Чемезов, защищая Горбунова, скрывает аферы «Ростеха»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Сергей Чемезов

Защищая обвиняемого в покушении на Кашина, Чемезов скрывает аферы "Ростеха"


В деле о покушении на журналиста Олега Кашина долгое время непонятным оставались усилия, которые прилагал руководитель концерна "Ростех" Сергей Чемезов для того, чтобы вытянуть из-за решетки подозреваемого в организации этого преступления Александра Горбунова.


Чемезов не побоялся даже лично поручиться за подозреваемого, красочно расписав его менеджерские таланты. «Горбунов А.А. является инициативным, ответственным руководителем, обладающим исключительными навыками в области эффективного управления активами», — гласит характеристика, отправленная Чемезовым в Следственный комитет. Сейчас, когда достоянием общественности стала история о хищении 450 миллионов рублей, исчезнувших в АО "Заслон", появилась и еще одна версия происшедшего - вертолетная.


Как известно, военные вертолеты, на разработку оборудования для которых и было выделено полмиллиарда, - это вотчина Чемезова и концерна "Вертолеты России", совладельцем которого является "Ростех". И если окажется, что Горбунов попросту присвоил деньги, не занимаясь производством военной техники, к "Ростеху" возникнет много щекотливых вопросов. А ведь все идет именно к тому. В частности, самарский журналист Наталья Фомина прошлась по адресам, где якобы "производились комплектующие к вертолетам" - и не обнаружила там никаких производственных мощностей.


Журналистка «Новой» проникла на режимные объекты, где «изготовляется» подозреваемым в организации на покушение Олега Кашина радиолокационное оснащение для военных вертолетов. И ничего, кроме свинины за 169 рублей, не нашла…


0640 28.jpg

Бульвар Гая, дом 26. Здесь А. А. Горбунов производит «комплектующие к вертолетам» для Министерства обороны


Напомним, предполагаемый организатор покушения на Олега Кашина, управляющий санкт-петербургским холдингом АО «Заслон» Александр Горбунов, получив от Минобороны аванс 600 млн рублей, договорных обязательств не выполнил. По данным Главной военной прокуратуры, «деньги были обналичены через различные фирмы, не имеющие ни производственных, ни иных мощностей» и зарегистрированные «в населенных пунктах Самарской области».


ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГЛАВНОЙ ВОЕННОЙ ПРОКУРАТУРЫ:


«В ходе проверки, проведенной Главной военной прокуратурой, установлено, что руководством АО «Заслон» заключались мнимые сделки на приобретение комплектующих для вертолетов у ООО «Капитал» (Самарская обл., г. Тольятти, Бульвар Гая, д. 26), ООО «Фортуна-сервис» (Самарская обл., г. Тольятти, ул. 40 лет Победы, д. 14, комната 15) и ООО «Бенар» (Санкт-Петербург, проспект Московский, д. 212). По данным адресам находятся организации разного толка (см. выше. — Н. Ф.), не имеющие ни производственных, ни иных мощностей; договорные обязательства АО «Заслон» выполнены не были; контрактные деньги обналичивались через подставные фирмы.


«Таким образом, в период с декабря 2013 года по февраль 2015 года генеральный директор АО «Заслон» А. А. Горбунов и другие неустановленные лица <…> совершили мошенничество путем обмана должностных лиц Минобороны России в особо крупном размере на общую сумму не менее 445 млн рублей <…>».


Путешествие по адресу: Самарская обл., г. Тольятти, ул. 40 лет Победы, д. 14, комната 15


В населенные пункты Самарской области зима пришла раньше времени на два месяца. Кислое рабочее утро, по темным еще улицам бушует октябрьская метель, отопление включили не у всех, окоченевшие люди выходят из холодных квартир, чтобы немедленно замерзнуть еще больше. На трассе М‑5 несколько серьезных аварий, все традиционно шутят про день жестянщика. Остановка «Жигулевское море», здесь начинается Тольятти. Ветер кидает под ноги мокрые окурки, женщина с кучей пакетов ищет в сумке кошелек, диспетчер такси не понимает в трубке, где именно в начале Тольятти я нахожусь.


«Стоите в направлении Нового города?» — уточняет диспетчер; не знаю. Пальцы замерзли, и телефонный экран отказывается принимать их за пальцы, не реагирует.


«В каком направлении я стою?» — спрашиваю людей на остановке, они молча топают ногами по маленьким злым сугробам. Не отвечают.


«Это, девка, — говорит наконец мужчина в окаемке бороды, — это! Ты иди по переходу на ту сторону, будет тебе по направлению куда надо».


От площади Революции в Самаре до необходимого мне строения на бульваре Гая в Тольятти — чуть больше двух часов езды на автомобиле, триста рублей за человеко-место. Стартуешь в 2015‑м (мордовская плитка до неба, фасады домов шпаклюют к ЧМ‑2018, собачки в комбинезонах со стразами беснуются в хозяйских объятьях); десантируешься в году девяносто, к примеру, пятом. Или третьем.


Бульвар Гая, значит. Дом 26. Здесь А. А. Горбунов производит «комплектующие к вертолетам» для Министерства обороны. Кирпичное строение размером с типовую среднюю школу. Обезображено вывесками самого разного толка: универсам «Пятерочка», «Дорого купим волосы», «Шторы, сумки, товары для рукоделия», «Цветы, семена», неизвестный «Прошка» — «Бери больше, плати меньше». Где, где может таиться производство вертолетных деталей? «Свинина — 169 рублей», «Фонбет — ставки на спорт», у красной двери тусуются два молодых человека; выглядят опасно. Тольятти в девяностые славился своими бандитами, велись разборки с самарскими бандитами; забивались «стрелки» в Загородном парке, темные «восьмерки», припаркованные густо у обочин, золотые кресты в растворах адидасовских олимпиек.


«А что, — обращаюсь я почти без страха к молодым людям, — а что, ребята? Как у вас тут насчет вертолетов?»


Молодые люди не удивляются. Отвечают неожиданно быстро: «Тебе на какое время?»


«Мне купить», — зачем-то говорю я, дую на пальцы в надежде согреть.


«Да можно, — говорит первый и далее произносит примерно следующее: — Первой и наиболее популярной маркой являются вертолеты с поршневым двигателем американской фирмы Robinson. Они очень доступны на рынке и требуют меньших эксплуатационных затрат».


«Мне нужен, — говорю я, волнуясь, — российский военный вертолет. Тут у вас под носом они практически сходят с конвейера, а вы и не в курсе». Быстро ухожу. Молодые люди остаются обсуждать, почему психических не держат в соответствующих лечебницах. И зря. Между прочим, здесь подозреваемый в организации покушения на убийство журналиста Кашина заключил сделку на 445 миллионов рублей.


Около киоска «Цветы» курят две блондинистые цветочницы в кожаных куртках, пивной киоск, киоск с шаурмой. Рядом — безымянное строение, похожее на туалет-скворечник с дачного какого-нибудь участка, но со стеклянными стеночками и почему-то на ножках. Выглядит бесхозным. Подпрыгивая, заглядываю в заколоченное окошко в поисках вертолетной лопасти и других примет. За мной безмолвно наблюдают тольяттинские прохожие, привыкшие ко всему.


По второму адресу мешает въезду микроавтобус, размашисто подписанный «Санитарно-ветеринарная эстафета». Что это за эстафета такая в Тольятти, санитарно-ветеринарная? А надпись-то другая — не эстафета совсем, но экспертиза. Расстроилась, осмотрелась.


1445211127.jpg

Ул. 40 лет Победы, д. 14. Бильярдный клуб


1445211127 975347.jpg

...трансформаторная будка...


Безымянное строение.jpg

...и безымянное строение. Комнаты 15 здесь нет.


Собственно, осматривать нечего — по улице 40 лет Победы, 14, комната 15, ничего нет. Просто нет никакой 15‑й комнаты, но есть бильярдный клуб «АК Барс», магазин «Магнит», магазин «1001 мелочь», трансформаторная будка…


У бильярдного клуба паркуется свадьба на дорогих автомобилях, замотанных лентами и укомплектованных куклами невест. Жених в ослепительно белом костюме сверкает золотом браслета на волосатом запястье. Все дышит производительной мощностью и военной тайной. Пивная «Ямщик», пивная «Дно», кафе «Джига-Дрига», билборд, обещающий «улучшение потенции в любом возрасте». Безжалостно обрубленные березы, ледяной дождь, сменивший снег. Подростки мрачными стаями, несколько девушек с губами, выкрашенными в черный. Влюбленная пара в одинаковых шапках с ушками, распространительница листовок от ювелирного магазина. Щербатые девятиэтажки, понтовые коттеджи, молоко в разлив, объявление на табачном киоске «Алкоголя нет!!!»


«Что, все?» — спрашивает меня водитель такси, удивленный краткостью визита. «Все, — говорю я. — Давайте на автовокзал».


ПОД ТЕКСТ


История с военными вертолетами из продмагов заставляет вспомнить еще об одной головокружительной афере, имя которой — «БайкалФинансГруп»


Эта компания c уставным капиталом 10 000 рублей была зарегистрирована 6 декабря 2004 года в Твери, в здании, где располагались рюмочная, магазины сотовых телефонов, продуктов и одежды, а также агентство по недвижимости. Офиса «БайкалФинансГруп» журналисты в этом здании не нашли (никто не нашел), потому что его там не было.


Рулила «Байкалом» его генеральный директор Валентина Давлетгареева — жительница села Дмитровское под Тверью. Она же числилась совладельцем ОАО «Соверен» и «Форум-Инвест», аффилированных с «Сургутнефтегазом« (его еще называли «бриллиантом в короне» нефтяной компании «ЮКОС»).


19 декабря 2004 года, спустя две недели после регистрации (вот скорость!), «Байкал» вышел из берегов и купил на аукционе 76,79% акций «Юганскнефтегаза». «Физические лица, которые долгие годы занимаются бизнесом в сфере энергетики» (классификация Владимира Путина, тогда и сейчас — президента России), предложили за пакет 261 млрд рублей (9,3 млрд долларов; правда, по оценкам экспертов из инвестиционных банков Dresdner Kleinwort и JP Morgan, стоимость «Юганскнефтегаза» колебалась между 18 и 25 миллиардами долларов).


По сообщениям СМИ, 22 декабря 2004 года, спустя три дня после аукциона, 100% доли в уставном капитале «БайкалФинансГруп» было куплено государственной компанией «Роснефть» по номинальной стоимости — 10 000 рублей. «Роснефть», в свою очередь, проинформировала взволнованную общественность аж в конце 2007 года, что сделка по покупке «БайкалФинансГруп» была закрыта лишь в марте 2006 года.


«Байкал» высох, даже мокрых следов не осталось. Но у тех, кто сегодня в продмагах «производит» оборудование для военных вертолетов, были замечательные учителя.


Ссылки

Источник публикации