Чем "Роснефть" отличается от американски мошенников

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© SmartMoney, origindate::16.07.2007

Чем "Роснефть" отличается от американских мошенников

Вравших, что они покупают Playboy

Александр Малютин

[page_21105.htm#2 Спор между государственной “Роснефтью” и государственным же Банком развития (бывшим ВЭБом)]о том, купил ли последний у первой акции “Томскнефти” за $3,4 млрд, порождает массу вопросов — простых, но довольно резонных. Например: не пьют ли в правительстве коньяк по утрам? Хорошо, что у нас есть рубрика для обсуждения подобных проблем, которые жизнь подкидывает нам каждую неделю. Читайте очередные [page_21105.htm#1 “Детские вопросы”]  — там как раз про “Роснефть”, “Томскнефть” и ВЭБ, сиречь Банк развития.

Все-таки нужно быть объективным. Подумаешь, “Роснефть” — “Томскнефть”. До такого масштаба странных предложений о покупке активов на миллиарды долларов, какие встречаются на Западе, нам еще далеко. Мы ведь в глубине души осознаем, что глупостей в истории с “Томскнефтью” на самом деле нет — просто противоборствующие кланы по ходу передела сфер не договорились о том, как информировать общественность. Бывает, что поделать. А вот на Западе вокруг миллиардных активов порой такое творится, что уж действительно ни в какие ворота не лезет.

Две недели назад, 2 июля, Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) разоблачила преступную группу под названием Hollingsworth, Rothwell & Roxford, которая злостно манипулировала фондовым рынком, объявляя ненастоящие оферты на покупку активов стоимостью в сотни миллионов и даже десятки миллиардов долларов. Основатель предприятия, некто Теодор Роксфорд, он же Лоуренс Дэвид Найрен, c 2003 г. безнаказанно делал ничем не подкрепленные оферты на покупку крупных пакетов акций известных торгуемых компаний — Sony, Zapata, Edgetech, PeopleSupport, Playboy. Стратегия фирмы Роксфорда, судя по описанию на ее сайте, была придумана грамотно: “Мы ищем компании, которые торгуются дешевле 5×EBITDA, не имеют долгов, зато имеют хорошие денежные потоки, ликвидные активы и растущие продажи”. Отлично сформулировано — как раз для начинающих инвесторов, которые, подобно гоголевскому судье Ляпкину-Тяпкину, “прочли пять-шесть книг и потому несколько вольнодумны”. Термины уже выучили, но сути предмета еще не поняли. Роксфорд использовал их четыре года.

В феврале 2003 г. контора Роксфорда объявила, что готова скупить 51% акций Sony, котировавшихся ниже $40, по $85 за штуку — на общую сумму $78 млрд. Затем Роксфорд и компания известили общественность о предложении Хью Хефнеру совместно выкупить 100% его знаменитого мужского журнала за $630 млн. Задним числом, конечно, каждый поймет, что это были всего лишь попытки поднять котировки акций известных фирм за счет ажиотажа доверчивых ляпкиных-тяпкиных. Но даже SEC, раскусившая Enron, вывела махинаторов из Hollingsworth, Rothwell & Roxford на чистую воду лишь две недели назад.

И случай ведь не первый. Почитайте интернет-форумы для игроков на американском фондовом рынке — там обсуждается, а не является ли Теодор Роксфорд тем самым таинственным Эдвардом Пасторини, который в минувшем апреле посадил в лужу знаменитое деловое информагентство Bloomberg. Этот самый Пасторини сообщил агентству по e-mail, что готов купить южноафриканскую золотодобывающую компанию Gold Fields (капитализация — $12,5 млрд), поскольку золото, как он рассчитывает, скоро резко подорожает. Информагентство купилось. А вскоре выяснилось: Edward Pastorini — всего лишь анаграмма выражения Top Insider Award, то есть “награда лучшему инсайдеру”.

А вы говорите “Томскнефть”. Учиться еще и учиться.

***

Оригинал этого материала
© SmartMoney, origindate::16.07.2007

Зачем скрывать покупателя?

Роснефть” заявила, что продала 50% “Томскнефти” ВЭБу. Но сам банк это почему-то упорно отрицает

Юрий Грановский

Пап, а мы поедем в эти выходные на дачу к дяде Роме?

Вряд ли. Я с ним поссорился.

Из-за чего?

Если откровенно, из-за ерунды. Заспорили про политику. Он убежденный государственник, а я нашему правительству не верю. Я не хотел ругаться, но ты ведь знаешь, как это бывает. Слово за слово…

Ясно. Небось опять по поводу ЮКОСа не договорились?

Вернее, о разделе его активов. Довели дело до форменного анекдота. Забудем вопрос о том, правильно посадили Ходорковского или нет и зачем на самом деле понадобилось обанкротить эту компанию. У меня и самого на этот счет определенного мнения нет. Но почему остатки ЮКОСа делят между собой какие-то неизвестные компании? Хоть в этот-то раз можно было все по-честному организовать. Так нет же, опять какую-то мистерию устроили. Вот ведь…

Ты не заводись, лучше толком объясни. Какие такие неизвестные компании?

Объясняю. Имущество ЮКОСа, конфискованное за долги, выставили на аукционы. Организованы они были из рук вон плохо, самые интересные лоты за отсутствием реальных конкурентов скупила государственная “Роснефть”. Ну это ладно. Хоть пакет в “Газпром нефти” итальянцам отдали, соблюли видимость приличий. Но потом вдруг объявилось некое ООО “Прана”, которое купило штаб-квартиру ЮКОСа и его торговый дом за 100 млрд руб. Бешеные деньги. Кто владеет этой “Праной” — до сих пор загадка. Власти ее владельцев знают, иначе фиг бы она получила разрешение на покупку. Но называть не хотят. Компаний, способных вот так запросто выложить почти $4 млрд, немного. И рано или поздно ее вычислят. Спрашивается — зачем темнить было?

А-а-а, я слышал про это, по телевизору рассказывали. Подумаешь, проблема. Ведь по закону “Прана” не обязана отчитываться перед публикой.

Погоди, это пока только начало истории. “Роснефть”, которая не смогла перебить предложение “Праны” на аукционе, очень хочет получить бывшее здание ЮКОСа. В своей штаб-квартире ей тесно, а в центре Москвы офисные помещения в страшном дефиците. Ну и торговый дом тоже пригодился бы. И что ты думаешь? “Роснефть” заявила, что продаст 50% купленной на предыдущем аукционе юкосовской компании “Томскнефть”, а вырученные деньги потратит на выкуп большей части лота, доставшегося “Пране”. Глупо ожидать, что “Прана” продаст активы дешевле, чем купила. Что же остановило “Роснефть” на торгах?

Все равно как-то неубедительно. Подумали-подумали да и передумали.

Сказал же, не перебивай. Я до самого интересного дошел. На днях “Роснефть” объявила, что продала пакет “Томскнефти” Внешэкономбанку. Вернее, Банку развития, он теперь так называется. Все было сделано честь по чести: “Роснефть” выпустила пресс-релиз, отчиталась перед инвесторами. Мол, получила за актив $3,4 млрд, осколки ЮКОСа у “Праны” выкупила. Только Банк развития сказал, что никаких активов не покупал и никаких денег никому не перечислял. Получается, что государство в лице “Роснефти” и Банка развития врет самому себе. Ну не анекдот ли?

А зачем ему это нужно?

Все уверены, что Банк развития лишь транзитный покупатель. Вот и осторожничает, чтобы клиента лишний раз не раздражать. Хотя что плохого случится, если покупатель станет известен рынку, предположить трудно.

И кто, по-твоему, на самом деле собирается купить “Томскнефть”?

По одной версии — “Газпром нефть”. О том, что эта компания хочет купить “Томскнефть”, не раз заявлял зампред правления “Газпрома” Александр Медведев. По другой версии, пакет купили китайцы.

Кошмар, как все запутанно!

Вот именно.

А какую роль во всем этом сыграла “Прана”?

Спроси лучше у дяди Ромы. Со мной он этот вопрос обсуждать больше не захочет.

***

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::13.07.2007, “Роснефть” говорит, что продала 50% ВЭБу, банк — что не покупал

Не поделили “Томскнефть”

Председатель ВЭБа Владимир Дмитриев не покупал “Томскнефть”, которую “Роснефть” ему продала

Александра Петрачкова, Екатерина Дербилова

Две госкомпании — “Роснефть” и недавно ставший Банком развития Внешэкономбанк (ВЭБ) — не могут договориться, продала ли одна другой 50% акций “Томскнефти”. Пока “Роснефть” в ходе road show еврооблигаций рассказывает инвесторам, как продала пакет ВЭБу, его председатель Владимир Дмитриев прервал 10-дневное молчание и заявил, что сделки не было и денег “Роснефти” банк не перечислял.

Запасы“Томскнефти” — 230 млн т нефти, добыча в 2006 г. — 11,6 млн т. “Внучка” “Роснефти” купила 100% акций “Томскнефти” и доли в 36 компаниях 3 мая за 175,7 млрд руб. 

О сделке между “Роснефтью” и ВЭБом стало известно 2 июля из пресс-релиза нефтяной компании. Представители банка в ответ отмалчивались. Через несколько дней “Роснефть” в меморандуме к выпуску еврооблигаций указала, что 25 июня ее “внучка” ООО “Нефть-Актив” продала 50% “Томскнефти” ВЭБу за $3,4 млрд, а сделка направлена на рассмотрение наблюдательного совета ВЭБа. Представитель и топ-менеджер компании уточнили, что деньги от ВЭБа уже получены.

В тот же день члены наблюдательного совета ВЭБа министры финансов Алексей Кудрин и экономического развития и торговли Герман Греф заявили, что совет сделку не рассматривал, а Кудрин, как передавал “Прайм-ТАСС”, добавил, что совет материалов по сделке не получал и достоверно факт проведения такой сделки не подтвержден. Комментарии представителей ВЭБа не проливали свет: они лишь говорили, что банк не владеет акциями “Томскнефти”.

Вчера, после заседания наблюдательного совета, слово взял Дмитриев. “Этот вопрос не ко мне, а к "Роснефти", — заявил он. — По балансу ВЭБа этот актив не проходит, соответственно, и сделку мы не рассматриваем”. ВЭБ участвовал в “проработке схем, связанных с этим активом”, признал Дмитриев, но на вопрос, участвовали ли в сделке деньги ВЭБа, ответил отрицательно.

Роснефть” не стала комментировать заявление Дмитриева. Ее представитель заявил, что “сделка с ВЭБом состоялась, акции были переданы и деньги получены”. В пресс-службе ВЭБа, в свою очередь, не комментирует меморандум и заявления представителей “Роснефти”.

Правду говорит нефтяная компания, рассказали “Ведомостям” три источника, близких к наблюдательному совету ВЭБа. Дмитриев отрекается от сделки, потому что ею недоволен премьер-министр Михаил Фрадков, возглавляющий совет Банка развития, объясняет один из них. “Начинать с такой сделки — очень плохой сигнал”, — объясняет недовольство премьера собеседник “Ведомостей”. Кроме того, с даты регистрации (8 июня) все крупные сделки ВЭБа должен одобрять наблюдательный совет.

Фрадков “дал [Дмитриеву] указание исправить ситуацию”, рассказывает чиновник. “Роснефть” зря ждет одобрения сделки, подтверждает другой чиновник. Вчера совет не обсуждал ее и не планирует рассматривать на следующем заседании через две недели, добавляет он: “Во-первых, совет рассматривает сделки до того, как они состоялись, а во-вторых, покупка "Томскнефти" противоречит задачам Банка развития”.

Не будь сделка такой крупной, ее легко было бы скрыть, считает адвокат “Юков, Хренов и партнеры” Дмитрий Степанов, но “такая дыра в балансе [ВЭБа] вылезет”. Чтобы развернуть сделку, должен появиться другой кредитор, рассуждает он. Акции “Томскнефти” можно записать на ООО, на 100% принадлежащее ВЭБу, и банк станет ни при чем, говорит Степанов. ВЭБ купил актив не на себя, а на другую структуру, отмечает правительственный чиновник.

Роснефть” и ВЭБ подписали соглашение, по которому каждый из них получил преимущественное право выкупа долей другого партнера, если тот захочет выйти из актива, говорится в меморандуме “Роснефти”, но компания отказалась от преимущественного права, если ВЭБ решит продать 50% “Томскнефти” кому-то из “основных российских нефтекомпаний”. Основным претендентом аналитики сразу назвали “Газпром нефть”. Ранее зампред правления “Газпрома” Александр Медведев говорил, что “обеими руками” за покупку “Томскнефти”. Представитель “Газпрома” отказался комментировать, ведет ли сейчас “Газпром” или одна из его структур переговоры с ВЭБом о приобретении половины “Томскнефти”.

Источник, близкий к “Роснефти”, удивлен заявлением Дмитриева, особенно во время ее road show. Компания планирует разместить 10-летние бумаги на $5 млрд. Это не повлияет на успех размещения облигаций “Роснефти”, говорит аналитик “Ренессанс Капитала” Павел Мамай: “Я в этой ситуации верил бы меморандуму "Роснефти". За документом есть юридическая ответственность, юристы, подписывающие его, проверяют факты, а за заявлениями ничего не стоит”. В 2005 г. Дмитриев не раз повторял, что ВЭБ не имеет отношения к приобретению “Юганскнефтегаза”. Впоследствии выяснилось, что банк сначала владел векселями “дочек” “Роснефти” на $5,3 млрд — ровно столько они одолжили материнской компании. Когда векселя были погашены, ВЭБ занял для “Роснефти” $6 млрд.

Роснефть” продала часть “Томскнефти”, чтобы купить другие активы ЮКОСа у ООО “Прана”. Компания объявила об этих сделках с интервалом в полчаса. Если ВЭБ “развернет” сделку, “Роснефти” придется искать $3,4 млрд. Впрочем, она легко найдет другого покупателя, уверен Максим Шеин из “Брокеркредитсервиса”.