатировала: «момент покаяния состоялся». Степашин нашел в себе мужество уйти в отставку по-настоящему. И в этом его характер.
О друзьях-товарищах А еще характер Степашина проявляется в его отношении к тем, с кем он работал прежде. С премьерского поста он был уволен просто по-хамски, узнал о своей отставке от журналистов, но о Ельцине ничего кроме слов благодарности не сказал, хотя в кампании 1999 года участвовал в рядах оппозиционного «Яблока», всегда резко критиковавшего первого президента России и его действия. Не предал он и Григория Явлинского в тот тяжелый момент, когда после сделанного в ноябре 1999 года заявления о необходимости остановить крупномасштабную военную операцию за Тереком, на лидера «Яблока» ополчились все политические оппоненты. А ведь займи он популярную тогда ура-патриотическую позицию, шансы «Яблока» наместо в парламенте он бы резко уменьшил, но сам все равно прошел бы в Государственную Думу по одномандатному округу ( в 1999-м он уверенно выиграл у Геннадия Селезнева тот самый питерский округ, в котором через 4 года изрядно ослабленного спикера не смогла победить Ирина Хакамада). Даже когда стало понятно, что число депутатов фракции «Яблоко» не превысит двух десятков, теряющихся среди 450 парламентариев, Степашин своих товарищей по выборам не покинул, предпочтя тихо уйти из Думы вообще, чем допустить хоть какой-то намек на предательство. Ни одной ядовитой стрелы в адрес своих временных союзников он не выпустил до сих пор. Редчайшее в современной политике качество.
На своем месте И это качество, и способность нести ответственность за свои поступки, так редки, потому что не приносят успеха в естественном политическом отборе. Поэтому и настоящего места в публичной политике Степашин так и не нашел. Зато нашел другое. До Степашина счетная палата была придатком Государственной Думы, которую левое большинство без особого успеха пыталось использовать в «борьбе с преступным режимом». При Степашине без значимых изменений в статусе и функциях (это по-прежнему контроль за расходованием бюджетных средств) палата постепенно приобретает репутацию, начинающую напоминать грозные контрольно-ревизионные органы советского времени. Вряд ли найдется значимая структура, имеющая отношения к бюджетным средствам, в деятельности которой счетная палата не находила нарушений. Как этими данными пользуется государство — другой вопрос. Сам Степашин практически с самого момента своего назначения на должность стремится к тому, чтобы в его руках было больше полномочий, позволяющих не только выявлять нарушения, но и пресекать их. Он давно добивается переподчинения Счетной палаты напрямую президенту. Пока этого сделать не удалось, но Степашин упорный. На прошлой неделе он снова пердложил передать президенту право назначать хотя бы часть аудиторов. При этом, в отличие от других претендентов в «контролеры», ведомство Степашина не позволяет превратить себя в инструмент сведения счетов и избирательной борьбы с экономическими и политическими конкурентами. Сразу после того, как на основе данных счетной палаты была организована кампания по дискредитации Николая Аксененко, достоянием общественности стали результаты проверок, на основании которых можно было привлечь к ответственности руководство МВД, МЧС и других, казалось бы, все сильных структур. То же самое и в ситуации с «ЮКОСОМ». Пока разнообразные контрольные структуры целенаправленно терзают бизнес Ходорковского, Счетная палата составляет планы проверок на будущий год. В этих планах — «Лукойл», «Сибнефть», «Роснефть», «Зарубежнефть», «Газпром», РАО ЕЭС, Сбербанк. А еще Счетная палата планирует в 2004 году «изучить вопрос достоверности и эффективности макропрогнозирования со стороны правительства». Вот это системный подход!
Антон Патлатов «Пожарник» Степашин — «не тот человек» Как должен выглядеть портрет настоящего «силовика»? Волевой подбородок, решительный взгляд, увереность в жестах — Джеймс Бонд на вершине своей карьеры. Другое дело — наш персонаж. У Сергея Степашина — судьба «силовика». Закончил Высшее политическое училище МВД СССР. И дослужился до директора Федеральной службы контрразведки, министра юстиции и внутренних дел. И даже в должности и.о. председателя правительства (в 1999 году) воспринимался не иначе как «силовик» на хозяйстве«. Но если и „силовик“, то — „с человеческим лицом“. Интеллигентная (отнюдь не аскетичная) внешность, выпуклые розовые щеки, очки… Полное отсутсвие ницшеанской воли к власти компенсирует проявлением воли к креслу. А свою слабохарактерность — грозной риторикой. Сначало обещания Степашина поймать и покарать (преступников, убийц, террористов, сепаратистов), наверняка, последних настораживали, затем — смешили… …В 1973 году Степашин закончил Высше политическое училище МВД, получив в то время перспективную и непыльную профессию — замполит. Интересен сам мотив выбора конкретного жизненного пути. Чтобы стать офицером-артиллеристом, нужно (как минимум) уметь стрелять из пушки. Чтобы офицером-летчиком — управлять самолетом… Работа же замполита в советские времена заключалась в другом. В том, чтобы „убеждать“ подчиненных конспектировать многочисленные работы Ленина и журнал „Коммунист вооруженных сил“. Или же — своим только присутствием легализировать, освящать многочисленные армейские гуляния. У людей в погонах в ходу была такая поговорка: „Без замполита — пьянка, с замполитом — мероприятие“. Человек, подающий документы в политическое училище, уже устремлен на дальнейшую карьеру. И интуитивное стремление к карьере молодого Степашина не подвело. В августе 1991 года Степашин числился в демократах. Будучи председателем комитета Верховного совета по обороне и безопасности, мужественно сопротивлялся путчу ГКЧП на стороне „Белого дома“. Затем сразу же после неудавшегося переворота возглавил госкомиссию по расследованию неблаговидной деятельности в этой истори КГБ. Степашин заявил тогда, что КГБ причастен к подготовке путча. Однако никаких результатов своих расследований он огласке не предал. Видимо, в какой-то степени и такая скрытность Степашина способствовала его дальнейшей карьере. Все мы помним, как легко секреты КГБ сдал американцам бывший глава чекистов Бакатин. Но и где он сейчас? А вот Степашин сегодня — глава Счетной палаты. Предусмотрительность — полезное качество. Были и обидные промашки, которые, похоже, уже задним числом Степашину хотелось бы избежать. Только ленивый оппонент или недоброжелатель не упомянул бы о названии темы кандидатской диссертации Степашина, который тот защитил в 1986 году. Это — „Партийное руководство противопожарными формированиями“. Без партийного руководства, понятно, пожары не тушатся. Но к Степашину так и прилипла обидная (даже для каждого „пожарного“) кличка „пожарник“. Хотя по большому счету должности у Степашина („силовые“ министерства, глава правительства..) были пожарные. Терроризм, преступность… Где-то да вспыхнет. везде тушить надо срочно. В 1995 году Басаев с террористами захватил Будденовск. Степашин тогда багровел и метал словесные громы и молнии. Обещал покарать злодеев. Террористы благополучно ретировались, а вот Степашину пришлось уйти в отставку с поста директора ФСК. Однако остаться на плаву ему помогла личная преданность Ельцину. Вскоре Степашин входит в совет обороны, возглавляет Минюст, в апреле 98-го — родное ему (по пожарной части) МВД. А с мая по август 1999 года — назначен премьер-министром. Не секрет, что Степашин рассматривался Ельциным как один из кандидатов в приемники. Вот чуть бы все сложилось по другому и был бы у нас сейчас другой президент — Степашин. Но — не судьба. Борису Николаевичу, по всей видимости, было мало личной преданости. От претендента на роль премника требовались еще и такие качества характера, как твердость, решительность и воля. В своей книге „Президентский марафон“ Борис Ельцин описал эпизод, как он „уговаривал“ Степашина с достониством уйти в оставку с поста главы правительства. Возможно, рерайтер президента немного преувеличил, но Степашин в этом литературно-историческом контексте смотрится уж слишком жалко.»5 августа. Я вызвал в кабинет Степашина и Волошина. Степашин сразу разволновался, покраснел. «Сергей Владимирович, сегодня я принял решение отправить вас в отставку. Буду предлагать Владимира Владимировича Думе в качестве премьер-министра. А пока прошу вас завизировать указ о назначении Путина первым вице-премьером». Это из книги президента. Дальше Степашин, как это видно из книги, клялся в своей преданности и умолял президента «не совершать ошибки». И тем самым еще больше расдосадовал Ельцина: «И он начал говорить… говорил долго. Лейтмотивом было одно: „Я всегда был с вами и никогда вас не предавал“ Сергей Владимирович вспомнил события 91-го и 93-го годов, события в Будденовске и Красноармейске. Обещал исправить все свои ошибки, немедленно заняться созданием новой партии. Понимая всю бессмысленность этого разговора, я никак не мог прервать Степашина. Все было правильно — верный, честный. Никогда не предавал. И никаких причин для отставки. кроме одной, самой важной — не тот человек, в нынешней борьбе нужен другой! но как ему это объяснить?» Сергей Степашин — сторонник «сильной руки». Но на словах. «Когда ты министр и даже премьер-минстр и когда кто-то не выполняет тех или иных решений, у тебя должна быть сильная рука. Но сила ради демонстрации силы — это, в конечном счете, форма блефа, игры…» — любил говорить Степашин журналистам. Но, похоже, вся политическая карьера этого «силовика» и строится на таком блефе. Дом горит вовсю. Пожарная машина приезжает на место трагедии, как правило, без воды. Террористы в Будденовске убивают людей, захватывают заложников и благополучно уходят. А еще ранее — в ноябре 94-го, когда Степашин возглавлял Федеральную службу контрразведки, осуществился великий российский позор с неудачным штурмом Грозного так называемой «дудаевской оппозицией». На посту главы ФСК Степашин просто не мог оставаться в стороне от планирования этой бездарной операции. Ведь завербованные именно ФСК российские танкисты под знаменами местной оппозиции ворвались в Грозный, но были уничтожены… Степашин — не публичный, а кабинетный политик. Для него больше важно, что думают о нем сверху, нежели за кого принимают снизу. Самая его заметная публичная политическая акция — это участие в 1999 году в парламентских выборах вместе с «Яблоком». Партии Явлинского Степашин вряд ли принес дополнительные голоса, но в Думу он все же прошел. По одномандатному округу в Санкт-Петербурге. Однако в парламенте долго не задержался. Уже в апреде 2000 года возглавил Счетную палату. И на этой должности беспощадно начал искоренять воровство, коррупцию и мздоимство в стране. Особых результатов, правда, на этой ниве «пожарник» Степашин не добился. Понятно, что «наехать» с проверкой можно на любое ведомство. И здесь Степашин — опять же не самостоятелен. Прежнего патрона, которому он так был предан, уже нет. Но сверять собственный политический курс все равно есть с чем. И, возможно, когда нибудь появится еще одна книга (уже другого президента), где про Степашина будет сказано нечто знакомое: верный, честный человек, не предавал, но не тот человек.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации