Чем фальшак Касьянова хуже фальшака Богданова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Чем фальшак Касьянова хуже фальшака Богданова

Проверочный конвейер установлен в ЦИКе исключительно в декоративных целях

Оригинал этого материала
© izbass.ru, origindate::30.01.2008

Уроки рисования. О фальсификации  подписей в историческом разрезе

Валентин Полуэктов, политтехнолог

[...] Для людей нашей профессии, для политтехнологов и пиарщиков, нет никаких сомнений, что оба самовыдвиженца в Президенты России [Богданов и Касьянов] сдали в избирком почти полностью фальшивые подписи. Ну, может быть, среди 4,2 млн. подписей наберется 0,2 млн. настоящих – и то вряд ли.

За подтверждением столь смелой гипотезы далеко ходить не надо. В России сто с небольшим миллионов избирателей, т.е. примерно 50 миллионов квартир и частных домов. Если ориентироваться на указанную чуть выше цифру сданных в ЦИК подписей, то, грубо, получается, что сборщики побывали в каждой 13-й (однако, цифра!) квартире. А, теперь, господа сомневающиеся, садитесь на телефон и прозвоните всех своих родных и близких, сослуживцев и соседей. Спросите: к вам сборщики от Богданова или Касьянова приходили? А к вам?

И все сомнения отпадут сами собой.

Еще раз: фальшак – почти стопроцентный, и у того и другого – никаких сомнений. Разница лишь в том, что политтехнолог Богданов, чтобы он там не вещал по поводу своей подписной невинности, прекрасно понимал, что сдает в ЦИК, а вот политлох Касьянов вполне мог добросовестно заблуждаться насчет подлинности того барахла, которые ему впарили за его кровные $ 3-4 млн.

Ведь политлоху Касьянову в отличие от политтехнолога Богданова неведомо, что настоящие подписи на федеральных выборах в части пропорционалки практически никогда не собирались, за исключением 1993 года – но тогда никто еще ни о каких политтехнологах и пиарщиках слыхом не слыхивал, избирательное законодательство не было заточено на фальсификат, и партиям требовалось собрать всего по 10 тысяч штук подписей.  Семечки.

Однако уже в 1995 году, когда на выборах ГД планку сбора подняли до 200 тыс. подписей, большинство из 42 (!) прошедших регистрацию ЦИК избирательных объединений проскочили в бюллетень по рисовке. Причем по рисовке самой примитивной, потом она получила название «рисовки в кружок» - когда несколько рисовальщиков усаживались вокруг большого стола (или сдвигая несколько столов вместе) и по очереди, строчку за строчкой, заполняли подписные листы. Пригодными для дела адресными базами тогда располагала буквально одна группа фальсификаторов, остальные пользовались черти чем, в том числе и собственным воображением. Порой ФИО и прочие атрибуты избирателей просто выдумывались рисовальщиками. Иногда фантазия их подводила, и тогда в подписных листах появлялись фамилии Бухарина, Зиновьева, Троцкого (всё подряд) и даже Гитлера.

Открою секрет: той самой экипированной группой, кстати, успешно отрисовавшейся как минимум на пять избирательных объединений, в том числе, например, и на хакамадинскую фанерку «Общее дело», были ребятки, которые сегодня именуются вольной пиар-группой «Дикие Гуси». Если кто не в курсе, фамилия главного «Гуся» – Богданов. Собственно, именно тогда на почве заказов на рисовку и возникли многие из нынешних консалтинговых агентств и вольных пиар-групп. А злополучная адресная база Союза акционеров АО «МММ», которую использовали «Гуси», славно послужила им ещё на ближайших президентских выборах: из шести «обслуженных» кандидатов пятеро были зарегистрированы Центризбиркомом – пролетел лишь сам Сергей Пантелеич.

Любопытно. На заключительной стадии той президентской кампании мавродиевскую базу под видом ветеранской выгодно впарили кремлевским пиарщикам. Для этого компьютерщикам пришлось подстарить большинство присутствующих в ней партнеров Лени Голубкова. И покупатели, не ведая подвоха, использовали эту базу в адресной рассылке на генерала Лебедя - его они вели параллельно с Ельциным. Представляю себе удивленную рожу прыщавого пацана из числа пролетевших акционеров МММ,   неожиданно получившего ветеранское поздравление от Лебедя: мол, с Днем Победы, старикан!

Смешно. И невероятно. Но в то бардачное время толковых общероссийских адресных баз не было даже у Кремля.

Предшественник А.Вешнякова на посту председателя ЦИК Н.Рябов был полон решимости вывести на чистую воду объединения и кандидатов, нагло притащившие ему явную лажу. «Я просвечу через рентген каждый подписной лист, и фальсификаторы понесут наказание!» – громогласно заявлял он. Но, видимо, тогдашним малоопытным избиркомовцам не хватило квалификации, к тому же аппарат ЦИК тех лет был сравнительно малочисленным и, потому, по крайней мере, на думских выборах он элементарно захлебнулся в потоке фальсификата. В результате в избирательном бюллетене по выборам в ГД-1995 (напомню, в нем присутствовало аж 42 объединения!) всяких мутных контор было как дерьма в проруби. Для тех, кто забыл, приведу пятóк смешных официальных названий коллективных участников той парламентской гонки:

3. Избирательное  объединение «Общественно-политическое движение «Дума-96»;

9. Избирательный блок «Предвыборный блок, включающий руководи>телей Партии защиты детей (Мира, Добра и Счастья), Партии «Русские женщины», Партии православных (Веры, Надежды, Любви), Народной Христианско-монархической партии, Партии за союз славянских народов, Партии сельских тружеников «Земля-матушка», Партии защиты инвалидов, Партии пострадавших от властей и обездоленных»;

16. Избирательный блок «Блок независимых»;

21. Избирательный блок «89» (89 регионов России)»;

31. Избирательный блок «Предвыборный блок, включающий руководителей Партии защиты пенсионеров и ветеранов, Партии искоренения преступности — законности и порядка, Партии защиты здравоохранения, образования, науки и культуры, Партии защиты молодежи, Объединения свободных профсоюзов, Партии справедливости, Партии охраны природы»;

37. Избирательное объединение Партия любителей пива; и т.п.

На президентских выборах 1996, когда планка сбора взлетела до 1 млн., полностью трудовые подписи были только у Зюганова. Даже Ельцину, сбор подписей для которого вёлся в приказном порядке в учреждениях и на предприятиях, а курировался лично министрами, всё равно рисовали. И штабы кандидатов уже хорошо знали, к кому идти заказывать рисовку. Иногда, правда, - вынужденную дорисовку. Всё-таки собрать даже миллион чистых подписей в краткосрочной российской избирательной кампании – жуткая проблема. Многие серьезные кандидаты, такие, например, как Галина Старовойтова, поддерживаемая не хилым в общем-то «Выбором России», с этой проблемой не справились. В избирательном бюллетене осталось 10 претендентов из (боюсь соврать!) примерно 20.

Практически по той же схеме проходила подписная кампания на следующем цикле федеральных выборов - в 1999-2000 гг. В избирательном бюллетене на парламентских выборах присутствовало 26 объединений и блоков (опять боюсь соврать - из почти сорока пытавшихся зарегистрироваться). И дай Бог, чтобы шесть из них попали туда по относительно чистым подписям. Все остальные шли по заведомому фальшаку. Рисовали в партийных и коммерческих офисах, в школах, вузах, студенческих общагах, депутатских приемных, рабочих цехах, хозяйственных ангарах – черти где еще. Перья скрипели так, что их, их можно было, наверное, слышать даже в космосе. Едва закончилась думская рисовальня – началась президентская. Тут тоже рисовальщики обслужили не менее 14 претендентов, из которых с десяток проскочили через худое сито ЦИКи. Причем, даже если штабы партий и кандидатов в президенты были настроены на настоящие подписи (что наблюдалось крайне редко), им всё равно впаривали фальшак. Впаривали свои и чужие. Впаривали сразу в большом количестве и по чуть-чуть. И штабы, традиционно находясь в жутком цейтноте, вынуждены были принимать и оплачивать более-менее качественную липу. Так что в Центризбиркоме десятки привлеченных экспертов с умным видом копались по преимуществу в липовых подписях, прекрасно осознавая свою декоративную роль. Что-то из подделок они легко обнаруживали (но не всегда это позволялось озвучивать), а кое-что раскусить им было не по зубам: мастерство некоторых рисовальщиков уже претендовало на роль искусства, и предусмотренная законом процедура проверки листов обнаружить фальсификат могла далеко не всегда. Избирком понимал, что перед ним очень квалифицированная липа, но доказать это законными средствами не мог.

Дело в том, что буквально до последнего времени практически единственным основанием для официального признания липовой той или иной закорючки в подписном листе считалось заключение эксперта-почерковеда. Так называемый метод опроса подписантов – самый разумный, самый эффективный, когда у избирателя могли спросить, его ли эта подпись или нет – был строго-настрого запрещен идиотами-думцами. А эксперт, не имея перед глазами образца подлинной подписи избирателя, определить, подделана ли та или иная подпись, был не в состоянии. Зато по схожести росчерков в подписях и одинаковому начертанию цифр в датах он мог установить, что за разных избирателей (или за избирателя и сборщика) расписался один и тот же человек. Обычно это становится возможным, когда рисовальщик неосмотрительно (или вынужденно) ставит свои росчерки близко один от другого. Если же фальсификаторам удается разнести рисовку таким образом, что закорюки конкретного рисовальщика встречаются не раньше, чем через 50 листов в прошитой папке, то эксперты практически бессильны.

При миллионном, а тем более при введенном с 2004 г. двухмиллионном подписном барьере сделать такую разноску особого труда не составляет. Приведу для примера одну из известных схем фальсификации с подобной разноской – именуемую «технологией двухходовки», или «двухходовой рисовкой».

Процесс состоит из двух этапов.

На первом этапе, буквально в течение недели-десяти дней, до тысячи надомных «сборщиков» заполняют так называемое тело подписного листа – т.е. с региональных адресных баз срисовывают данные об избирателях, заполняют шапку и подвал подписного листа Одним словом, практически заполняют все его позиции за исключением двух самых важных - подписи избирателя и даты. Произведенные таким образом заготовки свозят в одно место, там сортируют, а точнее – тщательно перемешивают, бессистемно тусуя, и затем раскладывают по папкам (скажем, по 50 листов), стараясь, чтобы в папке были листы только из разных регионов.

На втором этапе до полутора сотен наиболее искусных рисовальщиков собирают в одном помещении, где они, после небольшого тренинга, под неусыпным оком заспúнных надзирателей-бригадиров, заполняют две пустующие позиции подписного листа. В отрабатываемой папке рисовальщик подделывает лишь одну подпись на каждом листе, ставя рядом дату. Схема работы с папками отсекает возможность повторного попадания рассортированной папки к одному и тому же рисовальщику. К тому же из всего массива папок к нему попадает лишь каждая шестая-седьмая, а то и десятая папка. В итоге – проглядываемого «повтора характерных завитушек», одинакового написания цифр в датах, что сплошь и рядом наблюдается при примитивной «рисовке в кружок», практически не бывает.

В конце второго этапа, который длится примерно неделю, происходит обратная сортировка всего массива подписных листов. Их вновь комплектуют по регионам – в том порядке, в котором они пойдут в Центризбирком.

Такова в самом общем виде схема «двухходовой рисовки». Подчеркну еще раз, что если по этой технологии работают опытные бойцы типа «Гусей», да еще со свежей адресной базой, то криминалисты-почерковеды могут отдыхать. Привлекать их для проверки листов совершенно бессмысленно. Обнаружить подделку можно только методом опроса.

В этой связи припоминается забавный случай из 1996 года, когда в вечернем телерепортаже по 1-му каналу был показан сюжет о жестких действиях Центризбиркома, снявшего за недостоверные подписи (читай: фальсификат) сразу нескольких кандидатов с громкими фамилиями. Но в то же время был зарегистрирован «гусиный» кандидат, у которого, как сообщалось, «проверили чуть ли ни 40% подписей, не забраковав ни одной из них». Между тем, в подписных листах этого кандидата не было ни одной (!) подлинной подписи – все до единой были продуктом «двухходовки».

Возможны различные варианты описанной технологии, в частности, без сортировки подписных листов. Но в этом случае больше времени придется уделить тренингу рисовальщиков, и значительно усилить бдительность заспúнных контролеров, следящих за тем, чтобы не вылез так называемый «сквозняк» - бросающийся в глаза при «веерном» просмотре заполненных подписных листов характерный (сквозной) росчерк рисовальщика. Собственно, на выявление «сквозняков» и нацелены в значительной мере эксперты-почерковеды.

