Черные мантии выгнали белые халаты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Ради судей Верховного и Арбитражного судов руководство Санкт-Петербурга закрывает одну из лучших больниц города на Неве 

63199-150x83.jpgОдин из лучших в Северо-Западном регионе России клинических центров передовых медицинских технологий нежданно-негаданно оказался под угрозой закрытия. Знаменитая санкт-петербургская больница № 31, больше известная как «Свердловка», где прежде лечились партийные и хозяйственные руководители, ветераны войны, депутаты, а с 1990-х годов наряду с ними стали проходить обследования и поправлять здоровье и рядовые пациенты, приглянулась управделами президента РФ Владимиру Кожину. 

В канун Нового года управляющий провел совещание с участием, в том числе, питерского губернатора Георгия Полтавченко. Которому и повелел: «Оперативно решить вопрос с переводом пациентов в другие стационары города». Когда об этом узнали сотрудники больницы, то, образно говоря, схватились за головы.

В «Свердловке» (до середины 1990-х годов она носила имя Якова Свердлова) одновременно проходят лечение 400-420 пациентов. В том числе тяжелобольные. Среди них – дети с онкологическими заболеваниями.

Отделение детской онкологии и гематологии считается едва ли не лучшим в России. Несколько лет назад оно было реконструировано. В нем установили самую современную на сегодня дорогостоящую импортную аппаратуру. В отделении проводится как лечебная, так и большая научная работа. Да и все корпуса клинического центра реконструированы за счет города в первом десятилетии 2000-х годов. Большая часть оборудования здесь – последние достижения медицинской техники. Обошлись они городу в миллиарды! Что же такого вдруг случилось, что теперь все это хотят демонтировать, а больных и медперсонал, кстати, подбиравшийся главным врачом с особой тщательностью, исходя из профессиональных качеств и опыта медиков, «раскидать» по разным городским стационарам?

А вот что случилось. Еще минувшей осенью президент РФ Владимир Путин принял решение о переводе из Москвы в Петербург Верховного и Арбитражного судов. А это не только сами «люди в мантиях», но и их весьма многочисленный аппарат. Трудиться будут они, как уже подтвердили в Управделами главы государства, в историческом здании Биржи на Стрелке Васильевского острова. Жить – в десяти минутах ходьбы оттуда, на Набережной Европы близ Биржевого и Тучкова мостов. В самом центре Петербурга!

Но где-то же им, таким важным, надо еще и лечиться? Не в общедоступных же городских больницах?

Тут-то глава управделами Кожин и вспомнил о Крестовском острове, соседствующим с Каменным. Последний уже давно превратился в элитный. Там чередой, одна за другой, идут правительственные дачи и особняки современных нуворишей, в том числе, кстати, самогоКожина. При Валентине Матвиенко была попытка закрыть Каменный остров для сквозного проезда автотранспорта с «неправильными» номерами (то есть не принадлежащего тем, чьи дома здесь расположены). Не вышло – автолюбители устроили настоящий бунт, пригрозив перекрыть дороги.

Одной из причин, почему глава города «прислушалась к ним», стала как раз «Свердловка», занимающая территорию в 8 га. Четыреста пациентов основного корпуса площадью 38 800 квадратных метров, около полутысячи ежедневных амбулаторных посетителей, сотни тех, кто ездит сюда на консультации и проведать близких, не говоря уже о персонале, — от них как закроешься?..

KMO 116052 00034 1 t208-346x500.jpg

Владимир Кожин. Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Теперь вот придумали — как. В документе за подписью Кожина говорится: «Продолжить работупо формированию концепции размещения Верховного суда РФ и Арбитражного суда РФ в г. Санкт-Петербурге… Медицинское обеспечение планируется на базе больницы № 31 Санкт-Петербурга. В период ее предстоящей реконструкции необходимо сохранить социально-важные для города отделения, их персонал. Министерству здравоохранения совестно с Администрацией Петербурга в 2-х недельный срок предложить варианты перебазирования больничного оборудования и изменения места работы медицинского персонала».

- Слухи о том, что нашу клинику хотят расформировать, ходили с середины декабря, но мы им не верили, — сказала «СП» Елена Константиновна Ш., из приемной главного врача. – Ведь у нас не так давно завершилась модернизация всех корпусов… Столько средств на нее потрачено… И что ж, ломать все теперь?.. Мы решили, что те, кто эти слухи разносит по городу, просто чего-то недопоняли или делают это нарочно.

«СП»: — Но сейчас уже понимаете, что все всерьез? Вас действительно думают расформировать. Это пусть и не впрямую, но подтверждают в городском комитете по здравоохранению.

- Пока никаких официальных документов на этот счет у нас нет. И мы, честно скажу, сами ничего толком понять не можем.

В комитете по здравоохранению в конце прошлой недели прошло совещание с участием глав пяти городских стационаров. Вопрос обсуждался с ними только один: смогут ли «вместить» их отделения нынешних пациентов клинического центра № 31?

Узнав о внезапно повисшем над «Свердловкой» «судейском мече», депутаты питерского парламента немедленно отправили запрос губернатору Полтавченко. Под бумагой подписалось двенадцать народных избранников, в основном из фракций «Яблоко» и «Справедливая Россия».

- Губернатор ответил оперативно, и кратко: «Никаких решений о передаче больницы в Управделами нет», — сообщил «СП» по телефону депутат Вячеслав Нотяг («Яблоко»). – Как теперь выясняется, лицемерил. Вместо того, чтобы немедленно поднять на ноги весь депутатский корпус, всю городскую общественность. Время в данном случае чрезвычайно важно! Город отстоял не так давно Военно-медицинскую академию. Именно потому, что боролись за нее всем миром. В данном случае действовать надо так же. Если для переезжающих в Петербург судей нужен свой медицинский комплекс, пусть им его построят, какие проблемы? Зачем трогать клинику с традициями, с аппаратурой, на приобретение и установку которой затрачены миллиарды рублей? И это – «оптимизация средств», о которой так любит говорить власть? Что за манеру они себя взяли, все эти судьи – Конституционного, теперь Верховного и Арбитражного судов? Строить дворцы да коттеджи в историческом центре нашего города? Стройте на окраинах, осваивайте новые территории, город вам скажет за это только спасибо.

Коттеджи Конституционного суда, о которых обмолвился Вячеслав Онуфриевич, расположены минутах в двадцати ходьбы от «Свердловки». Это закрытый городок, выходящий на Малую Невку – место тихое, живописное. Прежде любовались им все желающие горожане и, конечно, те, кто жил там не один десяток лет в двух-трехэтажных малоквартирных домах. Выселили всех – в окраинные новостройки. Малоэтажки снесли. Выстроили коттеджный городок. Обнесли его высоченным забором, дорожными запретными знаками: не мешать судьям думать!

Судьи КС РФ, между тем, бывают в своих питерских особняках очень редко, максимум два-три раза в неделю. Как признавался корреспонденту «СП» один из них, «основная работа остается в Москве. Здесь, в Питере, лишь – участвуем в заседаниях». Поучаствовали, сели в поезд или самолет, и – домой, в столицу.

- То, что творится, конечно, безобразие, что тут говорить, — согласился прокомментировать ситуацию с клиническим центром № 31 Владимир Хавинсон, геронтолог, член-корреспондент РАМН, директор Института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН. Этот институт много лет арендует один из корпусов больницы № 31, являясь, одной стороны, самостоятельной «единицей», с другой, в сущности, — неотъемлемой и составляющей ее частью.

- У нас все только и обсуждают эту невеселую новость, — продолжает профессор Хавинсон. — Я не буду говорить о моральной стороне дела, о том, что оставить тысячи пациентов без привычного для них лечебного учреждения это значит дополнительно травмировать их. А ведь всякая медицина создана в первую очередь для людей и ради людей, в их интересах. В данном же случае речь идет об интересах весьма ограниченной группы людей, состоящих «при должности».

7db5c239166299469199ee2106126dff-500x375.jpgВпрочем, обсуждать действия власти я не буду. Это все равно бесполезно, а врагов себе наживешь. Тут надо исходить из того, что на приобретение и установку уникального оборудования 31-й больницы вложены за последние годы огромные, я подчеркиваю, огромные деньги. Чтобы теперь снять все, перевезти в другие помещения, средств потребуется не меньше, а то и значительно больше. Надо будет вызывать из-за рубежа представителей фирм, поставивших медицинскую аппаратуру, заключать с ними новые договоры, и т.д. Это что ж, гуманно? Оптимизирует финансирование? Или у нас его так много, что, как говорил герой одного известного фильма: «Да берите, не жалко»? Не по государственному!

Справка «СП».

Нынешний клинический центр передовых медицинских технологий №31 был основан в 1894 году по ходатайству Ее Императорского Высочества Евгении Максимилиановны – принцессы Ольденбургской как лечебница для малоимущих. С 1921 года больница Общины св. Евгении стала носить имя одного из советских лидеров Я.М. Свердлова. Вплоть до середины 1990-х годов обслуживала партийных, советских и хозяйственных руководителей Ленинграда и области, а также ветеранов партии. Здесь работали крупнейшие ученые и ведущие медики города. Персонал слыл «вышколенным», условия для пациентов – «идеальными».

В годы Великой Отечественной войны на базе «Свердловки» был развернут эвакогоспиталь №51.

С 1975 г. располагается в одном из красивейших мест Петербурга — на Крестовском острове, в экологически чистой парковой зоне, где специально для нее выстроили современный лечебно-диагностический комплекс с многопрофильным стационаром на 405 коек и поликлиникой. Здесь открыты отделения детской онкогематологии и пересадки костного мозга, хирургического лечения нарушений ритма сердца, в том числе у детей, отделения пересадки почек и гемодиализа. Центр передовых медицинских технологий стал во многом уникальным не только для города, но и для всего Северо-Западного региона лечебным учреждением. Пройти здесь обследование и лечение может теперь любой желающий – как на бюджетной основе, так и платно. «Прикрепленными» остаются ветераны войны и труда, почетные граждане города, депутаты, чиновники высшего и среднего звена.

Оригинал материала: "Свободная Пресса"