Чем пахнет газ?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Чем пахнет газ? Окружение Председателя (именно так за и в глаза именуют Миллера в высотке на улице Наметкина) в один голос уверяло: человек днюет и ночует на службе, другого такого трудоголика еще поискать, готов говорить исключительно о работе, о работе и еще раз о работе. Я рассудил, что о газе, трубах, контрактах и проектах спросить всегда успею. Дай-ка, думаю, для разнообразия поинтересуюсь чем-нибудь отвлеченным...


" Благая весть - Помните, Алексей Борисович, когда в последний раз вечер в кругу семьи коротали?

- Так ведь праздники же были!
- А до этого?
- Тоже праздники. Семейные. Отмечали день рождения сына. Миша родился в Благовещение. Вот уж воистину благая весть для нас с женой! В этом году сыну исполнилось шесть лет.
- Как отмечали?
- Мишин день? Традиционно. С утра книжку почитали...
- «Гарри Поттера»?
- Нет, до него пока не дошли... Потом были подарки.
- Какие?
- Мы все очень любим разную живность. В Питере у нас жил американский коккер по кличке Тина. Когда перебрались в Москву, забрали с собой и его, точнее - ее. Уже здесь, в столице, через клуб собаководства взяли еще одну собаку - лабрадора Нору. А теперь по случаю дня рождения Миши наша семья снова пополнилась, но на этот раз ее состав увеличился многократно: мы подарили сыну два аквариума - с черепашками и с рыбками...
- А свой последний день рождения помните? Все-таки сорок лет - круглая дата.
- Каких-то особенных торжеств не устраивали. Я в этот день работал. Как говорится, трудовые будни - праздники для нас.
- Но народ в приемной толпился? Поди, многие хотели засвидетельствовать вам почтение?
- Специальных подсчетов не вел, но, по словам секретарей, еще до полудня приехали более ста человек. Сколько было всего? Во всяком случае, к вечеру, когда собрался домой, почувствовал: день удался...
- Путин поздравил?
- Да.
- И презент от президента был?
- Часы. Так и называются - «Президентские».
- Ваши оппоненты тоже подготовили к юбилею «подарок», в очередной раз запустив слух о скорой и неизбежной отставке Миллера. Не прикидывали количество своих «увольнений» за неполный год работы в Газпроме?
- Неужели думаете, у меня нет иных занятий?
- Наверняка есть, но по-человечески это все не может не задевать.
- Совершенно спокойно отношусь ко всяким сплетням. Вернее, так... Допускаю, меня это беспокоило бы, будь время задуматься над подобными вещами. А когда работаешь практически без выходных по 16 часов в сутки...
- Да-да, я слышал... Что, хозяйство запущенное досталось, приходится завалы разгребать?
- Вопрос не в том, запущенное или нет. Дел объективно много.
- Но вы понимаете, откуда ветер дует, кто жаждет вашей отставки?
- Принятые в последнее время правлением и советом директоров компании решения, направленные на восстановление контроля над крупными активами Газпрома, затрагивают интересы многих структур. Мы весьма жестко отстаиваем государственные интересы, это нравится не всем. Вот ветры и дуют...
Закрома и сусеки - Когда шли сюда, представляли, во что ввязываетесь?
- Я уходил с должности заместителя министра энергетики. В министерстве отвечал за внешнеэкономический блок и с этой стороны хорошо знал Газпром.
- Снаружи все, наверное, выглядит иначе, нежели изнутри?
- Безусловно. Мне пришлось заняться очень многими вопросами, которые вроде бы и не входят в круг служебных обязанностей председателя правления, напрямую не касаются повышения эффективности работы компании. Например, много времени уделил восстановлению контроля над дочерними предприятиями Газпрома, решению судьбы непрофильных активов, в том числе и медийных.
- Может, это и не входит в непосредственные председательские обязанности, но именно затеянное с вашей подачи бодание Газпрома с «дочками», в частности, с «СИБУРом», вызвало наибольший интерес прессы и наблюдателей.
- Никакого, как вы выразились, бодания не было. Я добивался установления контроля над «СИБУРом», равно как и над «Пургазом» и «Запсибгазпромом», что и удалось сделать в достаточно короткий срок.
- Многих смутили методы этого «добивания».
- Мы приняли определенные решения, а что касается методов... На то есть соответствующие государственные структуры.
- Не было иного способа вернуть активы, кроме как вынудить прежнее руководство компаний капитулировать под страхом надолго загреметь за решетку?
- Мы работали в связке с правительством, с теми, кого называют компетентными органами, но решение о заключении кого-либо под стражу или иных мерах пресечения принималось, разумеется, не нами. Мы действовали строго в рамках нашего устава, и у меня нет оснований считать, будто по отношению к кому-то нарушен закон. Все делалось в соответствии с его буквой и духом. Мы сразу призывали вести конструктивный диалог, но этому долго противилась другая сторона. В итоге нашлись более весомые аргументы... Не забывайте: «СИБУР» - это 75 процентов нефтехимии России. Разве может государство позволить себе роскошь отдать целую отрасль в частные руки?
- Ладно, «СИБУР» отбили. И все равно старая команда едва ли уступит позиции без боя...
- Старая команда - это кто?
- Рем Вяхирев и иже с ним.
- Рем Иванович в настоящее время занимает должность председателя совета директоров Газпрома.
- Звучит красиво, а толку-то? Вяхиревских сподвижников вы разогнали, Рема Ивановича собственный сын публично призывает оставить пост, чтобы не марать имя связью с Миллером и его людьми...
- Повторяю, Вяхирев продолжает работать в компании, мы с ним регулярно встречаемся, ведем нормальный диалог. Что касается заявлений сына Рема Ивановича, то я предпочитаю их не комментировать. Меня пытаются втянуть в обмен уколами, а это не входит в мои планы. Лучше ответить результатами работы...
Уж финиш близится...
- Отвечайте, Алексей Борисович.
- Пожалуй, Рубикон перейден, самый сложный этап преодолен... Прежнее руководство набрало массу кредитов на Западе, делалось это порой под неоправданно высокие проценты. Сегодня мы в корне пересмотрели кредитную политику, завершили размещение еврооблигационного займа. С момента моего прихода в компанию рост ее капитализации составил 70 процентов. В конце мая прошлого года Газпром, что называется, «стоил» одиннадцать миллиардов долларов, а сегодня «тянет» уже на девятнадцать миллиардов. Не ставлю это в личную заслугу, речь об оценке работы менеджмента компании. И еще, как говорится, не вечер. Есть по каким сусекам поскрести, от чего лишнего избавиться.
- Включая «Газпром-медиа»?
- Главное, что затягивает принятие окончательного решения по медийному холдингу, - вопрос с долгами. Хотелось бы знать, как будут с нами рассчитываться.
- О какой сумме идет речь?
- О сотнях миллионов долларов.
- Реально их вернуть?
- Это наша задача. Понятно, не все и не сразу удастся получить, но есть схемы, позволяющие найти приемлемые решения. Ведь в составе «Газпром-медиа» не только телеканал НТВ или радиостанция «Эхо Москвы», но и масса мелких активов. Необходимы абсолютная четкость и прозрачность, чтобы понять ситуацию. Поверьте, мы совершенно не заинтересованы в волоките. Дело близится к финишу, нужно чуть подождать, пока наши эксперты проанализируют информацию и выскажут предложения.
- Значит, можно рассчитывать, что скоро вы сообщите вердикт?
- Вы узнаете обо всем сразу же, как решение состоится. Вопрос о «Газпром-медиа» уже внесен в повестку дня совета директоров.
- А вы-то, Алексей Борисович, телевизор смотрите?
- Редко. Отдаю предпочтение информационным передачам.
- На канале НТВ?
- Все зависит от времени, когда оказываюсь перед телевизором. Кто в этот момент показывает новости, тех и смотрю. Что касается НТВ, то рейтинги канала, насколько знаю, растут. Значит, все идет нормально, менеджмент «Газпром-медиа» с обязанностями справляется.
- Вы рассчитываете сохранить за собой контрольный пакет акций НТВ?
- Нет, хотя какая-то доля в активах канала может остаться. Повторю еще раз: медийный бизнес не является профильным для нас. Перед компанией стоят иные задачи, главная из которых - обеспечение нормальной, бесперебойной работы единой системы газоснабжения. Она ведь проектировалась, строилась и эксплуатировалась именно как цельная система. Нигде в мире больше ничего подобного нет.
- Стоит ли гордиться тем, что мы создали этакого монстра?
- Что вы! По оценкам западных экспертов, которым нет оснований не доверять, с технической точки зрения это самая надежная система газоснабжения из всех существующих!
- Недавно Михаил Касьянов официально засекретил информацию о запасах нефти в России. А почему на газ эти строгости не распространились? Нам нечего скрывать?
- Во-первых, мы уже сегодня знаем, сколько можем продать газа в Европу до 2008 года. Верхняя планка установлена на уровне 205 миллиардов кубометров. Эта цифра обусловлена рамками наших поставок по договорам. По нефти, как вы понимаете, потолка никто не обозначает: качай, сколько сумеешь. Но рынок у нас общий, ведь газ в отличие от нефти не является биржевым товаром. Повышение или понижение цен на нефть неизбежно отражаются и на ценах на газ.
Львиную долю выручки Газпром получает на внешних рынках. По прошлому году это свыше 14 миллиардов долларов США. Компания более тридцати лет безукоризненно выполняет обязательства по контрактам, какие бы политические события ни происходили в России и в мире, какие бы катаклизмы ни потрясали экономику. Мы намерены и впредь соблюдать все пункты договоров, но для этого необходимо постоянно думать о дальнейшем развитии Газпрома, в первую очередь - о добыче и транспортировке газа. В качестве нового направления нами выбран Ямал, где рассчитываем добывать не менее ста миллиардов кубометров газа в год. Без привлечения внушительных западных инвестиций Газпрому этот проект не поднять. Да в одиночку его никто в мире не потянет!
- А дадут нам деньги?
- Поэтому и говорю, что надо дорожить репутацией и свято выполнять взятые перед зарубежными партнерами обязательства.
Все выше, выше и выше! - Вы-то, допустим, дорожите, но стоит запустить очередную порцию слухов, будто у Миллера плохо с почками и он положил на стол президента заявление с просьбой освободить от должности по состоянию здоровья, как акции компании моментально резко падают в цене...
- А по-другому, собственно, и не бывает. Игра на рынке, где есть «медведи» и «быки», заключается и в этом... Существуют разные способы повысить рейтинг компании или же уронить его.
- Ну а с почками-то у вас как, Алексей Борисович?
- Камни в почках - не такая уж медицинская редкость, чтобы из-за этого создавать вселенскую проблему. Во всяком случае, это не повод для заявления об уходе. Как говорится, не дождетесь...
- А за раскручивание инфляционной спирали вас могут попросить отсюда?
- Вы о февральском повышении тарифов на газ на 20 процентов? По нашим расчетам, инфляция в итоге выросла всего на полпроцента. Конечно, и это неприятно, но иного выхода у нас не было. Газпром не покрывает издержки, связанные с добычей и транспортировкой топлива. Мы вообще хотели, чтобы тарифы повысили на 45 процентов. В мае обязательно вернемся к этому вопросу, направим в правительство экономические обоснования дополнительного повышения цен с 1 июля 2002 года. Но очень важно, чтобы вы понимали: населения это не коснется, речь идет только о промышленных предприятиях, для людей тарифы на бытовой газ останутся прежними.
Повторяю, повышение цен - вынужденная мера. Мы не можем работать в минус, компания должна развиваться, иначе добыча 530 миллиардов кубометров газа в год, которые по минимуму обеспечивают энергетическую безопасность страны, окажется под большим вопросом. Не секрет, что в последние годы газодобыча неуклонно падала. Чтобы поддерживать уровень, нужны инвестиции, освоение новых месторождений. В конце 80-х годов, то есть еще в эпоху СССР, подтвержденные запасы газа в стране составляли два с половиной триллиона кубометров. За последние лет пять мы «проели» процентов тридцать этого запаса. Добыча шла в основном на Ямбургском, Уренгойском, Медвежьем месторождениях, чьи резервы истощились.
