Черные риэлторы Москвы действуют с особой дерзостью

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Gagarinskij 200.jpg

Все помнят недавнюю трагическую историю гибели режиссера-документалиста Тамары Якжины. И вот уже новый скандал вокруг лакомой недвижимости разразился в Москве.


Художницу Татьяну Куликову, жительницу дома в Гагаринском переулке - в самом центре Москвы, продали вместе с домом, ограбили и чуть не отправили в психиатрическую клинику из-за двух ее комнат в историческом доме. А бывший хозяин квартиры на Б. Академической, на которую она ЯКОБЫ "разменяла" свои комнаты еще в ноябре 2014 года, пропал без вести (!)



Зачистка по-московски


Невозможно предположить, что эти деяния совершены без участия должностных лиц - ведь, например, договор мены недвижимости зарегистрирован в Росреестре - ЯКОБЫ при личном присутствии (!) Татьяны Ивановны. При этом в МФЦ Хамовников нет никаких сведений об смене собственника. Татьяна Ивановна ничего не подписывала, ни в каких сделках не участвовала и не давала доверенности на совершение сделки.

Всему этому кошмару при участии черных риэлторов предшествовала не менее чудовищная история захвата дома в Гагаринском переулке, который сопровождался гибелью и исчезновением жителей. Однако местные органы полиции, как выяснилось, в течение многих лет игнорировали происходящее.

Нужно распространить эту историю как можно более широко, ведь охота на людей продолжается и приобретает все более тотальный характер по всей Москве!

Прошу особого внимания к этой истории.

История дома, из которого выживают художницу Т.И.Куликову…

Татьяна Ивановна Куликова

От редакции. Наши читатели переживают за судьбу Татьяны Ивановны Куликовой, православной художницы, обратившейся за защитой к Президенту России В.В. Путину. Сегодня мы публикуем журналистское расследование, описывающее историю захвата дома N 9/5 по Гагаринскому пер. в Москве.

  • * *

В арбатских переулках стоит трехэтажный особнячок, в котором всего-то 4 квартиры и известный в 90-е годы небольшой ресторан «Гранд-Имперiал», где московский градоначальник Ю. М. Лужков принимал мэров европейских столиц и мэров российских городов; ресторан имеет первый в России сертификат качества ISO-9001, первое место среди ресторанов Москвы в год 850-летия столицы.. Одну квартиру из четырех занимает семья, владеющая рестораном. Еще две купил некий богатый человек Эдуард Бархо, который некогда проживал в одной из коммуналок этого дома. В четвертой - семья иконописцев со своей мастерской.

Эдуард Бархо хочет иметь весь дом. С рестораном. Очень хочет.

Перед читателями, смеем думать, редкая - и детективная, и драматическая - история из серии «передела собственности». Мы уже привыкли и смирились с тем, что деньги и грубая сила побеждают. Настоящая история, еще не законченная, позволяет проследить - шаг за шагом - как же это делается: когда нельзя, но очень хочется, да при том еще и лицо как-то надо сохранить. Но результат, похоже, не предрешен...

Счастливая предыстория

Старый трехэтажный особняк, о котором идет речь, стоит на углу Гагаринского и Чертольского переулков, что в двух шагах от метро «Кропоткинская». Это то, что называется «исторической застройкой»: не памятник архитектуры, но свидетель целого ряда примечательных московских событий трех веков. Проходя по Гагаринскому переулку от метро, вы увидите, что на первом этаже этого дома находится ресторан «Гранд-Имперiал». Небольшой, наверное, уютный ресторан, подумаете вы, как и должно быть в старых арбатских переулках...

Между тем, все здесь необычно. И все, если хотите, чудо. Чудо то, что этот особнячок, теснимый со всех сторон престижной застройкой, еще уцелел. А ведь его планировали снести еще в советское время. Большую часть жителей уже расселили, но тут началась «перестройка»... В старых московских коммуналках остались самые неспешные, о которых и пойдет речь.

Конец 80-х. Первый этаж этого сто лет не ремонтировавшегося дома предлагают под кафе то одному, то другому предпринимателю. Однако, вид двух больших, но убогих, освободившихся коммуналок, подвал с крысами отпугивает многих. Согласился обустроить это место и привести его в приличный вид москвич с Преображенки Даниил Павлович СУХАЧЕВ, известный московским властям как профессионал, в том числе организатор, ресторанного дела: директор ресторана «Гавана», ответственный за организацию питания спортсменов и гостей Московской Олимпиады 1980 года и т. д. - Даниил Павлович практически спас старый дом, предназначенный под снос, - говорит жительница этого дома, художник-иконописец Татьяна Ивановна Куликова.

- Он не просто преобразил весь первый этаж, сделав на месте двух коммунальных квартир уютное кафе, но из грязного подвала сделал еще один этаж, приспособленный под деловые и подсобные помещения; поменял в доме трубы, обустроил тротуар, даже фонарь поставил, как в старые времена.

В доме появился хозяин. Не просто богатый человек из «этих новых», но приличный, образованный русский человек, хороший сосед. Как, например, он решил свою жилищную проблему? Чтобы занять квартиру над кафе (конечно коммунальную), он расселил ее за свой счет, вернее, за счет семейных квартир - своей на Преображенке и родительской. В те времена - путем обмена. Не напрягая городских властей».


В скором времени кафе сменил ресторан высокого уровня (как говорил Даниил Павлович, «надо же было как-то профессионально расти...»). Название - «Град-Имперiал» - пришло, что называется, само собой: когда раскапывали и обустраивали подвал под домом, нашли золотой Царский Имперiал...


Супруга Даниила Павловича Роза Олеговна, образованная привлекательная женщина, сотрудник Интуриста со знанием языков, оставив свою, по тем временам престижную работу, начинает помогать мужу и осваивать ресторанное дело. Она занимается рестораном как таковым, его дизайном, представлением его на городском уровне и пр. И дела у нее под опытным руководством идут более чем успешно.

В 1993 году «Русский ресторан-салон Гранд-Имперiал» (ООО ПАРАДА) получил первый в России сертификат качества ISO-9001. То есть наравне, например, с фирмой TOHSIBO... Затем еще одно приметное достижение: в год 850-летия Москвы, то есть 1997 г. ресторану «Гранд-Имперiал» присуждается Первое место на конкурсе кулинарного искусства.

- Первое место нам было присвоено квалифицированной комиссией за так называемый «тематический стол», - говорит Роза Олеговна, - мы воспроизвели, можно сказать реставрировали, рецепт Царского меню, меню Бенуа к Царскому столу на торжествах в честь 300-летия Дома Романовых, 1913 г.».

Небольшой уютный ресторан такого уровня был рекомендован московскому мэру. В течение ряда лет Ю. М. Лужков в неформальной обстановке принимает здесь своих коллег: мэров европейских столиц и мэров российских городов.

Наконец, на пике общественного признания, состоявшуюся женщину- предпринимателя Семейного частного предприятия «Русский ресторан-салон Гранд-Имперiал» Розу Олеговну приглашает на президентский прием в Кремль В. В. Путин 7 марта 2001 года. Со всей России женщин-предпринимателей такого уровня набралось всего 26 человек.

Роза Олеговна - на Олимпе, а Даниил Павлович как будто - в тени. Он действительно несколько отошел от ресторанного дела, «взвалив» его на жену. И занялся тем, к чему давно лежала его душа. Прослышав, что на конефермах Средней Азии из-за отсутствия кормов знаменитых «ахалтекинцев» режут на мясо, он со своими знакомыми коневодами - и любителями, и профессионалами - устремился в Среднюю Азию спасать «ахалтекинцев». И он пригнал их в Москву. Арендовав в Подмосковье кусок земли, устроил там конеферму - как и ресторан - высокого класса: с манежем и прочими атрибутами хорошего предприятия...

Любопытная историческая аналогия. Дом 9/5 по Гагаринскому пер., где и обосновался Даниил Павлович с семьей, стоит на месте другого дома, в котором в 30-40 годах ХVIII века жил князь Александр Куракин, который и завез в Россию ахалтекинскую породу лошадей. К тому же, ежели сказать по-старому, мы говорим о доме, что находится в Староконюшенной слободе. В начале 90-х годов ХХ-го века лошади вернулись в слободу не только конефермой Даниила Павловича. Живописные полотна со спасенными им лучшими ахалтекинцами и сегодня украшают стены ресторана «Гранд-Имперiал».

Счастливую предисторию этой счастливой и деятельной семьи, в которой подрастал сын Павел, (сейчас ему 26 лет), можно было бы и продолжить, рассказав о ее благотворительной деятельности. Так, Даниил Павлович был казначеем приходской общины храма свщч. Власия, что в Староконюшенном переулке. Это его стараниями заказаны на ЗИЛе, куплены и установлены на колокольню храма колокола... Продолжить предысторию можно, тем не менее, на этой ноте мы ее завершим. Статья - не книга - она призывает к краткости.

Домочадцы

В доме 9/5 по Гагаринскому пер. после обустройства в нем кафе, а потом ресторана, осталось всего 4 квартиры, одну из которых (N 6) и занимал Даниил Павлович с семьей (ресторан и его квартира - это половина дома). Ко времени пика описываемых событий - 2001 года, когда Розу Олеговну принимал сам президент, две квартиры купил некто Эдуард Бархо (запомним это имя), бывший некогда жителем коммунальной квартиры N 7.

Как вспоминают старожилы, отец его Сергей Бархо, ассириец по национальности, в советское время, дабы обосноваться в Москве, женился на женщине, звали ее Лидией, проживающей в этой квартире. Когда прошел слух о расселении, новоявленный муж уговорил жену развестись, чтобы получить две квартиры. Случилось так, что Лидия по расселении квартиры уехала, а предприимчивый ассириец, как-то утратив к ней интерес, остался с сыном Эдуардом жить в центре.

Эдуард подрастает и становится деловым, очень деловым, и богатым человеком. Не все у него, правда, ладится. В 1999 году в отношении его было возбуждено уголовное дело (N 142044) по факту хищения нескольких миллионов долларов США из московских банков. Судя по всему, дело не кончается ничем: Эдуард Сергеевич остается на свободе и человеком богатым. Он покупает две квартиры в доме, где и проживал (кв. N 7 и N 9).

Одну - на свое имя, другую - на имя своей жены Светланы Бархо.

Ни в одной из этих двух квартир Эдуард Сергеевич с семьей не живет, никак их не обустраивает. Судя по всему, эти квартиры его не интересуют. Его интересует ВЕСЬ ДОМ... Да-да, вместе с прославленным рестораном. Дом становится его страстью. А страсть, как тот Молох, требует все новых жертв. Но Эдуард Сергеевич перед ними не останавливается.

Итак, Эдуарду Бархо принадлежат две из трех квартир. Осталось заполучить третью, кв. N 8... Четвертая принадлежит Даниилу Павловичу. На первый взгляд с квартирой N 8 больших хлопот не предвиделось.

Живут в пятикомнатной коммунальной квартире супруги иконописцы с сыном, да престарелая бабулька. Стараниями Эдуарда Сергеевича две комнаты этой квартиры уже числятся как нежилые. Вскоре умирает и старушка - Каретникова Мария Ильинична. Комната ее, в обход семьи иконописцев Татьяны Ивановны и Сергея Александровича Куликовых, которым она должна была отойти под иконописную мастерскую, становится собственностью Эдуарда Бархо.

Табуреточка, как говорится, поставлена. Но дальше - сбой за сбоем. Не удается выкупить квартиру у иконописцев, и все тут! И ведь до сих пор ничего не получается... А дело все в том, что квартира эта - особенная. Если трехэтажный особняк на Гагаринском до сих пор стоит на своем месте, то может быть квартира N 8 и его жители как хранители истории этого места - его и держат...

Напомним, дом 9/5 стоит на углу Гагаринского и Чертольского (от слова «черта» - граница Белого и Земляного города) переулков. Чертольский пер. ранее назывался Божедомкой, так как в переулке этом был «убогий дом» - морг, Спасо-Божедомские катакомбы, где находили упокоение люди, бывшие в Москве проездом и нашедшие здесь нечаянную смерть. Все строения на Божедомке, в том числе и дом N 9/5 по Гагаринскому пер., были во владении Спасской церкви (на ее месте в 30-е годы ХХ в. появилась школа). В этом доме жил церковный причт, располагалась богадельня для престарелых женщин. Вспоминая о перипетиях своей молодости в мемуарах «Из пережитого» публицист ХIХ в., редактор газеты «Современные известия» Н. П. Гиляров-Платонов рассказывает, как в молодости давал в этом доме уроки внуку батюшки Божедомской церкви. Здесь жил композитор и музыкальный критик Н. Д. Кашкин, у которого бывал П. И. Чайковский.

В начале ХХ века квартиру эту купил дед Сергея Александровича Куликова - Иван Михайлович Бирюков, инженер-разработчик и непосредственный строитель Московского водопровода, Рублевской водозаборной станции. В 1910 году этот водопровод был признан лучшим в мире, а И. М. Бирюков удостоен звания почетного гражданина Москвы.

Квартира наполнена вещами, рассказывающими о прошлом - чертежные принадлежности деда, фотоальбомы. Художник-иконописец Сергей Александрович Куликов и родился в этой квартире. Он помнит, как в 30-е годы рушили церковь; как разрывали Божедомские катакомбы - кости валялись по всем переулкам; как батюшка снесенной церкви целыми днями ходил по пустырю; как в 40- годах во время бомбежек гибли соседние дома, а дом причта - 9/5 по Гагагинскому - сохранился. Дом выстоял в войну, не был снесен в 80-х, что-то держит его и сейчас.

После «советских уплотнений» за семьей С. А. Куликова осталось две комнаты, правда одна из них - бывшая старинная гостиная. Где-то с 1994 года эта квартира, вернее та ее часть, которая принадлежит семье Куликовых, превращается в мастерскую по реставрации икон и изготовлению хоругвей. В квартире бывают священники, и даже епископы, православные издатели и журналисты, иконописцы и скульпторы; монахи из дальних монастырей и прихожане московских храмов... У супругов Куликовых - 17 учеников, которые работают здесь поочередно.

Именно здесь написана «Богородица на облаке», отправленная потом в Буденовск (известно, что во время теракта Басаева православные видели Богородицу будто на облаке). В этой мастерской написана потрясающая по силе ее воздействия икона Саввы Сербского; Сербскому Патриарху Павлу в Косово из этой мастерской в 1999 г. была отправлена икона-хоругвь с изображением святого русского князя Александра Невского и святого сербского князя-мученика Лазаря; икона-хоругвь преподобномученицы В. К. Елисаветы Федоровны Романовой изготовленная в кв. N 8 этого старого дома, находится в храме Спаса Нерукотворного в Огареве, бывшем Ильинском, ныне загородной резиденции президента. Знает эту иконописную мастерскую и Иерусалимский патриарх Феофил, в покоях которого висит хоругвь Божией матери «Иерусалимская», изготовленная Татьяной Ивановной Куликовой.

Мы назвали некоторых, лишь самых видных обладателей икон-хоругвей, выполненных в уникальной технике письма (масляными красками!) по искусственному бархату. А сколько их разошлось по московским храмам и по храмам всей страны!.. Хоругви изготовляются и сейчас. Любопытная вещь - имеющий очи да видит! - две русские семьи, проживающие в кв. N 6 и N 8 - исключительно вписались в историю этого дома и этого места. Даниил Павлович Сухачев устраивает русский ресторан с его Царским меню, возвращает в Сторононюшенную слободу «ахалтекинцев», чем кланяется начинаниям князя Куракина, становится казначеем храма... Семья Куликовых, просто вросшая в этот дом своими корнями, и вовсе церковная - и по своей сути и по своим занятиям, ныне известная всей православной Москве. Немудрено, что семьи двух этих квартир подружились. Может быть через них дом-то и держится?

Настоящее историческое, для кого-то лирическое, отступление далеко не излишне. В этой «истории», на наш взгляд, и заключается причина того, почему ДОМ до сих пор держится и не живет по «понятиям» «передела собственности» и пр.

Вернемся, однако, к последовательному изложению современных нам событий. И напомним, что старинный дом 9/5 по Гагаринскому пер. стал страстью Эдуарда Бархо. А потому - домочадцам была объявлена

ВОЙНА

Объявляется она обеим семьям где-то с лета 2003 года. Причем, война ведется на физическое уничтожение. Или иначе - на освобождение дома от физических лиц. Если с противником нельзя договориться, от него надо избавиться как-то иначе. Продолжается эта война по сей день, в ней уже есть жертвы.

До начала «военных действий» проходит некоторый переходный период, атробстрел: Э. Бархо, купив комнату в кв. N 8, пытается заявить себя хозяином уже всего дома: без какой-либо разрешительной документации, без технического обследования дома, то есть незаконно и просто варварски (даже без установки лесов), начинает строить мансарду. В итоге дом дает трещины, начинает рушиться и признается аварийным... Идет 2002 год.

А далее читателям предлагается

Краткая хроника военных действий, учиненных Э. Бархо.

Явные и активные действия Эдуард Бархо начал с лета 2003 г. Для этого им была создана юридическая группа во главе с адвокатом Мишиным Александром Владимировичем, с участием адвокатов Тарасова Игоря Николаевича, Митькина Юрия Германовича, Алексеева Максима Владимировича, Новиковой Людмилы Е., Некрасовой Ольги Константиновны, Яремича А.А.

Война, повторимся, буквально на физическое уничтожение, ведется отдельно с каждой из двух квартирой, но логика уж больно похожая: в квартире N 8 в апреле 2004 г. умирает глава семьи, внук создателя московского водопровода - художник и иконописец С. А. Куликов. А за год до этого его сын Александр (по причине психического нездоровья не имевший постоянной работы и живший за счет отца) вдруг обзаводится деньгами, покупает дорогую компьютерную технику и начинает судебный процесс с целью отсудить у семьи комнату. Не иначе как для того, чтобы передать ее Э. Бархо. Так как последний к этому времени уже стал, как сказано выше, владельцем одной комнаты в этой квартире.

Юридически у Э. Бархо с кв. N 8 не все ладится: так, отсудить комнату Александру, даже с помощью адвокатов Бархо, не удается. Но вот люди начинают исчезать - буквально. Нелепый судебный процесс, затеянный психически нездоровым сыном, свел его отца, как мы уже отметили, в апреле 2004 г. в могилу. А через месяц исчез - просто ушел из дома и не вернулся - и сын Александр (розыскное дело N 6196 от 07.06.2004 г.). Осталась вдова - иконописец Т. И. Куликова со своей мастерской, известной на всю православную Москву...

Та же логика - война на физическое уничтожение семьи, но уже с захватом собственности - ведется и против семьи владельца ресторана Д. П. Сухачева, проживающей в кв. N 6.

В то время, как Александр Куликов пытается отсудить у отца комнату в кв. N 8, Бархо-многостаночник похищает жену Д. П. Сухачева и совладельца ресторана Розу Олеговну Зяйнетдинову. Ее сажают в машину и увозят вначале в гостиницу, а потом на специально снятую квартиру, где постоянно дают какие-то препараты, периодически избивают, запугивают угрозами в отношении единственного сына и мужа. От ее имени составляются документы, согласно которым она передает семейную собственность - квартиру и ресторан - третьим лицам. Ее возят к нотариусам, сотрудникам правоохранительных органов, заранее предупреждая, что все они люди Э. Бархо, ей показывают различных лиц, говоря, что это чеченские бандиты, которые также «дружат» с Э. Бархо...

Сухачевы - отец и сын неоднократно обращаются за розыском жены и матери. Но преступники представляют дело так, что Зяйнетдинова Р.О. добровольно ушла из дома. Причем, сотрудники правоохранительных органов как-то наивно верят в это и не спешат усомниться даже теперь, когда Роза Олеговна, усилиями мужа и сына, вырвалась на свободу и дала соответствующие показания. В этом плену Роза Олеговна, образованная женщина-предприниматель, специалист своего дела, со знанием иностранных языков, находилась - два года: с лета 2003 по лето 2005 года. Удивляться в этой истории надо только тому, что психический и физический организм Розы Олеговны справился с этим натиском.

Но атака на Даниила Павловича Сухачева велась не только через похищение жены и введением в дело поддельных бумаг на собственность за ее подписью. В декабре 2003-январе 2004 года мошенники переоформляют фирму Сухачевых на подставных лиц с использованием украденного паспорта гражданина Цветушкова А.А., которого назначают ее «директором». При этом нотариус города Москвы Рыбина Ольга Николаевна заверяет подпись Цветушкова А.А. и подтверждает, что удостоверена в его личности, то есть в личности человека, которого она (да и мошенники) никогда не видела.

Невиновность Цветушкова А.А. и его неучастие в захвате уже установлена следствием, что является одним из результатов борьбы Даниила Павловича. Но документы, между тем, подаются для перерегистрации в налоговые органы. Фирма переоформлена на третьих лиц - иностранные оффшорные фирмы. Известно, что для переоформления недвижимости нужны первичные правоустанавливающие документы на недвижимость, чтобы их представить в Учреждение юстиции по регистрации прав по г. Москве. Находятся они, естественно, у настоящего владельца - Даниила Павловича и - в единственном экземпляре. Но нотариуса города Москвы Левинскую Нину Алексеевну, отсутствие первичных документов не смущает (сразу видно - большой профессионал!). Ей достаточно копий документов на здание, якобы, снятых с подлинников.

Еще один (очень большой!) специалист 1 категории Учреждения юстиции по регистрации прав по г. Москве Ермолаева О.И. подтверждает в расписке, что дважды принимает документы на перерегистрацию недвижимости якобы у Цветушкова (она тоже должна удостовериться в личности сдающего документы), но сам Цветушков документы почему-то не сдает. При этом ею принимаются поддельные документы БТИ. (Это также уже установлено следствием). Но и это не все. Еще один доверчивый служитель Фемиды - регистратор Учреждения юстиции по регистрации прав по г. Москве Шепевелева И.В. 26.03.04 выдает свидетельство о перерегистрации недвижимости на третью фирму.

В начале апреля 2004 года Д. П. Сухачев случайно узнает о произошедших изменениях, и возбуждает уголовное дело, на имущество накладывается арест. В связи с этим мошенники не могут произвести новую регистрацию недвижимости на якобы добросовестного приобретателя - оффшорную фирму, поэтому начинают использовать механизм вынесения судебных актов без надлежащего исследования дела.

Так, судья Арбитражного суда г. Москвы Кочко Татьяна Викторовна выносит решение о признании собственником уже третью фирму - оффшор, при том, что фирма Сухачева к делу не привлечена (данное решение скрывается два года, чтобы вышли все сроки обжалования).

В то время как на помещения наложен арест, заявляется иск о расторжении некоего договора аренды, решение о вопросах собственности выносится без представления каких либо документов о правах собственности, без регистрационного дела...

Между тем, у сотрудника Учреждения юстиции по регистрации прав по г.Москве Пономаревой Екатерины Геннадьевны не возникает никаких замечаний по процедуре. Она, наверное, тоже большой профессионал, регистрирует изменения прав собственности в условиях ареста на эту самую собственность... Ну, забылся человек, с кем не бывает!

Судья Кочко (имя еще одного «профессионала» этой на редкость «дружной компании» по изъятию собственности у владельца!) в рекордно короткие сроки - за семь дней - принимает решение о признании собственником помещений по адресу Гагаринский пер. д. 9/5 фирму - оффшор. Это решение оказалось необжалованным, так как фирма Д. П. Сухачева о нем узнала поздно, только в октябре 2005 года, когда вышли сроки обжалования. Судья Терно (очень похоже - тоже член «дружной компании») растягивает рассмотрения дела о ничтожности вышеназванного поддельного договора почти на два года - срок, немыслимый для Арбитражного суда. При этом, рассматривая иск о ничтожности договора, опять же в рекордно короткие сроки и без участия фирмы Д. П. Сухачева выносит решение о выселении фирмы Сухачева из занимаемых площадей.

Энергичные действия Д. П. Сухачева дали определенные результаты. Выявлен первоначальный исполнитель аферы - обвиняемый по уголовному делу Нечушкин Сергей Алексеевич. Но он во время скрылся, и в настоящее время находится в розыске. Главные же исполнители - Смирнов Максим Викторович, Хальзев Александр Игоревич и Пилипенко Сергей Юрьевич - на свободе в связи с тем, что следствие не усмотрело в их действиях ничего противозаконного, хотя имущество юридически оказалось в их руках. Между тем - Хальзев А.И. должен находиться под надзором правоохранительных органов Курской области, так как является досрочно-условно освобожденным по другому уголовному делу.

Еще один штрих к облику нашей неподкупной и беспристрастной Фемиды: свыше 20 ходатайств потерпевших по данному уголовному делу остались без ответа. Уголовное дело приостановлено «по розыску обвиняемого». Другим лицам обвинение не предъявлено. С ноября 2004 года по уголовному делу следствием работа фактически не велась. На многочисленные заявления и жалобы никаких практических действий не осуществляется.

Прервем, однако, эту, поразительную даже для наших времен хронику военных действий. Неужто все так безысходно? Не все. Во-первых, Роза Олеговна вернулась домой, и даже к служебным обязанностям. Во-вторых, Даниилу Павловичу удалось восстановить права собственности на ресторан. Но квартира N6, из которой семья никогда не уезжала и за которую аккуратно вносит коммунальные платежи - до сих пор принадлежит Эдурду Бархо. Гражданское дело по этой квартире идет с такими неожиданными поворотами, диву даешься.

- Как мог Хамовнический суд признать (совсем недавно) Э. Бархо «добросовестным покупателем» нашей квартиры, - говорит Роза Олеговна, - в то время как я, живая и здоровая, свидетельствую, что в то время я подписывала бумаги, в том числе и чистые бланки, в невменяемом состоянии? К тому же, желания одного из супругов, в обход второго супруга и взрослого сына никак не должно бы хватить «добросовестному суду»... Такое впечатление, что вся московская Фемида служит исключительно «за страх» одному Э. Бархо. Может действительно боятся, как я тогда, под воздействием препаратов, что он... связан с чеченскими бандитами?

Тяжба по квартире продолжается. Медленно, с постоянными нарушениями правил судопроизводства, но продолжается. Будто от затягивания что-то зависит. А ведь похоже, что на это компания Э. Бархо надеется.

Суд предписывает поликлинике (!) не выдавать больничный лист

Выше мы провели аналогию в действиях Эдуарда Бархо по обеим квартирам дома - N8 и N6 - с целью их физического освобождения. Обращаем внимание читателей на странное совпадение:

  • в квартире N8 в 2004 г. умирает глава семейства С. А. Куликов, затем бесследно исчезает его сын.
  • в квартире N 6 последовательность меняется. Исчезает жена главы семейства Р. О. Зяйнетдинова. Но энергичными судебными и правовыми действиями Даниил Павлович разыскивает и возвращает жену из плена. Она становится его деятельным помощником, сломить ее не удается. Тогда, совершенно неожиданно, в своей машине 28 мая 2006 г. умирает Даниил Павлович Сухачев. Успев к тому времени вернуть ресторан в семейную собственность и переоформить его на сына - Павла.

А накануне, менее чем за месяц до его смерти, из Хамовнического суда за подписью судьи Тюленева в адрес главврача поликлиники N 171 (ЦАО) Э. С. Поповой поступило письмо с требованием не выдавать больничные листы Сухачеву Д. П. Если больничный - то только за подписью целой комиссии. Когда лечащий врач М. С. Адлер услышал это от главврача, ему самому чуть не стало плохо.

- Даниил Павлович ведь сердечник (аортальный порок сердца с детства, с операцией тянул - все ему некогда), - недоумевает Михаил Сергеевич, - я его однажды на почте встретил и тут же повел в поликлинику. Мои подозрения оправдались - электрокардиограмма зафиксировала прединфарктное состояние, мы, прямо из поликлиники, вызвали «скорую»... Да как же это суд может с такими предписаниями обращаться к врачам...


  • * *


Смерть Даниила Павловича, трогательная забота о его здоровье со стороны Хамовнического суда, считающего Э. Бархо «добросовестным покупателем» квартиры N 6, явилась той последней каплей, которая переполнила терпение в том числе и многочисленных свидетелей этой драмы - православных людей, часто бывающих в этом доме.

Они обратились на высочайшее имя - первого зампреда правительства РФ Д. А. Медведева с требованием

  • передать все разрозненные судебные дела, объединив их, по дому 9/5 по Гагаринскому пер. в ведение и под контроль Генеральной Прокуратуры РФ, а также
  • назначить внутреннее прокурорское расследование деятельности названных в письме работников правоохранительных органов (нотариусов г. Москвы Рыбиной О. Н., Левинской Н. А., регистратора Учреждения юстиции по регистрации прав недвижимости Шепелеву И. Арбитражного суда г. Москвы Кочко Т. В. и Терно, а также адвокатов, обслуживающих Э. Бархо: Мишина А. В., Тарасова И. Н., Митькина Ю.Г., Алексеева М. В., Новиковой Л. Е., Некрасовой О. К., Яремича А.А.

Вместе с письмом ходатаями по делу передано 57 листов юридически выверенной документации (знакомство с которой и позволило нам огласить вышеназванные фамилии). Документы по дому 9/5 по Гагаринскому пер. из администрации президента переданы в Московскую городскую прокуратуру, которая и должна будет отныне заниматься этим делом.

У читателя законно возникнет вопрос: а что же московские городские власти, те, что по месту жительства: управа «Хамовники», префектура ЦАО? Они, что же, не видят, что происходит?

- Мы, конечно, не даем о себе забывать, - говорит иконописец Татьяна Ивановна Куликова, - в письмах в управу фиксируем все, что происходит в доме. Я писала о постоянных угрозах со стороны Э. Бархо, о том, что чувствую себя в постоянной опасности. В управе, да и в префектуре ЦАО, принимают любезно, и даже ласково. Зам. Префекта ЦАО Федоров при мне позвонил в управу «Хамовники» и устроил им разнос по поводу незаконного строительства мансарды. По поводу той же мансарды было специальное совещание у В. Ресина, на котором было «строго указано» на неправомерные действия «инвестора Бархо», предписано «все проверить, реконструировать и исправить»... Но воз-то и ныне там. У меня создается впечатление, что в управе нам сочувствуют, жалеют. Вот недавно даже подъезд отремонтировали. Но в целом, то есть генеральная линия поведения местной власти - ОЖИДАНИЕ. Они оставили нас один на один с «инвестором Бархо» и ждут, чем все это кончится. Но борьба-то - без правил.

ЧЕРЕЗ ШЕСТЬ ЛЕТ

КРЕЩЕНИЕ-2013 В ГАГАРИНСКОМ ПЕРЕУЛКЕ

Статья, помещенная выше, была написана автором этих строк летом 2006 года. Но в силу ряда обстоятельств опубликована не была. И вот волею случая в самый праздник Крещения Господня после литургии в Храме Христа Спасителя я зашла по старому адресу.

За шесть лет большая гостиная в квартире N8 по Гагаринскому пер. 9/5, она же - иконописная мастерская Татьяны Ивановны Куликовой - совсем не изменилась. К старинным иконам, отреставрированным в свое время еще Сергеем Александровичем Куликовым, фотографиям семьи его деда, жившего в этой квартире с начала ХХ века и другим атрибутам старого московского быта добавились только иконы, написанные Татьяной Ивановной для хоругвей недавно - икона Параскевы-Пятницы, Николая Чудотворца, св. Игоря Черниговского. За праздничным столом после собороного пения тропаря празднику Крещения Господня собрались друзья-единомышленники, которых уже второе десятилетие собирает этот гостеприимный дом.

На первый взгляд - как будто бы ничего не изменилось. На деле «борьба без правил», чем мы и закончили статью, имела свое продолжение. И сегодня единственным жильцом трехэтажного особнячка на Гагаринском, 9 является - Татьяна Ивановна Куликова. «Инвестор Бархо» поглотил и бывший ресторан «Гранд-Имперiал», вернее его территорию и квартиру его владельцев. Вдова Даниила Павловича Роза Олеговна, его престарелая мать и сын Павел ушли от борьбы и сдали позиции. Роза Олеговна со свекровью живет на территории конюшен тех самых ахалтекинцев, привезенных в Подмосковье Даниилом Павловичем. Сын Павел ведет свой бизнес в Москве, но изгнанный «инвестором Бархо» из отчего дома, не имеет пока даже своей квартиры в Москве.

Таким образом, на сегодня «инвестор Бархо» владеет практически всей территорией особняка, за исключением квартиры-мастерской Т. И. Куликовой. Но и в этой квартире он имеет в собственности три комнаты. 21 декабря 2012 г. он, взломав входную дверь, невероятно перепугав хозяйку, ввалился в квартиру со своими подельниками. В принадлежащую ему комнату он поселил двух иногородних молодых людей с тем, чтобы они сторожили площадь. Вдвоем из квартиры выходить им не разрешается, кто-то должен стеречь ее постоянно. Новые постояльцы, которым за проживание естественно платят деньги, пока что ведут себя скромно. Но своим присутствием демонстрируют переход квартиры на осадное положение. Борьба за дом, похоже, переходит в завершающую стадию.

Но что характерно, купив практически всю площадь дома, «инвестор Бархо» или те, кто за ним стоит, так и не могут до сих пор вступить во владение домом. Ибо судебные тяжбы по одному, другому или третьему вопросу стоят непреодолимым препятствием с 1998 г, равно как и пресловутая квартира N8 с ее иконописной мастерской и стерегущими ее православными организациями. Не за горами и еще один судебный процесс: власти ЦАО инициируют наконец иск к «инвестору Бархо» по поводу незаконного строительства мансарды.

Ну не дается этот дом лихим людям, не могут они здесь поселиться. Почему-то - не могут. Может быть потому, что земля церковная? И дом от начала - церковный. Может быть за него кто-то молится? Так или иначе, но борьба за него продолжается.

Светлана Федоровна Колосовская, кандидат философских наук, журналист

ЧЕРНЫЕ РИЭЛТОРЫ МОСКВЫ И ИХ "ДОБРОВОЛЬНЫЕ ПОМОЩНИКИ" ИЗ РОСРЕЕСТРА (РАСПРОСТРАНЯЕМ ЧТОБЫ НЕ ПОПАСТЬ В ИХ ЛАПЫ)

Все помнят трагическую историю гибели режиссера-документалиста Тамары Якжины. И вот уже новый скандал вокруг лакомой недвижимости разразился в Москве.

Художницу Татьяну Куликову, жительницу дома в Гагаринском переулке - в самом центре Москвы, продали вместе с домом, ограбили и чуть не отправили в психиатрическую клинику из-за двух ее комнат в историческом доме. А бывший хозяин квартиры на Б. Академической, на которую она ЯКОБЫ "разменяла" свои комнаты еще в ноябре 2014 года, пропал без вести (!)

Четыре репортажа Вестей

Невозможно предположить, что эти деяния совершены без участия должностных лиц - ведь, например, договор мены недвижимости зарегистрирован в Росреестре - ЯКОБЫ при личном присутствии (!) Татьяны Ивановны. При этом в МФЦ Хамовников нет никаких сведений об смене собственника. Татьяна Ивановна ничего не подписывала, ни в каких сделках не участвовала и не давала доверенности на совершение сделки.

Всему этому кошмару при участии черных риэлторов предшествовала не менее чудовищная история захвата дома в Гагаринском переулке, который сопровождался гибелью и исчезновением жителей. Однако местные органы полиции, как выяснилось, в течение многих лет игнорировали происходящее.

Нужно распространить эту историю как можно более широко, ведь охота на людей продолжается и приобретает все более тотальный характер по всей Москве!


Ссылки

Источник публикации