Черная полоса для петербургского Стройнадзора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


'Бездумно подписывая документы, составленные нечистоплотными застройщиками, государственные служащие, расписываются в нежелании или неспособности выполнять свои обязанности, рискуя поставить крест на карьере'

Tn 1sen2-150x98.jpgВ последние недели у высокопоставленных чиновников причастных к скандалу вокруг дома №15/2 по Коломяжскому проспекту полоса невезения. Сперва, лишился должности глава петербургского Стройнадзора Александр Орт, сообщавший жителям об утилизации экспертных заключений по этому дому и коммерческой тайне расположения автопарковок. Затем начались неприятности у председателя Следственного Комитета РФ Александра Бастрыкина, который получив заявления собственников дома, не читая, отправлял их в прокуратуру.
В очереди еще несколько важных персон, в основном из петербургской верхушки. Построенное Берсировым и Резвовым здание на Коломяжском словно отбрасывает черную тень на тех, кто не видит проблем, живущих и работающих там людей, но с готовностью жертвует своим положением ради защиты акционеров ЗАО «Строительный трест».

Столоначальникам попавшим в черную тень рокового здания стоит вспомнить о судьбе одного из своих предшественников – высокопоставленного бюрократа Российской Империи. Чиновник так привык подмахивать, не глядя, приносимые ему на подпись бумаги, что однажды украсил автографом письмо к начальству со словами: «Прошу уволить меня в отставку, потому что я старый дурак, и подписываю что попало!»

Современные чиновники тоже нередко подписывают, что попало. Но чаще всего они делают это не по разгильдяйству, а в силу непрофессионализма, нежелания и неспособности решить существующую проблему. Поэтому подписываемые документы составляются коммерческими структурами в успехе сомнительного бизнеса которых, подписанты лично заинтересованы. Ранее такая система действовала на федеральном уровне, о чем рассказал сайту bigness.ru председатель парламентского Комитета по экономической политике Евгений Федоров: «Олигарх напрямую управлял чиновниками через механизм квот: ему подчинялись министры, начальники департаментов, директора крупных госкомпаний. Они еженедельно перед ним отчитывались, и он мог снять их с должности в любой момент. Этот олигархический механизм существовал до 1999 года, пока Путин его не разрушил». Но, то на федеральном уровне, а в регионах подобное до сих пор в порядке вещей.

Тут вижу, там не вижу

Согласно, первоначальному проекту жилой комплекс на Коломяжском 15/2 – это более 1500 квартир, трехэтажный торговый комплекс «Купеческий двор» площадью 13000 с лишним квадратных метров, и еще 10000 квадратных метров офисов, баров, ресторанов и магазинов. Ну и еще несколько сотен квадратных метров, которые. Резвов с Берсировым умудрились продать под офисы на крыше, накрыв её конструкциями из стеклопакетов.

Свыше 5000 жильцов и сотрудников, расположенных в здании компаний должны иметь возможность где-то оставлять свои автомобили, на ночь, как и десятки тысяч ежедневно посещающих магазины покупателей. Согласно действующим строительным нормам и правилам (СНиП) эти парковки должны быть изначально предусмотрены проектом, а без них строить и вводить дома в эксплуатацию категорически запрещено. Однако дом на Коломяжском, 15 оказался странным исключением из правил. Количество парковочных машино/мест тут издевательски ничтожно.

Согласно приложению №9 к СНиП origindate::2.07.01-89*«Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», при наличии в построенном здании Торгового центра с площадью торговых залов более 200 квадратных метров, на каждые100 метров площади следует оборудовать 5-7 парковочных мест. Площадь расположенного на Коломяжском,15 торгового комплекса «Купеческий двор» 13180 квадратных метра, значит, для него требуется не менее 659 мест и еще как минимум 500 для посетителей других торговых помещений. Где они? Резвов и Берсиров не соизволили соорудить ни одного.

Та же история и с парковочными местами для жильцов. Их, согласно ТСН 30-305-2002 «Градостроительство. Реконструкция и застройка центральных районов Санкт-Петербурга», который цитируется в одной из отписок вице-губернатора Метельского, должно быть 350 на 1000 жителей, то есть 1644 на 4698 человек, проживающих в здании по проектному расчету. Четверть из них, то есть 411 – места временного хранения, из которых, даже по заявлениям  чиновников, включая Игоря Метельского, имеется всего 119. При этом вице-губернатор утверждает о наличии 119 мест временного хранения, из которых по факту 98 мест – это частный платный паркинг для постоянного, а не временного хранения, и который по данным прокуратуры Санкт-Петербурга построен незаконно и занимает места, предназначенные для временных стоянок, тем самым ущемляя интересы автовладельцев.

В городском правительстве за соблюдением строительных норм и правил следят служба Служба строительного надзора и экспертиз, Комитет по земельным ресурсам, Комитет по строительству и другие ведомства так называемого «строительного блока». Именно чиновники этих комитетов, получая зарплату за счет налогоплательщиков, должны отстаивать их интересы, чтобы ушлые застройщики не лишали людей мест парковки и детских площадок, норовя застроить каждый квадратный метр и продать его втридорога. Если же строительная компания оказывается слишком жадной и ее «творения» не соответствует требованиям СНиП, то и разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию она получать не должна. Однако для ЗАО «Строительный трест» закон оказался не писан, поскольку ни единого намека на как минимум 1500 недостающих машино/мест в его проекте нет.

В одном из судебных отзывов, Служба строительного надзора признала, что в отношении первой очереди строительства торгового комплекса«Купеческий двор», предметом экспертизы являлся только проект фундаментов. Следовательно, временные парковки для посетителей торгового комплекса, в проекте первой очереди вообще не были предусмотрены. Однако это не помешало Управлению государственной экспертизы (которая в 2006 году стараниями начальника Стройнадзора Александра Орта была включена в состав его ведомства), вынести положительное заключение на проект, основываясь на котором Стройнадзор и выдал свое разрешение.

Не предусмотрены оказались временные парковки и проектами строительства второй очереди, но и они  получили положительные заключения экспертизы, после чего гражданин Орт  подписывает Разрешения на строительство сначала секций А,Б,В,Г, а потом секций Н и П. и тем самым безропотно разрешает ЗАО «Строительный трест» строить многоквартирный дом с нарушением требований СНиП.

Начальник Управления Государственного строительного надзора Леонид Притулюк, подписывает заключения «О соответствии требованиям технических регламентов» №100 от 23 октября 2006 года и №903 от 13 октября 2007 года из которых следует, что секции А, Б, В, Г, Н и П дома, включая торговый комплекс «Купеческий двор» и ещё 2000 квадратных метров торговых площадей, то есть располагают всеми необходимыми местами для временной парковки машин, как жильцов, так и покупателей. Так проекты, не предусматривающие парковочных мест для жителей 600 квартир и почти 15000 квадратных метров торговых помещений, получили положительное экспертное заключение. Сделано ли это за долю малую или по причине внезапной потери зрения пока неизвестно, но результат налицо.

Не заметить отсутствие этих парковок на многие сотни автомобилей вроде бы невозможно, но кроме сотрудников Службы строительного надзора никто их обнаружить не может до сих пор. Поэтому совершенно очевидно, что на наличие нормативного количества мест временного хранения автотранспорта, проект от Резвова и Берсирова экспертизу не проходил, так как в  нем отсутствуют необходимые для добросовестного эксперта данные. Особенно это касается встроено-пристроенных помещений магазинов первой и второй очереди строительства, где невозможно обнаружить расчет ни нормативного количества машино/мест, ни мест для сбора мусора.

Экспертиза, которой не было

Однако каждая слепота имеет пределы и в 2007 году, у подчинённых Александра Орта, произошло неожиданное обострение принципиальности. Вследствие чего руководители ЗАО «Строительный трест», неожиданно получили сначала штраф за ведение строительства без разрешения на строительство, а потом отрицательное заключение по проекту строительства секций Д,Е,Ж,И,К и Л.

Примечательно, что причиной выдачи отрицательного заключения по проекту являлось, в том числе отсутствие градостроительного плана участка, отсутствие расчета парковочных мест для постоянного и кратковременного хранения автотранспорта; отсутствие размеров мусоросборных площадок, нерешенность имущественно-правовых вопросов по организации гостевой автостоянки, вдоль Коломяжского проспекта и отсутствие разрешительной документации на открытую автостоянку.

Казалось бы, Строительный надзор вдруг заметил отсутствие нормативного количества мест временного хранения автотранспорта, и признал, что проект строительства в этой части не соответствует СНиПу. Действительно, на этапе завершения строительства, при полном отсутствии инфраструктуры дл первой и второй очередей,  «не заметить» отсутствие временных парковок для  посетителей нежилых помещений и жильцов дома было уже не возможно.

Но даже штраф за ведение строительства без разрешения и выдача отрицательного заключения по проекту не заставили Резвова и Берсирова привести проект в соответствие со СНиП. Потому, что во вновь представленном проекте, вместо нормативных 400 гостевых парковок для посетителей офисов, магазинов и ресторанов, и 206 временных парковок для жильцов секций Д,Е,Ж,И,К,Л, обнаружилось  аж целых 7 гостевых машино/мест плюс открытая стоянка на 48 мест временного хранения.

Этого оказалось вполне достаточно, чтобы отрицательное заключение экспертов, превратилось в положительное. Резвова и Берсирова,  такая уступчивость вдохновила чрезвычайно. Использовав, как впоследствии установила прокуратура, фальшивый градплан, они добились разрешения Стройнадзора на месте размещения 48 мест временного хранения, воздвигнуть двухуровневый частный паркинг на 98 мест, стоимостью по  1,3 миллиона рублей каждое.

Смогли, ли хозяева «Строительного треста» договориться со Стройнадзором о более дешевых  способах получения положительного заключения по проекту, чем переделка его в соответствии с нормами? Если этот вопрос станет предметом разбирательства правоохранительных органов, им будет интересно узнать, что отрицательное заключение экспертизы под номером 445-2007 от 9 июля 2007 года замначальника Управления государственной экспертизы господин Реут подписал за себя сам, а за начальника Отдела архитектуры этого Управления господина Сорокина – кто-то другой. Зато в положительном заключении Сорокин подписался и за Реута и за себя, что навевает на интересные предположения о роли наших самых неподкупных в мире экспертов во взаимоотношениях с застройщиками. Включая очевидные параллели с  известной по множеству детективов методикой допроса подозреваемого «добрым» и «злым» следователем.

Но жильцам и собственникам помещений дома №15 было не до этих тонкостей. Не обнаружив тысяч недостающих парковочных мест, и помня вековую мудрость Козьмы Пруткова «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим» они стали интересоваться: куда смотрели сотрудники Александра Орта, когда давали добро на строительство? Получив же в ответ несколько ссылок на прохождение необходимых экспертиз, положительные заключения и полное соответствие своего обиталища действующим СНиП, граждане пересчитали парковочные места согласно этим самым СНиП, и обнаружив совсем иные цифры, вежливо попросили ознакомить их с размышлениями высокоученых экспертов выявивших это невидимое невооруженным глазом соответствие.

Кто-то в Стройнадзоре быстро понял, а кто-то и раньше знал, что все положительные экспертизы дутые, поскольку проект действительно нормам не соответствует. Поэтому дальнейшее очень напоминает суетливое и корявое заметание следов. В письме от 24 ноября 2011 года заявителям сообщили, что «архивные документы 2006 года были утилизированы в 2011 году, поэтому управление экспертиз не имеет проектной документации». А в письме от 27 декабря того же года дополнили, что информация о расположении временных парковок является «коммерческой тайной и Служба обязана принимать меры по неразглашению проектных решений и иной конфиденциальной информации, которая стала известна этой организации в связи с проведением государственной экспертизы». Потому что «Служба не обладает полномочиям по разъяснению положений проектной документации», а на момент выдачи разрешений «все работы по благоустройству были выполнены в соответствии требованиями проектной документации». То есть, никаких документов у нас нет, но мы вам их все равно не дадим!

Такие ответы очень напоминают поведение ребенка, который крепко зажмурив глаза, думает, что раз он никого не видит, то и его не заметят. Вот и наши столоначальники полагают, что если они напишут что все в порядке, то парковочные места сами возникнут из ниоткуда, а для них все обернется наилучшим образом. Но жизнь отличается от детских представлений о ней, и  через считанные месяцы самого Александра Ивановича Орта утилизировали с занимаемой должности.

Страдания невидимых дольщиков

Еще крепче зажмурил глаза, что бы спрятаться и не видеть докучливых жильцов Комитет по строительству, сотрудники которого по долгу службы обязаны, осуществлять контроль и надзор за деятельностью застройщиков в области долевого строительства, привлекать их к административной ответственности и защищать права граждан в суде.

В очередной отписке Комитета по Строительству от 10 декабря 2009 года за номером 2.7-1326, его зампред Владимир Кузнецов объясняет жалующимся, что они «вправе обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав и законных интересов». Далее Кузнецов сообщает, что:  «если собственники считают, что ЗАО «Строительный трест» неправомерно продает машино-места на внутридворовой стоянке при полном отсутствии нормативного количества парковочных мест, то они вправе обратиться в суд».

То есть в отличие от Стройнадзора тут даже не пытаются обмануть людей, заявляя, что все в порядке, а просто посылают их подальше. Мол, да, права ваши нарушены, но отстаивайте их сами. Только налоги не забывайте платить на содержание нас любимых, которые даже не скрывают, что плевать на вас хотели и пальцем в вашу защиту не пошевелят!

Само собой закона «Об участии в долевом строительстве» Комитет по строительству в упор не видит. Господин Кузнецов, в письме от 1 июня 2010 года за номером 1/1- 5704/10 с невинным видом сообщает, заявителям что, «Вы вступили в договорные отношения и если считаете, что нарушены ваши права, рекомендую обратиться в суд». А значит «согласно ч. 1 статьи 218 ГК РФ право собственности на новую вещь созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом». А значит «распоряжение ЗАО «Строительный трест» машино-местами на открытой автостоянке путем их продажи и сдачу в аренду является правомерным».

Еще раз: люди захотели построить дом и скинулись на него из своих сбережений. Въехав, увидели, что часть территории, где генпланом застройки предусмотрены места временного хранения, занята частной автостоянкой по цене 1,3 миллиона за место. Пожаловались в Комитет по строительству. Получили ответ – идите в суд. Об обязательном залоге земельного участка и ограничении права застройщика на распоряжение земельным участком, разумеется, ни слова. Как и о том, что договоры долевого строительства застройщиком не зарегистрированы и заключались до получения разрешения на строительство. А что бы совсем ничего не видеть, Комитет по строительству изобрел правовое ноу-хау: «права участников долевого строительства в соответствии с законом «Об инвестиционной деятельности», защищаются в судебном порядке».

Наивные дольщики думали, что их права защищаются законом о долевом строительстве. Полагали, что указанный закон нарушен руководителями ЗАО «Строительный трест», которые не зарегистрировав ни одного долевого договора в отношении этого дома, незаконно построили на общедолевом земельном участке частный паркинг и распродали места в нем. Которые не создали фактически ни одного места для временного хранения автотранспорта, которые строили дом и брали деньги с дольщиков, не имея разрешения на строительство, которые общедолевой земельный участок нарезали на клочки, которые тоже умудрились продать в частную собственность. Комитету по строительству на это отвечать нечего, поэтому он статуса дольщиков за жалующимися не признает и вообще их в упор не видит.

В ответе от 4 июня 2010 года за номером 14-5704/10-1 цирк продолжается. «В соответствии со ст. 7 Закона РСФСР «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» от origindate::26.06.1991 №1489-1 (с изменениями на 30.12 2008) заключение договоров, выбор партнеров, определение обязательств, любых других условий хозяйственных взаимоотношений не противоречащих законодательству РСФСР и республик в составе РСФСР, является исключительной компетенцией субъектов инвестиционной деятельности. В осуществление договорных отношений между ними не допускается вмешательство государственных органов и должностных лиц».

Помните анекдот, в котором санитары волокут на вскрытие еще живого больного и на его робкий вопрос «А может в реанимацию?» сурово отвечают «Доктор сказал: в морг!»? Вот и тут заявители раз за разом объясняют, что они дольщики, а в ответ им неустанно отвечают: «Вы инвесторы! Доктор сказал: в суд!»

Может председатель Комитета по Строительству Вячеслав Семененко и его зам Владимир Кузнецов и вправду не знают о существовании закона «Об участии в долевом строительстве»? Прекрасно знают! Смотрим письмо от 24 февраля 2012 года за номером 2.7 -1326 и читаем «заключив договор о долевом участии в строительстве многоквартирного дома с Инвестором, участник долевого строительства вступил в гражданско-правовые отношения».

Ура! Страдающих дольшиков через три года, наконец, заметили! Теперь Комитет по строительству просто обязан применить закон «Об участии в долевом строительстве» и заставить ЗАО «Строительный трест» его исполнять. Но далее жалобщикам сообщается, что «права участников долевого строительства в соответствии с 17 статьей Закона РФ от origindate::25.02.1999 «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации осуществляемой в форме капитальных вложений» (с изменениями на 24 июня 2007 года) защищаются в судебном порядке».

Таким образом, подписавший письмо Владимир Кузнецов признав, что имеет дело с дольщиками, посоветовал им защищать свои права с помощью не имеющего ни малейшего отношения к делу закона «Об инвестиционной деятельности», а сам снова отказался отстаивать их права. Или в переводе на медицинский: «Так и быть, мы признаем, что вы живы, но все равно отправляйтесь в морг!»

Вопрос кому и зачем нужен Комитет столь беспардонно пренебрегающий своей работой? Помниться курировал у нас тут строительный комплекс специальный губернатор Роман Филимонов, а теперь его убрали вместе с должностью, передав соответствующие функции куратору управления инвестициями и государственным имуществом Метельскому.  Кому-то от такой ликвидации стало хуже? Так может и Комитет по строительству стоит ликвидировать – толку и так нет, так хоть казенные деньги, идущие на его содержание, сэкономим.

Косоглазая Фемида Резвова

Один из обитателей злополучного дома Петр Лищук решил последовать призыву Кузнецова, и отправился в морг, то есть в самый гуманный в мире городской суд Санкт-Петербурга. Заплатив за квартиру площадью 52,32 (сама квартира 50,42 квадратных метра с лоджией 3, 8 квадратных метра, учитываемой как неотапливаемое помещение с коэффициентом 0,5), гражданин Лищук (сам инженер-строитель)  с удивлением обнаружил, что реальная площадь квартиры 48, 7 квадратных метра, а лоджии – 4,4. То есть всего с учетом неотапливаемости лоджии выходит 50, 9,  то есть на 2,79% меньше проектной площади, хотя по закону разница не должна превышать 2%.

Лищук потребовал компенсации, но лучше бы он этого не делал! Многолетние судебные мытарства закончились изъятием квартиры в пользу «Строительного треста» и возложением на истца ответственности за разрыв договора с выплатой 10% от стоимости квартиры.  Правда Калининский суд обязал «Строительный трест» возвратить деньги, полученные застройщиком за несуществующие метры, а Приморский районный суд признал за Лищуком и его супругой право собственности на оплаченную квартиру, но городские судьи городского суда, Вологодина, Зарончинцева,  Параева, Петрова и Пучинина, эти решения отменили.

В ходе процесса обнаружилось множество беззаконий допущенных застройщиком. Например, оказалось, что Резвов заключил с Лищуком договор о долевом строительстве 24 января 2008 года, тогда как разрешение на возведение секции, где расположена его квартира, он получил от стройнадзора только 29 февраля! Сделка получилась точно по анекдоту из 90-х, когда один «новый русский» сначала предложил другому купить вагон сахарного песку и только потом побежал искать товар, но суд грубейшее нарушение закона «Об участии в долевом строительстве» проигнорировал, как и ранее Комитет  по строительству со своим Стройнадзором.

Ни Комитет по строительству, ни суд не применили никаких санкций к «Строительному тресту», когда выяснилось, что тот самовольно уменьшил площадь дома на 793,2 квадратных метра, «сэкономив» тем самым не менее 50 миллионов рублей. Виноват во всем оказался исключительно гражданин Лищук, которого поначалу не признавали дольщиком, а потом  судья Калининского суда  Бабикова сурово заметил ему, что «дольщик, настаивающий на указании в акте недостатков, злоупотребляет своим правом».

Примерно так же завершались и судебные иски других пострадавших от деятельности Резвова и Берсирова. Ни к чему не привели их обращения в Следственный Комитет, и даже личное общение с его председателем Александром Бастрыкиным. Чрезвычайно занятый войной с непочтительными журналистами, Александр Иванович, обещав взять дело под личный контроль, перекинул его питерским подчиненным. Те отправили бумаги в прокуратуру, а оттуда они попали вице-губернатору Метельскому и в Комитет по строительству, на которых дольщики и жаловались. Бюрократическое кольцо замкнулось, и заявители могут бегать по нему как белки в колесе, хоть до скончания века.

Заразная слепота Резвова — Берсирова

Изучая документы, исходящие от чиновников, имеющих дело с ЗАО «Строительный трест» складывается впечатление, что все они поражены загадочной болезнью. Эдакой своеобразной формой куриной слепоты не позволяющей сосчитать: сколько должно быть по закону строительных мест и ответить на вопрос, где они? Сначала от Резвова и Берсирова заразились сотрудники Стройнадзора, которые так и не смогли ответить на вопрос ссылаясь на утилизацию, коммерческую тайну и прочий бред. Потом вирус поразил прокуратуру Приморского района, от нее зловредный вирус попал на городскую прокуратура. Та чихнула на вице-губернатора Игоря Метельского и Следственный Комитет, а уже от них зараза попала соответственно в администрацию губернатора и поразила председателя Следственного Комитета Александра Бастрыкина. Количество пораженных этим вирусом множится с каждым ответом, а признак болезни один – хроническая неспособность ответить на простейший вопрос: «Где и сколько парковочных мест  относящихся к  Коломяжскому, 15? Если их нет – так и скажите!».

В 2009 году замначальника Управления государственной экспертизы Виталий Реут был еще здоров и в письме директору ООО «Монолит» Корчагиной признавал, что на каждые 100 квадратных метров площади торговых центров площадью более 200 квадратных метров положено 5-7 машино/мест. Но уже 27 декабря 2011 года заместитель начальника Стройнадзора Захаров получив свою порцию вирусов сообщал, что ни Стройнадзор, ни Госэкспертиза «не обладают полномочиями по разъяснению каких-либо положений проектной документации». Видимо потому, что военная тайна это, и узнав ее, американские империалисты смогут рассчитать, сколько танков на парашютах на Коломяжский, 15 выкидывать.

Заместитель прокурора Приморского района Судакова схватила заразу 21 марта 2012 года и в написанном в этот день письме посоветовала заявителю обратиться в суд, чтобы тот обязал Стройнадзор все же сообщить ей тайну секретных парковок. Также не устоявший перед вирусом Резвова-Берсирова вице-губернатор Метельский в письме от 23 апреля того же года подтвердил, что ни Стройнадзор, ни его экспертиза не обязаны хранить рассмотренную проектную документацию и показывать на ней что-то всяким людишкам с улицы, даже если они проживают в том самом доме, где находятся пресловутая автостоянка. Подхватила вирус и начальник отдела по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики городской прокуратуры Бухарина 13 июня, которая подтвердила правоту Метельского, а замначальника Управления по обращениям и жалобам граждан Администрации губернатора Санкт-Петербурга Романовский в тот же день разъяснил, что вопрос о роковых парковочных местах надо решать в суде…

Страшно подумать сколь высоких персон может поразить куриная слепота Резвова-Берсирова если  немедленно не изолировать от окружающих источник заболевания, и не подвергнуть больных строжайшей дезинфекции.

Незрячий глаз Метельского

Курирующий строительный комплекс вице-губернатор Игорь Метельский пострадал от эпидемии особенно серьезно. Следуя своим должностным обязанностям, Игорь Михайлович в этой ситуации должен был сформировать независимую комиссию из специалистов и решить проблему, что ему не раз и предлагали в своих заявлениях жильцы и собственники. Но вместо этого в упор не видя грубейших нарушений строительных норм, которые постоянно допускают Резвов и Берсиров, господин Метельский также не замечает незаконности строительства паркинга на основании Федерального закона № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве». Согласно этому закону территория, на которой расположена доходная стоянка Резвова и Берсирова есть общедолевая собственность всех жильцов и пользователей нежилых помещений дома на Коломяжском 15/2.