- Но вы же рассказывали, что введенного недавно в строй Заполярного нам хватит на долгие годы!
- Но и Заполярное требует значительных инвестиций! К тому же не забудьте, это последнее крупное месторождение на материке.
- Шарить больше негде?
- Остается Ямал. Это новый добычной район, а значит, и здесь нужны новые крупные вложения, необходима государственная программа развития региона.
- И все-таки: насколько нам хватит газа?
- На десятилетия. Контрактами поставок в Европу мы связаны до 2030 года. Их объем должен возрасти в два раза. Газ в России есть. Есть и месторождения, освоение которых сегодня экономически нерентабельно. Все упирается в цену вопроса.
- Вот я и хочу спросить: чем, по-вашему, пахнет газ, Алексей Борисович?
- Скажу... В начале июня прошлого года, через неделю после назначения, я поехал в первую командировку на Север. Начал с Ямбурга. Прилетел на Обскую губу и вижу: лежит полутораметровый слой снега, светит яркое солнце, даже припекает. Красота! Встречавший меня Александр Ананенков, ныне зампред правления Газпрома, а в то время еще гендиректор «Ямбурггаздобычи», показал мне все, что нужно, ответил на вопросы, а потом, вижу, стоит, мнется. Спрашиваю: «Что беспокоит, Александр Георгиевич?» А он и говорит: «Опасаюсь, как бы вы не решили, будто мы круглый год в таких курортных условиях работаем...» В действительности людям на Севере приходится очень тяжело: полярная ночь, морозы за сорок, ветер, взрывоопасное производство... Так что газ для меня пахнет потом.
- А я думал, деньгами. Долларами.
- Хотите сами во всем убедиться? Как-нибудь зимой возьму вас в поездку на Север. Понюхаете...
КСТАТИ Наши прорвались в элиту Четыре российские компании впервые вошли в список самых дорогих корпораций мира
Почти 5 последних лет нашим не удавалось попасть в заветный всемирный рейтинг, публикуемый британской газетой Financial Times. Однако этот год оказался удачным. «ЮКОС», акции которого на мировых фондовых рынках оцениваются в 18,7 млрд. долларов, занял 227-е место. Газпром с капитализацией 17,3 млрд. долларов - на 254-м месте, а «Сургутнефтегаз» и «ЛУКОЙЛ» оказались соответственно на 348-й и 366-й позициях. В прошлые годы здесь значились турецкие и аргентинские компании.
Примечательно, что лидеры этого рейтинга - американские корпорации General Electric и Microsoft - за прошлый год заметно «подешевели». Акции же российских компаний, наоборот, только дорожали - назло мировому кризису, разразившемуся после взрывов в Штатах 11 сентября.
Наши компании использовали ситуацию по максимуму, повернувшись лицом к инвесторам: одни выплатили солидные дивиденды, другие впервые представили отчетность по международным стандартам... (Валерий БУТАЕВ.) 
ЛИЧНОЕ ДЕЛО Алексей Борисович МИЛЛЕР. Родился 31 января 1962 года в Ленинграде. Отец - слесарь, мать - инженер. Окончил Финансово-экономический институт имени Вознесенского, работал инженером-экономистом в НИИ. В 1989 году получил степень кандидата экономических наук. С 1991 года работал в комитете по внешним связям мэрии Петербурга под началом Владимира Путина. С 1996 по 1999 год - директор по развитию и инвестициям ОАО «Морской порт Санкт-Петербург». Затем занимал должность гендиректора ОАО «Балтийская трубопроводная система». В 2000-м назначен заместителем министра энергетики России, а в мае 2001-го - председателем правления ОАО «Газпром».
Свободно говорит по-английски, любит книги по истории, увлекается беговыми и горными лыжами. Женат, растит сына.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации