Черно-бурая монополия

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Черно-Бурая Монополия»)
Перейти к: навигация, поиск


Группа МДМ готова перекроить реформу РАО ЕЭС "под себя"

1048003600-0.jpg Утвержденный на прошлой неделе Советом Федерации план реформирования РАО ЕЭС может получить неожиданное развитие. Сюрприз подготовила подконтрольная Андрею Мельниченко и Сергею Попову Группа МДМ. Являясь монополистом на рынке энергетических — их еще называют бурыми — углей, Группа осуществила массированную скупку активов РАО и теперь готова перекраивать реформу под себя.

Одной из задач преобразования РАО ЕЭС «отец» энергореформы Анатолий Чубайс называл появление у компании стратегического инвестора. Однако еще до вступления реформы в практическую фазу такие инвесторы у РАО уже появились. Причем совсем не оттуда, откуда они, по замыслам Чубайса, должны были прийти. В их числе — владельцы Группы МДМ Андрей Мельниченко и Сергей Попов, которые в мае собираются баллотироваться в совет директоров энергетической монополии от некоего пула российских и западных инвесторов.

По разным оценкам, компании Мельниченко и Попова сейчас контролируют от 6% до 12% уставного капитала РАО ЕЭС и крупные пакеты акций порядка 10 АО-энерго. Аналитики подсчитали, что на скупку энергетических активов Группе МДМ пришлось потратить не менее $850 млн.

Основная цель ее прихода в энергетику связана непосредственно с бизнесом Мельниченко—Попова. Дело в том, что сегодня именно Группа МДМ является практически монопольным производителем энергетических углей — на ее долю приходится 70% российской добычи этого вида топлива. Заняв важные позиции в энергохолдинге уже на нынешнем этапе, Группа определенно попытается обеспечить своему товару надежный и выгодный рынок сбыта.

Смена приоритетов

Сегодня в Группе МДМ уверяют, что сопоставимые с годовым оборотом их бизнеса деньги на скупку энергетических активов были потрачены не на усиление позиций одного из направлений бизнеса (у Группы есть еще два — трубный и минерально-химический — холдинга), а использованы в качестве самостоятельных инвестиций.

Но большинство аналитиков в это не верят — слишком уж разные интересы у этих направлений. Например, чем выше цена на газ, тем ниже рентабельность «Еврохима», для которого газ является основным сырьем. А вот уголь при повышении цены на газ, напротив, начинает пользоваться большим спросом.

Для того чтобы лоббировать в совете директоров РАО ЕЭС те или иные вопросы, Группе МДМ нужно определиться со своими приоритетами. И,похоже, она с ними уже определилась. Дело в том, что изначально вес трех направлений бизнеса Группы МДМ был не равен. Если в трубной и химической отраслях компании приходилось вступать в борьбу с сильными конкурентами, то в угольном бизнесе конкуренция оказалась не так сильна. СУЭК «Байкалуголь», повторим, уже сейчас контролирует более 70% российской добычи энергетического угля. Поэтому неудивительно, что в прошлом году Группа МДМ продала 33% своих акций ТМК гендиректору Северского трубного завода Дмитрию Пумпянскому. Некоторые эксперты полагают, что в ближайшее время вслед за ТМК может быть продан и «Еврохим». Минерально-химический бизнес сейчас переживает период спада, и почти все предприятия отрасли несут убытки. «Еврохим» начинает тяготить Группу МДМ. По слухам, Мельниченко и Попов вели переговоры о продаже этого бизнеса с «Русским алюминием» и американским концерном Cargill. Правда, Сергей Попов в ответ на предположение о продаже «Еврохима» ответил так: «Вранье. Если при создании ТМК у нас появился миноритарный акционер — Пумпянский, то в «Еврохиме» все семь заводов на 100 процентов наши. Глупо продавать какой-то полуфабрикат, мы должны закончить реорганизацию холдинга». Таким образом, слухов о планах продажи бизнеса Попов не опроверг, а лишь уточнил сроки.

Поэтому вполне очевидно, что Мельниченко и Попов решили сосредоточиться на концентрации угольных и энергетических активов.

В конце прошлого года бизнесмены начали упорядочивать деятельность СУЭКа. Например, в угольном холдинге образованы региональные филиалы, через которые проходят финансовые потоки от сбыта продукции и выплачиваются местные налоги. Сейчас завершается слияние СУЭКа с его «дочкой», угольным трейдером «Росуглесбыт».

Группа МДМ, принадлежащая в равных долях Андрею Мельниченко и Сергею Попову, была создана в 2000 году для управления несколькими десятками купленных предприятий. Суммарный оборот предприятий Группы за прошлый год превысил $3 млрд.

Сегодня в состав Группы входят три холдинга.

1. Трубная металлургическая компания, ТМК (МДМ принадлежит 33% ее акций), которой, в свою очередь, принадлежат Синарский трубный завод, Северский трубный завод, «Тагмет» и Волжский трубный завод.

2. Минерально-химическая компания «Еврохим» (МДМ принадлежит 100% акций), состоящая из компаний «Невинномысский Азот», «Лифоса» (Литва), Ковдорский ГОК, «Новомосковский Азот», «Белореченские минудобрения», «Фосфорит».

3. Сибирская угольно-энергетическая компания (СУЭК) «Байкалуголь» (у МДМ контрольный пакет), в которую входят «Востсибуголь», «Читауголь», «Красноярская угольная компания», «Хакасуголь», «Черногорская угольная компания». Миноритарные пакеты СУЭК имеет в компаниях «Воркутауголь», «Интауголь» и «Гуковуголь».

Власть в Коми

Очевидно, что с переносом внимания Группы МДМ на угольный бизнес сама стратегия его развития вряд ли изменится — как и сейчас, основой останется добыча энергетических углей, целевым потребителем которых является РАО ЕЭС.

В будущем участие Группы в добыче бурых углей с нынешних 70% может увеличится еще больше.

Сейчас СУЭК входит в число миноритарных акционеров «Гуковугля» (Ростовская область), «Воркутаугля» и «Интаугля» (Коми), и есть все основания утверждать, что в миноритариях Группе пребывать здесь осталось недолго. В случае с «Гуковуглем» (годовая добыча 5,3 млн. тонн) контроль Группы может быть установлен следующим образом. Дело в том, что нынешний владелец контрольного пакета — «Русский уголь» — задумывался как совместный проект «Роснефти» и Межпромбанка. Но в прошлом году «Роснефть» альянс покинула, чем сильно подорвала его финансовую мощь. Если обещанных вложений в ростовскую компанию — а это $15—20 млн. — сделано не будет, Группа МДМ при помощи поддерживающей его обладминистрации сможет оттеснить команду конкурентов от управления «Гуковуглем». Группа МДМ является также самым серьезным претендентом на контроль над угольными предприятиями Коми, за год в совокупности добывающими 18,8 млн. тонн коксующихся и энергетических углей. В конце прошлого года МДМ совместно с правительством Коми учредила управляющую компанию «Печоруголь», контролирующую добычу на «Воркутаугле» и «Интаугле». В обоих этих объединениях властям Коми принадлежат миноритарные пакеты акций (21,89% и 25% соответственно), остальное — в федеральной собственности. Однако федеральный пакет в обозримом будущем, скорее всего, приватизируют. На такое предположение наталкивает то, что при создании управляющей компании-оболочки «Печоругля» МДМ внесла в качестве своей доли (а это 75% минус одна акция, остальное принадлежит администрации Коми) $30 млн. Как можно догадаться, эти-то деньги и есть верная гарантия победы МДМ на аукционе при приватизации госпакета (впрочем, даже если приватизация и отложится на неопределенный срок, ничто не мешает Мельниченко с Поповым извлекать свой «гешефт» из нынешнего положения — фактического владения госпакетом). Если Группа МДМ добьется контроля над предприятиями в Ростовской области и Коми, из крупных производителей энергетических углей за пределами внимания МДМ останется фактически только «Кузбассразрезуголь», обеспечивающий не более 5% добычи энергетических углей. Таким образом угольный холдинг МДМ превратится из доминирующего игрока на рынке энергетических углей в монопольного поставщика сырья для энергетиков.

Место у топки

Такая стратегия развития Группы неминуемо привела к тому, что Мельниченко и Попов намерены стать активными игроками и на самом рынке электроэнергетики. По данным аналитиков, структуры Группы МДМ приобрели крупные пакеты акций практически во всех энергосистемах Дальнего Востока и Восточной Сибири. В числе последних покупок — пакет акций «Омскэнерго» (приобретен у «Сибнефти»). Исключение из сферы влияния МДМ составляет «Иркутскэнерго» (контролируется СУАЛом и «РусАлом») и «Красноярскэнерго» (крупный пакет акций выкупил «Норникель»). Впрочем, по мнению осведомленных источников, «Норникель» приобрел пакет акций красноярской энергокомпании с целью дальнейшего размена. И в будущем контроль над «Красноярскэнерго» также может отойти к Группе МДМ. Аналитик банка «Зенит» Сергей Суверов считает, что представители Группы МДМ будут лоббировать через РАО увеличение доли угля в топливном балансе ЕЭС России. Сейчас эта доля составляет всего 26%, хотя еще в 2000 году превышала 30%.

Впрочем, пока — даже несмотря на падение доли угля в энергетике — СУЭКу удается договариваться с энергетиками о поставках. Однако после реформирования энергетики договариваться придется уже с частным бизнесом, а это заведомо сложнее, чем с легко «мотивируемыми» гендиректорами АО-энерго. Ведь уже сейчас в некоторых энергосистемах подумывают о замещении угля СУЭКа на альтернативные источники. В частности, «Бурятэнерго» и «Иркутскэнерго» ведут переговоры с компанией «РУСИА Петролеум» о заключении долгосрочного контракта на поставки газа с Ковыктинского месторождения. В такой ситуации вхождение Группы в собственно энергобизнес становится для нее жизненно необходимым. Что МДМ делает уже сейчас через скупку пакетов акций энергосистем. Не исключено, что свою долю в РАО ЕЭС (уже названные 6—12% акций) Группа, скорее всего, также постарается разменять на активы генерирующих станций, работающих на угле. Член совета директоров РАО ЕЭС Александр Бранис тоже считает, что вхождение Группы МДМ в энергетику — «это способ получить добавленную стоимость от реализации угля. К тому же энергетические активы сейчас дешевые. Меня беспокоит то, что эти акционеры РАО одновременно являются его контрагентами, — говорит он. — Беспокойство понятно, поскольку речь может пойти о возможном при таком раскладе переводе станций с газа на уголь. Требовать проведения каких-то официальных расследований, скорей всего, бесполезно. Учитывая сложную корпоративную структуру, будет трудно проследить связь между Поповым и Мельниченко и активами какой-то угольной компании».

Глава антимонопольного комитета Илья Южанов не так давно говорил, что МАП более активно станет изучать таких склонных к монополизации игроков на рынке, как Мельниченко. Что самое любопытное, в МДМ, похоже, предусмотрели подобное развитие событий. Может быть, они хотят, чтобы их признали монополистами, говорит источник, близкий к Группе. Государство при таком раскладе возьмет под контроль естественную монополию. Но от этого бизнес-статус Мельниченко, скорее, не потеряет, а неизмеримо возрастет. Одно дело — просто олигарх, а другое — олигарх—глава естественной монополии.

ПРОФИЛЬ

origindate::18.03.03