В многочисленных жалобах на это неоднократно указывалось, но в письме от 7 марта 2012 года за номером 2.7 — 46433 мы опять читаем за подписью Игоря Михайловича о застройке участка «принадлежащего ЗАО «Строительный трест» по праву собственности». С соответствующим выводом: если «Строительный трест» собственник, так он и может строить чего хочет, а кому не нравится, пусть идет в суд. Где как мы видим отстоять свои интересы порой труднее, чем в морге.

Игорь Михайлович особо подчеркивает, что «на данный момент ни одно из разрешений на строительство, на основании которых строился указанный комплекс (в частности разрешение на строительство №17005 от origindate::21.11.2007 и от 19.02. 2008) не оспорено. Ни одного заявления в суды по этому поводу не поступало». То есть отсутствие положенных по СНиП полутора тысяч парковочных мест ерунда! Главное есть подписанные Стройнадзором разрешения, по которым Стройнадзор ничего не обязан отвечать, проектная документация по которым является коммерческой и вообще утилизирована!

И вообще жильцы и собственники неправильно читают СНиП. Потому что «в настоящее время внутридомовая территория жилого дома по адресу: Санкт-Петербург, Коломяжский пр., дом 15, корпус 2 предусматривает до 119 парковочных мест для временного правления индивидуального транспорта, а для постоянного хранения индивидуального транспорта на внутридворовой территории построен и введен в эксплуатацию паркинг на 98 м/мест. Расчет необходимого количества машиномест производился в соответствии с Приложением 9 к СНиП origindate::2.07.01-89* «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений».

Понятно? Неграмотные собственники, читая СНиП и видя в них положенные как минимум 1570 временных машино/мест, видят неправильно. Надо, смотреть как Метельский и тогда будет сразу понятно: положено 119 мест и «Строительный трест» ими всех обеспечил!  То, что незаконный паркинг на 98 мест съедающий львиную долю этих 119,  появился во дворе не во исполнение, а вопреки градостроительному плану, вице-губернатора, похоже, не смущает. Что его посчитали и как место постоянного хранения автотранспорта, и как временную автостоянку, господин Метельский, не то не заметил, не то специально  предпочел не заметить.

Честно говоря, даже не особенно интересно, чем руководствовался вице-губернатор отправив ответ на очередное заявление о незаконности строительства во дворе дома №15 незаконного паркинга согласно фальшивому градостроительному плану. Открываем его письмо от 2 мая 2012 года за номером 2.7-20894 и читаем, что «на третьем листе Градостроительного плана RU78167000-952….указано и расположение автостояники (в центре двора дома)». После чего Служба строительного надзора выдала ЗАО «Строительный трест» разрешение на строительство «открытой автостоянки на 98 машино/мест, в том числе: дополнительно на покрытии – 50 машино/мест».

Выше уже говорилось, что еще в марте текущего года городская прокуратура признала градплан липой. Выполняя ее поручение, Приморское УМВД ведет по этому поводу проверку и уже выяснила немало интересного. Например, оказалось, что сотрудник петербургского Комитета по градостроительству Град категорически отрекается от своей визы под фальшивым планом, а подпись его коллеги Свиридова отправлена на экспертизу.

Игорь Михайлович этого не знает? Тогда что это за куратор городского строительства, который не осведомлен о расследовании относительно незаконной деятельности одной из крупнейших строительных организаций города? На деятельность эту ему многократно жаловались, в том числе и с приложением к заявлениям фальшивого плана, но похоже вице-губернатор читая эти жалобы, уподобился адмиралу Нельсону, который не желая исполнять неугодный ему приказ, приложил подзорную трубу к незрячему глазу и сказал, что не видит сигнала.

Или господин Метельский все знал, но таки подмахнул текст, где заявляет о подлинности фальшивого документа? Тогда возможны два варианта. Либо подобно попросившему о своей отставке старому дураку он завизировал текст, составленный кем-то в интересах хозяев ЗАО «Строительный трест» Евгения Резвова и Беслана Берсирова. Либо подпись была поставлено сознательно. В обоих случаях слова Метельского, о том, что разрешения Стройнадзора законны, поскольку не оспорены в суде, отдают лицемерием, и встает вопрос о соответствии Метельского занимаемой должности. Ну и при последнем варианте хочется разобраться: не поделились ли кое с кем Резвов и Берсиров доходами от незаконного паркинга, одно машино/место в котором, между прочим, стоит 1,3 млн. рублей.

В настоящее время заявление об отписке Метельского направлено губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко, и помня о судьбе лишившегося своей должности Александра Орта, который дал добро на строительство паркинга по фальшивому плану, Игорю Михайловичу стоило бы чаще вспоминать о своих прямых обязанностях. Которые заключаются не в крышевании нечистоплотных застройщиков, а в пресечении их беззаконий.

Чтобы выполнить свои обязанности господину Метельскому даже не обязательно создавать очередную комиссию. Достаточно взять в руки три документа, которые ему прекрасно известны. Это отрицательное заключение Центра Государственной экспертизы от 9 июля 2007 года за номером 445-2007, где от застройщика требуется «дать расчет парковочных мест для постоянного и кратковременного хранения автотранспорта», чего он так и не соизволил сделать. Это уже упоминавшееся письмо прокурора Пелевиной в котором признается, что размещение паркинга не соответствует градостроительному плану. И наконец, это отрывок из постановления оперуполномоченного Приморского УМВД Марченко сообщающего, что «со слов главного специалиста СГСНиЭ (То есть Стройнадзора — Л.И.) размещение паркинга на данной территории противоречит градостроительным нормам, и в случае предоставления подлинного плана в СГСНиЭ в разрешении на строительство было бы отказано».

Три столь однозначных документа более чем достаточный повод, для того чтобы употребить власть и наконец установить: каким образом Стройнадзор выдал положительную экспертизу на проект, представленный фальшивым градпланом с очевидными нарушениями СНиП, при отсутствии 99% положенных временных парковочных мест,  не говоря уже о грубейшем пренебрежении техникой безопасности. Часть незаконного платного паркинга находится в запретной зоне рядом с подстанцией, в случае аварии на которой счастливый владелец 1,3 -миллионного места может лишиться не только любимой машины, но и жизни.

Неужели господин Метельский все знал, и подмахнул текст, пытаясь легализовать фальшивый документ? Возможно, ибо в своем стремлении защищать интересы Резвова и Берсирова, он зашел так далеко, что в ответ на жалобу жильцов о незаконной продаже временных парковочных мест (являющихся общедолевой инфраструктурой), заявил, что законодательство не запрещает продавать застройщику места на стоянках третьим лицам. Видимо Игорь Михайлович до сих пор остался в лихих 90-х годах, когда торговля чердаками и подвалами, относящимися к общедолевой собственности, расцветала особенно бурно.

Сейчас он на вопрос о местах временного хранения автомобилей на голубом глазу причисляет к ним паркинг, являющийся местом их постоянного хранения, но забывает, что застройщик не имеет никакого права использовать для возведения частного паркинга, территорию, предназначенную для размещения мест временного хранения. Застройщик обязан обеспечить дольщиков положенным числом временных парковочных мест, а уж потом строить постоянные стоянки – причем на свои деньги и на законно отведенной под строительство территории.

Резвов и Берсиров получили разрешения наплевать на этот порядок, и если подпись  вице-губернатора поставлена сознательно, хочется разобраться: не поделились ли  кое с кем застройщики доходами от незаконного паркинга? Или готовятся поделиться от продажи оставшегося 21 машино/места  по ценам незаконного паркинга, эдак за 27-28 миллионов рублей?

Проявивший излишнее рвение при защите их бизнеса начальник Стройнадзора Александр Орт уже лишился насиженного кабинета.Говорят перед уходом, он завещал подчиненным «сохранить традиции, которые позволили нам с вами заслужить авторитет среди жителей нашего города». Какие именно жители тут имеются в виду понятно, и как раз о двоих из них эта статья и написана. А готов ли пожертвовать своим постом ради их благополучия Игорь Метельский покажет ближайшее будущее. Пока же ему стоит помнить, что расследование истории с фальшивым градпланом продолжается. Да и слишком занятых дружеским общением с бизнесом и менее дружественным с прессой чиновников, начинают понемножку вычищать с насиженных местечек. Некоторых даже сажают, а потому письмо к начальству со словами «Увольте меня, дурака!» для кое-кого будет лучшим выходом.

Леонид Извольский