Отрешаясь от технологических деталей подделки подписных листов, замечу, что сейчас трудоемкие технологии фальсификации типа «двухходовки» практически не применяются. Отпала необходимость. В 2003-2004 году сбор подписей на федеральном уровне стал превращаться, а с 2006-2007 г. окончательно превратился в чисто ритуальную процедуру, выполняющую роль демократической декорации живодёрского российского избирательного процесса: мол, участвуйте, кто хочет – у нас демократия. Только соберите сначала подписи.

Собрать же настоящие подписи на федеральных выборах, особенно на президентских, как уже было сказано, теперь абсолютно невозможно. Слишком много мин-подлянок на этом поле заложил озверевший (в смысле омедвеженный) законодатель. Кстати, «великодушно» оградив себя и своих коллег по Думе от хождения по этому гадскому полю. Слишком крутой вал для сторонних соискателей соорудил – аж в два миллиона автографов!

Только совсем уж лохастый кандидат типа Касьянова может сдуру рыпнуться на этот неприступный вал, воображая, видимо, что услышав его фамилию, избиратель с жаром выхватит у сборщика шариковую ручку: «Где-где тут расписаться в поддержку этого прекрасного человека?». Уверяю Михал Михалыча, что в ответ на просьбу поддержать Касьянова ли, Богданова ли, точно так же, как циклом раньше, поддержать Рыбкина, Глазьева, Хакамаду и даже уважаемого спикера Миронова, сборщик гораздо чаще имеет шанс услышать в ответ совершенно противоположное, иногда совсем уж неприличное типа: «Пошел нах отсюда со своим мудаком!»

Потому что при всей своей обыдлённости простому российскому избирателю не очень нравится участвовать в балагане, в который власть с помощью этих сытых людей превращает и без того ущербные российские выборы.

Подписи на федеральных выборах теперь можно только нарисовать. И то не всем, а лишь тем, кому это дозволит Кремль. Иначе рисовать не имеет смысла – Чуров зарубит. Гарантированно зарубит, и наш самый справедливый суд в мире без тени сомнения продублирует чуровское решение.

Что касается кремлевского дозволения на рисовку, то оно носит негласный характер и проявляется в приказной или разрешительной форме.

Приказной порядок касается подставных партий и кандидатов, которых традиционно используют кремлевские политтехнологи и которых в последнее время именуют на американский манер – спойлерами. Хотя исходя из их провокаторских функций, правильнее было бы именовать их лягавыми Кремля.

Типичными спойлерами на прошедших думских выборах, зарегистрированными по фальшаку, были Гражданская Сила Барщевского-Рявкина, ДПР Богданова и ПСС Подберезкина. Характерно, что СПС и Яблоко, имеющие в отличие от этих занюханных спойлеров реальные структуры, от сбора подписей вынужденно отказались, а «занюханные», у которых в регионах, и то не во всех, всего по полтора члена – легко собрали и легко проскочили.

Типичным спойлером на нынешних президентских выборах является Андрей Богданов.

Разрешительный порядок сбора касается фоновой оппозиции и используется в тех случаях, когда предполагаемый конкурент не представляет никакой опасности для партии власти, и более того - его участие вольно или невольно служит желанным элементом (фоном) демократической декорации кампании. Типичными представителями фоновой оппозиции были И.Рыбкин и И.Хакамада, проскочившие по фальшаку на президентских выборах-2004.

Кстати, участие фонового кандидата Касьянова в президентской гонке-2008 в этом смысле представлялось весьма выгодным для репутации Кремля, и не поведи Михал Михалыч себя столь вызывающе по отношению к ведомству Чурова (нагло отказался сотрудничать с ЦИК при проверке подписных листов) – кто знает, насколько меньше брака обнаружилось бы в его листах…

По крайней мере, тот факт, что штабистам Касьянова позволили спокойно рисовать, что засекли якобы лишь два эпизода рисовки, о которых зашумели только после «отказного хамства» Касьянова, говорит о том, что вариант допуска экс-премьера к предвыборной гонке был вполне реален. Если бы кремлевские пиарщики не держали его в уме, сегодня мы вероятно бы наблюдали десятки судебных процессов над активистами касьяновской кампании. Ибо благодаря активному внедрению своей агентуры в политические организации российские спецслужбы отслеживают теперь каждый их шаг, и я уверен, знают пофамильно всех организаторов фальсификации, все их, что называется, пароли и явки.

Точно так же им всё известно о том, как «собирали» подписи Богданову. Тем более что рисовка на спойлера шла практически в открытую во многих регионах.

Любопытные наблюдения. По своим старым связям и в Интернете я нашел немало свидетельств того, что показная гордость Богданова за свою ДПР, которая в отличие от касьяновских структур якобы блестяще справилась с задачей сбора подписей – всего лишь очередная байка прожженного политтехнолога. Невероятно, но факт: ДПР от «сбора» подписей на своего лидера была отстранена! Организацией рисовки занимались другие, и все не богдановские, не «Гуси» А участие богдановских ограничилось хранением свозимых в центральный офис партии на Полтавке,18 подписных листов, технической подготовкой их к сдаче в ЦИК, да имитацией перед прессой процесса проверки подписей - в духе потемкинских деревень.

Вот строчка из интервью руководителя тульской регионалки ДПР Владимира Захарова агентству «Регнум»: подписи на Богдановы мы не собирали. Вот еще одно хлесткое свидетельство, вопль-обращение к Богданову питерского члена его команды через Обратную связь сайта ИЗБАСС от origindate::26.12.07: «Андрей Богданов, на тебе тут в Питере реальные козлы деньги делают: собирают грузных бабушек со слуховыми аппаратами и прям им в ухо кричат, как подделывать подписи в листах. А денег обещают по 4 рубля за штуку. Ты только скажи, так мы их заставим скушать всю бумагу».

А вот характерная переписка из Живого Журнала (электронного дневника) самого Андрея Богданова: - «Любопытно, а сколько подписей (поступило на Полтавку- В.П.) от Пермского края? А то все это как-то мимо местного актива прошло». – спрашивает свого лидера местный партиец. И лидер, наводя тень на плетень, многозначительно реагирует: - «Интересный вопрос, разберусь».

Не замучались разбираться, Андрей Владимирович? Ведь судя по постам (записям) в вашем ЖЖ, «сбор» подписей без привлечения партийного актива ДПР прошел не только в Перми. Мимо ДПРовской хаты «сборщики» проехали в Красноярске и Новосибирске, Омске и Томске, Кемерово и Ульяновске. Если бы какой-то дебил (нормальный на это не поведется) в Рязани или Курске, Пскове или Новгороде, Самаре или Саратове, в Москве или Московской области тыркнулся бы к местным ДПРовцам, чтобы оставить свой автограф в вашем подписном листе, он бы был глубоко разочарован. Потому что ваши партсоратники, оказывается, абсолютно не в курсе… Если где-то они и садились за рисовку (в том же Нижнем ни одна рисовальная кампания, как известно, мимо ДПРовского актива не прошмыгнет), то это были заказы со стороны, а вовсе не от Богданова. Скажете, не так?

Так, Андрей Владимирович, так. Вас Кремль использует как хочет, а вашу тусовку лишний раз подкормить не желает. Как будто не понимает, что заказы на рисовку подписей для такой партии, как ДПР, ой как важны! И в плане материальном, и в плане организационном. Впрочем, если кремлевские считают, что, оплатив ваши вояжи в Брюссель и на Карибы, они уже ни вам, ни партии ничего больше не должны, они, пожалуй, правы.

Как бы там ни было, а на рисовку подписей за Богданова были брошены регионалки других политических сил – молодогвардейцев, нашистов, эсеров, и это тоже вылавливается в Интернете, в том числе в пустомельном ЖЖ кандидата в президенты Андрея Богданова. Только один пример: молодогвардеец Трошкин из Новосибирска обвиняет Богданова в кидалове и пытается взять его на гоп-стоп, публикуя снимки процесса рисовки, сделанные скрытой камерой. Судя по реакции на эту запись «френдов» Трошкина, молодогвардейцы же  рисовали подписи на лидера ДПР  в Омске, Кемерово и других сибирских городах.

Откровенно говоря, вряд ли кто в стране способен рисовать лучше ДПР, лучше «Гусей». Вряд ли едросовская и эсеровская молодежь в смысле качества дотянется ей и до пупка. Но как уже говорилось выше, сегодня это мастерство никому не нужно. Проверочный конвейер установлен в ЦИКе исключительно в декоративных целях. [...]