Через полгода война закончится

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Через полгода война закончится После теракта в Беслане все заговорили о том, что необходимо искать новые решения по борьбе с терроризмом на Северном Кавказе. О путях решения этой и других проблем в беседе с корреспондентом "Yтра" размышляет депутат Государственной думы, Герой России Руслан Ямадаев.


" "Yтро": Полпредом президента России на Северном Кавказе после теракта в Беслане назначен Дмитрий Козак. Что он может и должен сделать для решения проблем региона? Руслан Ямадаев: Козака знают все. Это сильная личность, грамотный специалист, которому, что очень важно, доверяет президент. Я думаю, что Владимир Путин сделал правильный шаг, назначив его на должность полпреда. Именно сейчас в регионе действительно необходима жесткость, но также нужна и справедливость. И, самое главное, необходима сплоченная команда вокруг президента. Ведь на Кавказе задействовано столько структур, что им невольно теряешь счет. Сколько ведомств, в том числе силовых, работают в Чечне? Все они по своим каналам пытаются донести информацию президенту, и порой делают это по-разному. Сейчас ситуация меняется. "Y": Накануне стало известно, что советником полпреда президента в ЮФО назначен вице-премьер чеченского правительства Рамзан Кадыров. Чем вызвано такое решение? Р.Я.: Чечня считается самым проблемным субъектом не только Северного Кавказа, но и всей России, поэтому советник полпреду нужен прежде всего из этого региона, он и был выбран. "Y": Чеченские власти говорят о том, что республике предстоит большая стройка. Не так давно глава республиканского правительства Сергей Абрамов заявил, что в Грозном появится свой Диснейленд; кроме того, планируется построить стадион. Не кажется ли вам, что возведение развлекательного комплекса в республике, где еще гибнут люди, где не все жители получили компенсацию за разрушенное жилье, где многие живут во времянках, выглядит, по меньшей мере, неадекватно? Какой Диснейленд в Грозном, если программа восстановления города за четыре года фактически провалена? Р.Я.: Я скажу, что как только мы в Чечне делаем первые шаги к нормальной жизни, случается трагедия, словно нас пытаются отбросить назад. Только начался процесс стабилизации, пошли выплаты конкретным людям, и случилась беда – погиб Ахмад Кадыров. Пришлось заниматься выборами, а это авральная ситуация, во время которой развитие отходит на второй план. Это время выкинуто, вычеркнуто. Сейчас прошла инаугурация, нужно время на обустройство, подбор кадров, формирование аппарата – а это опять время. Не везет нам. Не дай Бог, чтобы опять не пришлось проводить выборы главы республики раньше времени. Но в любом случае, жизнь продолжается. И планы правительства о строительстве комплекса для детей можно только приветствовать. Мы соскучились по новостям, внушающим людям оптимизм. Ну не танковый же завод строить в Чечне? Во время Путина у народа наконец-то спросили – хотите жить по своей конституции? А как мы жили при Масхадове, вы знаете... "Y": Но конституция принималась и при Масхадове... Р.Я.: Принималась, но мы три года прожили при той власти: людей крали, как скотину, расстреливали прямо на заборах. Наружу при той "власти", при ичкерийской конституции, всплыло все плохое, что имеет человечество. Но даже и ту конституцию, на которой он клялся, Масхадов отменил и ввел шариатское правление. Вот на Западе говорят – идите на переговоры. Пожалуйста, я готов вести переговоры хоть с Басаевым, хоть с Масхадовым, но пусть они мне адрес дадут, назовут хотя бы кабинет, где они могут сидеть. Но не говорят этого. Пусть говорят через посредников – но нет адресов... "Y": Почему же? Вот Закаев, например, сидит в Лондоне. Р.Я.: Закаев – в Лондоне, Удугов – в Турции, третий – в Голландии, четвертый – в США и т.д. Они болтают, создают видимость правительств только ради того, чтобы им выделяли средства. Видимость джихада создается ими простым способом – они фактически торгуют кассетами, где изображено, как взрывают, расстреливают и сжигают. Во многих мечетях в Турции и арабских странах стоят большие ящики, на которых написано: "Деньги на джихад в Чечне". Люди бросают туда деньги, а на самом деле на эти пожертвования в западных отелях гуляет "ичкерийская братва". Закаев и Удугов – ворюги, присваивают себе огромные суммы и что-то переправляют в Россию. На эти деньги взорвали самолеты, провели теракт у метро "Рижская", напали на детей в Беслане... Возьмем царское время, когда воевали имам Шамиль, Байсангур, другие имамы. Это были очень верующие, богобоязненные люди, их даже нельзя сравнивать с этими. Это как небо и земля. Сегодня России противостоят воинствующие атеисты. Кто такой Удугов? Атеист. Кто Масхадов? Атеист. Посмотреть на каждого из них, и становится ясно, что это не мусульмане. Вера для них просто ширма. Я уверен в их самом позорном будущем. "Y": Теракт в Беслане так или иначе связан с Чечней, хотя бы потому, что среди террористов были чеченские боевики. Получается, что в самой Чечне, где столько войск, где начала работать милиция, бандитам о подобной акции мечтать не приходится. Р.Я.: К этому теракту нужно подходить по-другому. Террористы работают над тем, чтобы стравить народы. Известно, что между осетинами и чеченцами при любых, даже кризисных ситуациях никогда не возникало проблем. Этот "недостаток" захватчики школы решили устранить. Но они проиграли. Весь мир видел, как террористы стреляли в спины детей, мир узнал, что нелюди прикрывались малышами, что спецназ погибал, вынося раненых, обожженных девочек и мальчиков. "Y": Среди террористов, участвовавших в захвате школы, были чеченцы братья Кулаевы. К какому роду они принадлежат, что представляют из себя, что говорят о них в республике? Р.Я.: Эти люди без рода и племени... Вот сейчас, говорят, изучают самоубийц, которых ошибочно называют "шахидами" и "шахидками". Но там же одна мерзость! Одна "шахидка" в брата была влюблена, и на этой почве ее обработали, сунули бомбу, и пошла она взрываться. Их у нас называют ублюдками. Это нечистые люди, которые потеряли все. Их перепрограммировали на месть и убийство. Одним словом, люди неполноценные. "Y": Получается, что таких зомбированных людей достаточно много. Р.Я.: Они есть. Этой категорией необходимо заниматься специалистам. Нужно обратиться в прошлое: почему при советской власти таких людей не было? Работали органы, выявляли все на начальной стадии, система была эффективной. Россия же молода, только становится на ноги. Это принципиально иная ситуация. Бардак был создан искусственно, с одной целью – ограбить большую, богатую, но ослабевшую Россию, расчленить ее. Сколько миллионеров появилось после первой чеченской кампании? Много. Война и бизнес оказались взаимосвязаны. "Y": А сколько миллионеров появилось во время второй чеченской кампании? Р.Я.: Я не думаю, что они появились после второй войны. Знаю нескольких, которые убежали за рубеж, знаю тех, которые сидят за решеткой, знаю и тех, которые будут сидеть. Надо только чуть-чуть подождать... "Y": Недавно во время визита в США Михаил Горбачев высказал мнение, что боевые действия в Чечне выгодны как боевикам, так и представителям определенной части российских вооруженных сил. Это, опять же, о связи войны и бизнеса... Р.Я.: Можно сказать, что существуют большие политические силы, которые заинтересованы в провале политики Путина. Да, хлеб боевиков – это война, для них это работа. Но есть и политические партии, в которых предлагают разделить Чечню на две части, которые хотят решить проблему двумя бомбами, предлагают вообще оставить Чечню и вывести оттуда войска. Представим себе ситуацию, что власть решила пойти на переговоры, вывести войска, то есть вернуться в 96-й год. Вы можете предположить, что будет дальше? Тогда Басаев и Масхадов захватят детский сад или школу и потребуют от Путина вывести из Чечни чеченский народ? Другого выхода у них нет. Что будут делать в Чечне Масхадов или Басаев, если 99% населения против них? Вот и остается только детский сад захватывать. "Y": Силовики признают, что в Чечне существует развитое террористическое подполье, и это позволяет главарям боевиков до сих пор уходить от возмездия. Выходит, что это подполье создает всего один процент населения? Р.Я.: Это очень сложный вопрос. Вот в Москве живут воры, грабители, которые совершают преступления, скажем, 10-15 лет, пока их не отыщут. Есть и те, кто годами продает наркотики и на эти деньги отдыхает на Канарах. То же и в Чечне. Но всему есть предел; сейчас там идет серьезная борьба с ваххабитами. Она активизировалась после Беслана. "Y": Сейчас много говорится о том, чтобы создать в Чечне свободную экономическую зону. Но оправданно ли это в регионе где, по данным Счетной палаты, исчезают и используются не по назначению приличные для субъекта федерации суммы? Р.Я.: Необходимы льготы Чечне, это точно. Я знаком со многими российскими бизнесменами, порядочными людьми, которые утверждают, что пришли бы в республику, если бы там ввели льготы в налоговом обложении. Тогда многие солидные структуры перенесли бы производство в республику, создав предприятия по 800, 1000 и более рабочих мест. Это не офшор на бумаге, где конторы только регистрируются, а на самом деле находятся в других странах и республиках. Это возможность создания реального производства на выгодных условиях. "Y": Руководство ЮФО, чеченская исполнительная власть ставят задачу по массированному восстановлению экономики. Что должно стать краеугольным камнем экономической политики в республике? Р.Я.: У Советского Союза был опыт восстановления отдельных регионов, городов, когда случались землетрясения. Так было в Ашхабаде, Ташкенте, Спитаке. Таких примеров масса. Чечня – республика маленькая; можно закрепить чеченский населенный пункт за каждым субъектом Российской Федерации и построить в каждом районе столько-то домов, школ, больниц, детских садов. Проблем с рабочей силой не будет. Мы не собираемся строить мегаполисы. На реальное восстановление республики может быть затрачено два года. "Y": О том, что регионы могут помочь в восстановлении городов и сел Чечни, говорится уже четвертый год, но все без толку. Когда слова превратятся в конкретные дела? Р.Я.: Помните, Владимир Путин увидел Грозный с высоты и ужаснулся? В Чечню поехала команда Грефа, пошло движение. Но, как всегда, затем темпы замедлились, началась пробуксовка на уровне исполнителей... Все очень непросто. Я был на инаугурации президента Чечни. Я смотрю на это правительство, на этих людей и прихожу к выводу, что необходим толчок, генератор, что чего-то не хватает. Я надеюсь на Бога, на то, что те, кто наносит вред общему делу, отойдут на второй план. "Y": Руслан Бекмирзаевич, по каким основным причинам Чечня не движется вперед? Р.Я.: Я не буду говорить о причинах, потому что все зависит от конкретных людей. А Чечне необходим один человек, который бы жертвовал собой ради своего народа, не покупал бы дачи, машины, квартиры, не ездил бы чартерами, а работал бы в республике. Нужны специалисты, профессионалы, которые должны получать достойные деньги и не воровать. Можно сказать, что это пожелание или наставление президенту республики, который сейчас делает первые шаги. У него большие полномочия. Ему необходимо собирать специалистов в министерствах, глав администраций, толковых людей, вплоть до бригадиров, людей честных и идейных. Да, будут ошибки, но их можно исправить. "Y": Эксперты связывают будущие доходы республики с реализацией нефти. Кремль уже дал "добро" на создание республиканской нефтяной компании. Решит ли многие проблемы Чечни то, что при хорошем раскладе львиная доля доходов от реализации нефтепродуктов будет оставаться в регионе? Р.Я.: Была бы моя воля, я бы все скважины замуровал полностью. Мы же убили экологию Чечни, залили поля нефтью! Она принесла нам зло, эту войну. А закрыть все скважины несложно, поверьте. У нас хорошая земля. До 1991 г. наши отцы за тысячу рублей у бригадиров совхозов покупали по гектару земли, половину урожая отдавая совхозу, а остальную оставляя себе. И жили нормально... Что происходит сейчас? Я знаю, как и куда нефть идет. "Черное золото" – это кровь и война, это развращение людей. Для огромного числа людей в Чечне воровство нефти стало работой. Нефть развратила, оторвала людей от земли. "Y": Вопрос к вам как к члену комитета Госдумы по международным делам. Недавно чеченская делегация выезжала в ПАСЕ, где проходили дебаты. Парламентарии осуждали нарушения прав человека в Чечне, а СМИ обсуждали тему, признали ли в ПАСЕ нынешнюю чеченскую власть. Нам действительно так важно, что думают европейские законодатели о легитимности Алу Алханова? Р.Я.: Я очень скептически отношусь к этому вопросу. Вот в Дании, когда мы прибыли на мероприятие с парламентариями этой страны, у нас спросили: а где представители Масхадова? Я ответил, что вижу их в зале с вашей стороны. Я сказал, что я – чеченец, я теряю людей на родине, восстанавливаю школы, работаю. А те, кто сейчас представляет наших противников, привели народ к войне и сбежали на Запад. Почему же они не воюют дома, с нами? ...Через несколько дней я встречусь с президентом России и, по возможности, скажу ему о своем плане – о том, что через шесть месяцев там не будет ни Масхадова, ни Басаева, ни боевиков. Надеюсь, это случится, если мой план будет принят и реализован. "Y": Ваш план состоит из каких-то конкретных пунктов? Р.Я.: Да, там всего там два пункта, которые абсолютно не противоречат политике России на Кавказе. Кремль идет по правильному, но достаточно долгому пути. Известно, что на строительство уходит больше времени, чем на разрушение. Я предлагаю решить проблему за шесть месяцев – имеется в виду, прежде всего, такой аспект, как борьба с терроризмом и стабилизация в Чеченской Республике. Задача сложная, но методы ее разрешения существуют. Этот план может быть осуществлен лишь с помощью власти, с участием и профессиональными действиями всех структур. Его плюсы – быстрота и наименьшие затраты. В случае успеха мы сможем лишить терроризм пособников, базы на земле. Речь идет о том, что мы можем реализовать свой план чистыми руками. Крови не будет. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации