Черный июль Арсена Канокова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Террористы могут завершить пятилетку президента Кабардино-Балкарии досрочно

1280931674-0.jpg Трудно сказать, какое событие последних дней стало для президента Кабардино-Балкарии Арсена Канокова большей неприятностью, – взрыв на Баксанской ГЭС или же распространившаяся информация о том, что к организации этого теракта могут быть причастны люди из личной охраны лидера. Одно не подлежит сомнению: без малого пять лет, проведенных Каноковым у власти в республике, ни он сам, ни федеральная власть уже не сможет записать себе в актив.

Кто помог боевикам в Баксане?

Июль 2010 года для Кабардино-Балкарии стал месяцем жарким во всех смыслах и дал оппозиции поводы говорить об очередном провале российской внутренней политике на Северном Кавказе. Вылазки боевиков повторялись в этом месяце с пугающей частотой, причем большинство терактов сконцентрировалось на каких-то 12 с половиной тысячах квадратных километров территории одной республики.

11 июля неизвестными было совершено покушение на жизнь двух сотрудников милиции в Эльбрусском районе. Три дня спустя боевики обстреляли и взорвали пост ДПС в столице республики – Нальчике, – а после этого теракты стали происходить буквально в ежедневном режиме. 15 июля: приведено в действие взрывное устройство на трассе Прохладный – Асау. 16 июля: подорван на самодельной мине автомобиль ФСБ в городе Нарткала. 17 июля: в Тырнаузе боевики обстреляли наряд милиции, тяжело ранены трое сотрудников МВД. 18 июля, снова Нарткала: обстреляно здание райотдела милиции… Апофеозом же террористической активности в КБР стал, как мы помним, день 21 июля. Исламисты взорвали Баксанскую ГЭС, показав миру, что Россия не в состоянии защитить от бандитов даже ключевые стратегические объекты и системы жизнеобеспечения.

Какими бы ни были причины, побудившие террористов направить в этом месяце острие своих атак именно на Кабардино-Балкарию, ясно одно: экзамен по самообороне республика с треском провалила. И скорее всего, именно эта незащищенность, обусловленная продажностью силовиков и должностных лиц, отвечающих за безопасность Кабардино-Балкарии, сделала республику такой открытой и привлекательной для бандитов.

29 июля некоторые СМИ и интернет-ресурсы КБР обнародовали, на первый взгляд, сенсационную информацию. По сведениям источников в Следственном комитете Прокуратуры РФ, которые пока, впрочем, не получили официального подтверждения, к организации теракта на Баксанской ГЭС причастны сотрудники частного охранного предприятия «Синдика-Щит», которое входит в подконтрольный Канокову холдинг «Синдика» и, помимо прочего, выполняет в республике функции президентской охраны.

Разумеется, официальный Нальчик эту информацию немедленно опроверг, однако опровержения выглядели, скажем так, не очень убедительными. Единый информационный центр правоохранительных органов КБР просто назвал сообщения СМИ «не соответствующими действительности», избежав дополнительных разъяснений. Между тем, даже непосвященным понятно, что атаку на особо охраняемый стратегический объект, каковым является гидроэлектростанция, боевики готовили с особой тщательностью: собирали разведданные о численности охраны, дислокации постов, наиболее уязвимых и доступных для быстрого минирования местах и т.д. Вряд ли сбор этой информации мог быть осуществленным без содействия лиц, владеющих ею по должностным инструкциям.

Подарков не случилось, родственники не пострадали

…А ведь пять лет назад все так хорошо начиналось. Чтобы вытащить из нищеты и безработицы хотя бы одну северокавказскую республику, Кремль решился на эксперимент. Вместо привычных для региона отставных генералов, на должность президента Кабардино-Балкарии был выдвинут предприниматель-миллиардер Арсен Каноков – торговец столичной недвижимостью, банкир, владелец московских магазинов и строительных рынков, активный скупщик заводов по всей России.

Свое восхождение к вершинам бизнеса и политики олигарх Каноков начал с весьма уважаемой в советское, и особенно перестроечное, время должности начальника цеха плодоовощной базы. В 1991 году он создал фирму «Синдика», впоследствии выросшую в многопрофильный холдинг, в который, по данным газеты «Коммерсант», на сегодняшний день входят более 100 предприятий. Финансовые показатели холдинга не афишируются, однако сам Арсен Каноков в 2005 году оценивал стоимость группы компаний в два млрд. долларов, отмечая, что она растет на 40 процентов ежегодно.

В 2003 году Каноков стал депутатом Государственной Думы. Злые языки поговаривали тогда, что статус народного избранника был олигархом попросту куплен. В СМИ называлась даже стоимость вхождения Канокова в партийные списки ЛДПР на время выборов – 10 миллионов долларов. Доказать или опровергнуть эту цифру невозможно, но одно очевидно: никакими идеологическими принципами политический выбор будущего президента КБР продиктован не был. Едва получив депутатский мандат, он соскочил с подножки своего предвыборного паровоза под названием «ЛДПР» и тут же вступил в ряды машинистов главного локомотива современной российской политики – партии «Единая Россия». Став парламентарием, Каноков этично и публично отказался от прямого руководства «Синдикой», передав холдинг в доверительное управление. При этом все 100 процентов акций компании, по сведениям деловых СМИ, до сих пор принадлежат Арсену Канокову.

«Этот точно воровать не будет», полагали, видимо, ответственные лица, продвигавшие Канокова на пост президента КБР. И первые же высказывания вновь избранного главы государства в сентябре 2005 года, казалось, оправдывают их ожидания.

Через три дня после вступления в президентскую должность Каноков дал исполненное благородства программное интервью газете «Коммерсант», опубликованное 30 сентября 2005 года под заголовком: «Я готов отдать свою собственность в долю государства». Речь шла о собственности, зарегистрированной на территории КБР, и далее президент подробно перечислил активы, с которыми готов расстаться на благо республики: «Предприятие по производству медной катанки в Прохладном, доля в заводе «Эль-Фарми», выпускающем медицинскую продукцию, два рынка в Нальчике, гостиница «Интурист» и ресторан «Эльбрус»».

Был в этом интервью еще один эпизод, внушавший на тот момент оптимизм. Арсен Каноков публично пообещал покончить во властных структурах Кабардино-Балкарии с клановостью и не приглашать на государственные должности своих многочисленных родственников. «Что же касается клановости, то всем своим родственникам я сразу сказал, что ни одного из них не возьму во власть», – заверил журналиста Каноков.

И вот прошло пять лет.

Вся собственность Какнокова так и осталась в рамках «Синдики». В единственном приличном отеле Нальчика «Каббалк-Интурист» теперь находится одна из резиденций президента КБР, которую круглые сутки охраняю бойцы ЧОП «Синдика-Щит». По-прежнему частный завод «Эль-Фарми» исправно получает госзаказы и открывает новые цеха по производству таблеток и растворов. В годовом отчете ЗАО «Кабельный завод «Кавказкабель» за 2009 год все так же черным по белому написано: «В собственности государства акций нет».

Родственники Арсена Канокова отнюдь не пошли по миру с сумой. По сведениям «Новой газеты», уже через три года после восшествия олигарха на кабардино-балкарский престол, как минимум, десяток из них занимали далеко не последние в республике должности. Вот лишь некоторые позиции:

Каноков Султан Забирович – замруководителя администрации президента КБР.

Каноков Антемиркан Хамашевич — до апреля 2008 года вице-мэр Нальчика и глава городского департамента по экономике, финансам и управлению городским имуществом, позднее – глава администрации Урванского района, а также член совета директоров ОАО «Профессиональный футбольный клуб «Спартак-Нальчик», который президент республики, по данным его пресс-службы, спонсирует из личных средств.

Каноков Замир Аскербиевич – начальник инспекции Федеральной налоговой службы России по городу Нальчику.

Каноков Асланбек Альбертович – исполнительный директор Кабардино-Балкарского территориального Фонда обязательного медицинского страхования.

Каноков Антемиркан Аскербиевич – директор госучреждения «Автобаза № 1» администрации президента КБР.

Жамборов Руслан Султанович (родственник Каноковых по женской линии) – глава департамента по управлению госсобственностью, замминистра по управлению госимуществом и земельными ресурсами КБР.

Жамборов Владимир Султанович – постоянный представитель Кабардино-Балкарии при президенте РФ.

Жамборов Наурби Борисович первый заместитель министра внутренних дел КБР, начальник службы криминальной милиции.

Жамборов Мухамед Муаедович – начальник отдела Управления ФНС РФ по Кабардино-Балкарии.

Тлехугов Мухамед Хажмуридович (родсвенник по линии зятя) – замминистра по управлению госимуществом и земельным ресурсам КБР.

При этом президент Кабардино-Балкарской республики бьет все рекорды продвижения собственной персоны в рейтинге российских миллиардеров, по версии журнала «Финснас.». Судите сами. В 2008 году Каноков занимал лишь скромное 455 место с состоянием в 3,7 млрд. руб. В 2009 году его рейтинг подскочил аж на 139 позиций (!), а год спустя президент КБР совершил еще один головокружительный скачок – еще на 133 пункта, – заняв итоговое 183-е место. Сумма активов Канокова при этом увеличилась почти в 4 раза, составив 13,3 млрд. рублей.

Непонятно, за счет чего – ведь в декларации о доходах за 2009 года Арсен Каноков указал более чем скромную цифру – чуть более 1 млн. рублей, то есть, 83,7 тыс. руб. в месяц. По законам арифметики, это жалованье московского менеджера низшего звена ни как не могло обеспечить Канокову 10-миллиардный рост состояния, даже за три года…

Странный диссонанс

Логично было бы предположить, что на фоне столь уверенного роста личного благосостояния президента КБР, сама республика за пять лет его правления тоже достигла немалых успехов. Но это, увы, не так.

В июне 2010 года правительственная «Российская газета», которой, по статусу, положено оказывать региональным лидерам всяческую информационную поддержку, опубликовала, не побоимся этого слова, подобострастное интервью с Арсеном Каноковым. Формальным поводом для появления президента КБР на страницах официального СМИ явилось принятое Советом Федерации постановление «О государственной поддержке социально-экономического развития Кабардино-Балкарии» (читай, республика в очередной раз выпросила у федерального центра денег). Но даже на фоне такого светлого повода глава КБР не смог привести внятных цифр, свидетельствующих о позитивном векторе экономического и социального развития вверенной ему территории.

Так, основным достижением республики за пять лет правления Канокова, по его же словам, можно считать снижение дотационной зависимости бюджета КБР аж на 16 процентов – с 70 в 2006 году до 54-х сейчас. Еще президент похвастался ростом собираемости налогов и уменьшением государственного внутреннего долга. Собственно, и всё.

Между тем, официальная статистика говорит о том, что экономическую ситуацию в КБР сегодня трудно назвать даже относительно благополучной. По данным Минэкономразвития за январь-май 2010 г. Кабардино-Балкария вошла в число лишь семи регионов-аутсайдеров, показавших отрицательную динамику роста промышленного производства – остальные 80 субъектов федерации показали, что кризис на их территориях преодолен. Если же принять во внимание, что традиционным для КБР является все же не промышленное, а сельскохозяйственное производство, то картина получится еще более грустной. За последние четыре года – минус 32 процента по сбору основных сельхозкультур. Поголовье крупного рогатого скота в республике за это же время сократилось с 246,2 до 214 тыс. голов, а численность овец и коз, составляющих основу хозяйственного уклада горских народов, снизилась на 28 процентов. Показатель безработицы по Кабардино-Балкарии составляет 12 процентов от экономически активного населения – на фоне средних 6,8% по России… В общем, поводов для радости мало.

Еще одной серьезной проблемой президента Канокова наблюдатели называют обострившиеся в республике межэтнические отношения. Ярко выраженная клановость внутренней властной вертикали вызывает недовольство целых народов, которые в силу этнической отдаленности от рода Каноковых, оказались нежелательными персонами в структурах управления республикой.

Можно без особой натяжки предположить, что именно эти межэтнические трения стали катализатором террористической активности в регионе. Понимая, что многие жители республики оказались автоматически причисленными к людям второго сорта, боевики умело играют на этом и находят в КБР всё новых сторонников, разворачивая все более бурную террористическую деятельность и открывая, в том числе, доступ к стратегическим объектам.

По сводкам новостных агентств, с начала лета в Кабардино-Балкарии произошло не менее 20 взрывов и 9 обстрелов представителей силовых структур, обезврежено 17 взрывных устройств. Это значит, что власть и силовые структуры в республике практически утратили контроль над ситуацией, не располагая информацией о планах и передвижениях диверсионных групп.

Клановая экономика и неуправляемый социум – вот что получил федеральный центр, попытавшись поставить во главе кавказской республики человека «от бизнеса». Эта коллизия спровоцировала в обществе новые разговоры о том, что оптимальным вариантом управления северокавказскими республиками может быть некое внешнее, наднациональное управление. Даже президент Ингушетии Юнус-бек Евкуров, которого является полноценным представителем титульной нации своей республики, недавно заявил, что «ответственным за Северный Кавказ» должен быть назначен человек, не связанный никак ни с одной из национальных республик и не замешаный в каких-то коррупционных или криминальных делах. «Скорее всего, русский», – добавил Евкуров.

Президентские полномочия Арсена Канокова истекают в сентябре. Вряд ли федеральный центр станет провоцировать волнения, снимая президента КБР с должности всего за два месяца до окончания легитимного срока. Однако совершенно очевидно, что после диверсии на Баксанской ГЭС, свои последние недели в президентском кресле Каноков будет доживать под пристальным наблюдением Кремля. И, вполне возможно, прокуратуры, которая после ухода нынешнего главы КБР наверняка начнет распутывать его сложные родственные связи.

Андрей БОЙКОВ