Черкизон и Путин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Каковы бы ни были истинные причины черкизовской войны, она не достигла ни одной из благородных целей, ради которых затевалась

1251877669-0.jpg Чем дольше я занималась темой Черкизовского рынка, тем меньше я понимала, зачем его закрывать. Не вообще, а именно сейчас. Должно было произойти какое-то масштабное событие, тектонический сдвиг, заставивший подвинуться такую вот материковую плиту. Такое событие в нашей повседневности одно — кризис. Кризис — это когда кончаются деньги. Сегодня это произошло со многими. А Черкизон — неиссякаемый источник денег. «Черных», «серых», а значит — еще более востребованных.

Так может, у этого источника просто сменился хозяин?

Фантомный снос

Логика здесь может быть только индуктивной, ведь официальных комментариев от лиц, участвовавших в предполагаемом переделе рынка, мы не получим. Остается, что называется, слушать улицу. Конечно, слухам, которыми живут черкизовские торговцы, доверять полностью нельзя. Но в их информации по крайней мере есть рациональное зерно, особенно в сравнении с официальной версией о внезапном прозрении всех звеньев вертикали с премьером во главе. И эта информация поддается проверке.

Итак, рынок был закрыт 29 июня. Формально — в соответствии с решением Роспотребнадзора, причем не навсегда, а на 90 дней.

Однако уже 18 августа начался снос Черкизона, не ясно, на каких правовых основаниях. Правда, сам по себе снос получился не менее фантомным. Утром один контейнер показательно, перед журналистами, увезли на машине, вечером его же привезли обратно. Реально на сегодняшний день начали сносить только продуктовый рынок, который прилегал к складам Измайловского вещевого. С продуктового рынка к тому времени все уже было вывезено. И ломать оставалось только пластиковые магазинчики.

За две недели до этого на рынке «Новый АСТ», который принадлежит опальному предпринимателю Тельману Исмаилову, начались грабежи и мародерство, достигшие пика к концу августа. При этом стоит отметить, что как раз «Новый АСТ» если и стоило закрывать, то в последнюю очередь.

По словам работавших там российских предпринимателей, отношения на рынке были цивилизованными. Администрация и охрана никогда не брали больше, чем положено, не поднимали цены, не предупредив, разрешали конфликты между людьми, независимо от их национальности, честно. И внешне рынок после ремонта 2004 — 2005 гг. выглядел вполне пристойно. Огромные контейнеры, широкие проходы, телефонная связь, интернет, электрическое освещение, система противопожарной безопасности, кассовые аппараты.

А вот к другой части рынка, расположенной ближе к гостиничному комплексу «Измайлово», лично у меня вопросы были всегда. Он был хаотичен, состоял в основном из ржавых контейнеров, о соблюдении санитарно-эпидемиологических требований и норм противопожарной безопасности и речь не шла. Особенно на китайско-вьетнамском продуктовом рынке «Солнце». Там мясо, рыбу и всяческую экзотическую снедь разделывали прямо на картонных коробках, валявшихся на асфальте. В закутке между рядами паслись бараны. (Кстати, поблизости, за забором, располагались те самые склады, где еще в августе 2008 года была арестована китайская контрабанда, о которой потом вдруг вспомнил Путин.)

К окончанию базарного дня открывался колодец, из него вынимали пожарный насос и смывали всю грязь водой — так осуществлялась уборка территории.

К этой части рынка Тельман Исмаилов никакого отношения не имел. Ее контролировали китайские предприниматели и бизнесмен Зарах Илиев.

Исход

Проблемы, однако, случились у Тельмана, и поэтому главным образом пострадали те, кто арендовал площади у него. Пока российские предприниматели честно ждали окончания санитарного воздержания, китайцы начали спешно вывозить свои вещи. Их исход начался еще 27 июня, то есть за два дня до заявления Роспотребнадзора. Не иначе, получили инсайдерскую информацию.

Кроме этого, по нашим данным, китайское землячество выделило всем, кто попал в черкизовскую мясорубку, по 500 тысяч рублей наличными — для оперативного решения проблем.

Стоит ли в таком случае удивляться, что именно китайцы заняли подавляющее большинство оставшихся в городе торговых площадей. Это самый дорогой первый этаж торгового центра «Москва» в Люблине, семь строящихся линий рынка «Садовод» на пересечении Новорязанского шоссе и МКАД и еще не открытый рынок «Бор» в подмосковной Балашихе.

«Как ты сможешь с ними конкурировать, если ты платишь 150 тысяч рублей в месяц за точку, а они приходят и перекупают ее за 500 тысяч», — чуть не плачет Фаниль. У Фаниля было две точки в ТЦ «Москва», сейчас ни одной. Он подробно рассказывает о том, как вытравливают с рынка людей постоянными проверками: «Там все в доле, утром идет руководство, днем разные ведомства, вечером может пройтись ОМОН и проверить документы. В такой нервозной обстановке ты не можешь торговать нормально, у меня всегда есть все сертификаты на вещи, но этого недостаточно, когда идут люблинские проверки. Тут нужны деньги».

Оптовиков в первую очередь интересует восточное и юго-восточное направление. Оттуда едет основной приток торговцев из регионов, поэтому склады на Новой Риге даже не рассматриваются, хотя в нынешней ситуации они гораздо дешевле, чем склады на Верхних Полях. Поэтому следом за китайцами в Люблино рванули все остальные.

По словам Юли, которая арендовала в ТЦ «Москва» полутуалетное помещение за 600 тысяч рублей в месяц, цены здесь растут каждую минуту. С сентября начали сдавать точки по 1 миллиону. Такого даже китайцы не ожидали, говорят, что распродадут товар и уедут.

В самом районе Люблино нет оптовых складов, и поэтому предприниматели каждое утро едут сначала на склад, а потом везут вещи на точку в «Москву».

У многих сложилось мнение, что закрытие Черкизона было инициировано для того, чтобы освоить площади не приспособленного для оптовой торговли ТЦ «Москва».

Казалось бы, здесь есть логическое противоречие: ведь торговый центр принадлежит Зараху Илиеву (см. справку «Новой»), который сам пострадал от проблем на Черкизовском. Однако если сопоставить стоимость аренды на закрытом рынке с тем, что творится в Люблине, можно констатировать: Зарах Бинсионович выигрывает где-то втрое.

Кстати, он же частично контролирует и рынок «Садовод», тоже ставший центром притяжения миграционных потоков. Побывавшие там предприниматели говорят, что на «Садоводе» стоят ржавые контейнеры, вполне возможно, перевезенные со старого илиевского рынка. Их продавали сперва по $20 тысяч, теперь по $70 тысяч. Дороговато для груды металлолома, но, если не купишь контейнер, не получишь место.

Кстати, самого Илиева, равно как Исмаилова, подавляющее большинство предпринимателей в глаза не видели. Всеми делами по сдаче в аренду складов и продаже точек на Черкизоне ведал некий Якуб. По совпадению, партнера Зараха Илиева и соучредителя ООО «Фирма Илиев» зовут Салим Нисонович Якубов.

Друг премьера

Словом, главным бенефициаром великого переселения народов и перераспределения торговых площадей стал Зарах Илиев. Впрочем, говоря о нем, знакомые предприниматели называют и другую фамилию, которую не встретишь в СМИ, — Рагимов. И такой человек есть.

Ильгам Мамедгасанович Рагимов — друг и однокурсник Владимира Путина (подробнее см. справку). При этом — деловой партнер Зараха Илиева. Их интересы пересекаются как раз в ТЦ «Люблино» и на рынке «Садовод». Через эти точки идут сейчас колоссальные потоки наличности (через банк предприниматели платят почему-то от 90 до 200 тысяч рублей. Там же по демпинговым ценам продается товар, очень похожий на тот, что исчезает из разграбленных мародерами черкизовских контейнеров).

Обратите внимание: по телевизору в связи с Черкизоном называли только Тельмана Исмаилова. Как будто и не было у него никакого партнера. И уж вовсе не говорят о том, что рынок не исчез, а просто рассредоточился по Москве, увеличившись в размерах.

Ведь помимо «Москвы» и «Садовода» есть еще рынок «Эмерал», куда с Черкизовского переехали грузины, евреи и азербайджанцы. Под оптово-розничный рынок планируется переоборудовать бизнес-центр «Косинская плаза» в Вешняках, который прежний владелец Лев Леваев на днях продал. Кому — неизвестно, но говорят опять же об Илиеве. Наконец, сам Леваев совместно с китайцами будет строить для них же торгово-логистический центр в поселке Коренево Люберецкого района Подмосковья. Площадью в два Черкизона.

В дураках и в дамках

Каковы бы ни были истинные причины черкизовской войны, ее последствия, нынешние и отдаленные, парадоксальны. Она не достигла ни одной из благородных целей, ради которых якобы затевалась, но дала массу побочных симптомов.

Проблемой номер один, если верить Путину, была борьба с контрабандой. Но ее нужно вести на таможне, а на таможне все лето — спокойно. Ни свежих уголовных дел, ни отставок, ни даже срежиссированного скандальчика (все, что есть, — нафталиновое). Контрабанда «на 2 миллиарда долларов», вызвавшая публичный гнев премьера, не уничтожена, зато порядком разграблена. Контрабанда, напомню, была китайская — так перед китайцами как раз извинились и вернули им весь товар. И предложили разместить персональный таможенный терминал на территории специально для них строящегося логистического центра — чтобы впредь накладок не было.

Проблемой номер два, если верить официальной версии, озвученной Роспотребнадзором, было повальное несоблюдение на Черкизоне санитарно-эпидемиологических норм. Что ж, давайте мыслить как санитары. Если мы имеем очаг опасного заболевания, то его надо уничтожить, выжечь, ампутировать — по ситуации. Но вместо этого инфекцию благополучно разнесли по разным концам Москвы, сильно приумножив масштабы поражения. В районах, примыкающих к Черкизовскому рынку, за долгие годы выработался хрупкий баланс, позволявший мигрантам и москвичам в целом бесконфликтно существовать бок о бок. В Люблине же такой наплыв инородцев в диковинку, местные жители шокированы и готовы массово записываться в ДПНИ. Если говорить о болезнях медицинского, а не социального свойства, то опять же большинство их носителей жили на территории Черкизона локализованно, часто вообще не высовываясь за забор, а теперь вынужденно пустились в странствие по всей Москве. И места, где они найдут пристанище, в санитарно-эпидемиологическом смысле окажутся ничуть не лучше. Черкизон не был худшим из столичных рынков, только самым большим и известным. Остальные — плоть от его плоти, и никто не думает их закрывать.

Наконец, третья проблема — подавление отечественной текстильной промышленности неадекватной конкуренцией со стороны серого импорта. Это уже издевка. В наибольшей степени от закрытия и разграбления Черкизовского рынка пострадали именно отечественные производители текстиля и их торговые представители. Они остались без товара и без канала его реализации, зато с кредитами и долгами перед налоговой и собственными сотрудниками. И это не вся беда. Если в Москве через рынки проходит только некоторая часть отечественного товара, то в регионах — львиная доля. Но в регионах (европейской части России) рынки работают на последнем дыхании и скоро закроются, потому что они брали товар на Черкизоне, которого больше нет. И тогда уже пострадают производители, никогда и ничего не продававшие в Москве: денег на открытие собственных бутиков в провинции у них нет. Без дистрибуции отечественный текстиль окончательно умрет, а китайская контрабанда, уж поверьте, найдет себе дорогу в Россию.

В общем, все плохо. Если смотреть на процесс глазами обывателя. Но если на минутку представить себя на месте бизнесмена, близкого к одному из друзей премьера, то голова кругом пойдет от радости. Основной конкурент (прежде — партнер, что не важно) выкинут из бизнеса чужими и очень сильными руками. Весь его бизнес уходит к тебе, причем на новые площади, в масштабах, которые до этого были невозможны, и по расценкам, прежде немыслимым. И бонус: оставшиеся конкуренты поняли, кто ты и кто твоя крыша.

Если же посмотреть на ситуацию глазами премьера, то все выглядит и того лучше. Решена важная социально-политическая задача. Еще в одном бизнесе наведен полный порядок, за который теперь, как и везде, отвечает свой, проверенный человек…

P.S. В 23 часа 31 августа внезапно прекратил работу сайт cherkizon.ucoz.ru. Предприниматели остались без площадки, с помощью которой они пытались совместно решать свои проблемы и, в частности, готовились к подаче исков против властей с требованием возмещения их убытков.

Справка

Кто контролирует столичные рынки

Ильгам Мамедгасанович Рагимов родился в Азербайджане (возможно, в поселке Красная слобода). В 1975 году окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета. По некоторым данным, был не только однокурсником, но и одногруппником Владимира Путина. В любом случае — был и остается его близким другом, чего не скрывает, но и не афиширует (об этом, в частности, г-н Рагимов рассказал в интервью агентству «Новости-Азербайджан» 4 декабря 2007 г.).

Гражданин Азербайджана. В России ведет активную общественно-политическую (член центрального совета всероссийской общественной организации «Всероссийский азербайджанский конгресс») и экономическую деятельность. В частности, один из учредителей ООО «Панорама» (торговый центр «Панорама» в Новых Черемушках) и ООО «Трэйд Инвестментс». В создании последней фирмы участвовало также ООО «Сафра Инструментс» (торговый центр «Пражский»).

ООО «Трэйд инвестментс» принадлежит 75% минус 1 акция ОАО «Флора и фауна», в доверительном управлении которого находится ОАО «Рынок садовод».

Среди учредителей «Пражского» фигурирует ТОО «Фирма Илиевы» (сейчас — ООО «Фирма Илиев»). «Сафра Инструментс» — крупный партнер и кредитор ООО «Оптово-розничный торговый центр «Москва» (Люблино), контрольный пакет которого принадлежит ООО «Илион Трейдинг». В числе его учредителей — Зарах Бинсионович Илиев. Этот предприниматель, как и ныне опальный Тельман Марданович Исмаилов, совершенно точно родился в Красной слободе (Азербайджан). С начала девяностых земляки контролировали существенную часть Черкизовского рынка. В сферу бизнес-интересов Илиева, помимо ТЦ «Москва» и ТЦ «Пражский», входят гостиница «Украина», ряд ресторанов на Арбате и другие проекты в сфере оптово-розничной торговли.

Член бюро президиума Российского еврейского конгресса Симон Юсуфхаимович Юсуфов — президент и учредитель компании «Эмерал», которая контролирует одноименный рынок на внутренней стороне МКАД и строит крупный торговый центр на улице Борисовские Пруды.

Лев Авнерович Леваев, гражданин Израиля, родом из Ташкента. 18 июля в Пекине между его компанией AFI Development и корпорацией «Гуанда» было подписано соглашение о строительстве центра торгового и культурного сотрудничества для азиатских бизнесменов площадью 130 га в Люберецком районе Московской области.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::02.09.09