Черный кредит Росселя

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::17.07.2003, Фото: "Коммерсант"

Черный кредит Росселя

Или как свердловский губернатор стал марионеткой в руках ОПС «Уралмаш»

Григорий Стрельников

Почему это произошло? Демократ первой волны, соратник первого российского президента, сторонник реформ. Он раньше таким не был. А стал…

Увы, она звалась Светланой…

Converted 14713.jpg

Буквально накануне кампании 1999 года губернатор и кандидат в губернаторы Россель узнал, что его любимой девочке грозит тюрьма

К сожалению, детей не выбирают. Возможно, губернатор Россель и по сей день оставался бы принципиальным и честным главой области, если бы не семейные узы. Светлана была его единственной дочерью, и, разумеется, единственной наследницей всего движимого и недвижимого папиного имущества. Отличница в школе, комсомолка, спортсменка — с нею были связаны все надежды гордого отца. Окончив институт, она оказалась на стажировке в Германии, там и повстречала своего избранника. Да так и осталась…

Россель, чтобы хотя бы изредка видеть дочь, придумал ей интересную работу, разместив филиал известной уральской фирмы «Интерурал», занимающейся экспортом металлов, в Гамбурге. Впрочем, быть хорошей дочерью и успешным бизнесменом — не одно и тоже. Дела у гамбургского филиала шли не ахти: Светлана Россель намеревалась их поправить, инвестировав вырученные средства в различные предприятия. И вот однажды капитально прогорела. Несмотря на то, что президент «Интерурала» Александр Тихонов был личным другом папы-Росселя, положение в гамбургском отделении поправить не смогли даже связи свердловского губернатора с западными партнерами. В один прекрасный день на Альпен-штрассе пожаловали приставы: вначале они описали все имущество прогоревшей фирмы, а затем, отправились описывать недвижимость фрау Россель в ее загородную резиденцию. Под раздачу попала и вилла из 48 комнат, и парк из пятнадцати раритетных автомобилей, которые коллекционировал муж Светланы. Среди этих шедевров автомобилестроения был «Мерседес» образца 1942 года, согласно легенде, принадлежавший самому Адольфу Гитлеру, купленный в 1998 году на аукционе в Кельне за 480000 немецких марок.

Шел 1999 год. В это время отец Светланы готовился к очередной выборной кампании: средства целевым образом направлялись во внебюджетные фонды, чтобы стать достойной основой для агитпроповского марафона. И вот, буквально накануне кампании губернатор и кандидат в губернаторы Россель узнает, что его любимой девочке грозит тюрьма. Шесть лет за растрату и сокрытие от налоговых органов 118 млн немецких марок. По законам цивилизованного общества — это серьезное преступление. Что делать? Россель подсчитывает собранные на кампанию капиталы и понимает, что этих денег катастрофически не хватит на то, чтобы спасти дочь от наказания. Россель кидается к алюминиевому магнату Вексельбергу — отказ. Россель стучится к медному королю Козицину — вновь отказ. И тогда тут как тут к нему на помощь приходят ребята из рабочей слободки «Уралмаш»…

Уже на следующий день наш губернатор добивается аудиенции у лидера ОПС «Уралмаша», скрывающегося от правосудия — Константина Цыганова. После продолжительной беседы Цыганов отдает пару распоряжений и буквально через пару часов в дело Светланы Россель впрягается бригада ушлых адвокатов.

Наша дружба и опасна, и трудна…

О чем договариваются бандит, чьи руки обагрены кровью и уральский политик, в чьих руках миллионы душ свердловских избирателей? В тот момент в Росселе говорил отец. И, наверное, его можно понять, как обеспокоенного родителя… Они заключают сделку. ОПС предоставляет Росселю кредит в виде 200 млн марок на покрытие всех расходов фрау Россель. Кредит под залог всей недвижимости, находящейся в распоряжении семьи Росселей, в том числе принадлежащих им заводов в Вуппертале и Бохуме. Кредит под 14% годовых! Это фантастически огромный по западным меркам процент, но у Росселя не было выбора. И он дал «добро». Именно тогда он стал затягивать на своей шее долговую петлю. Попытка рассчитаться с «Уралмашем» деньгами оказалась неудачной: собрать такую сумму нормальному человеку, даже обремененному огромными финансовыми ресурсами, не под силу. Тогда Россель решает отдать «Уралмашу» гидролизные заводы Свердловской области, Виншампанкомбинат, ликеро-водочный завод «Алкона», а также Салдинский металлургический завод. Но аппетиты зверя постоянно растут. Им и этого оказалось мало. Светлана Россель, пытаясь помочь отцу, стала вкладывать заработанные средства в рисковые операции и пытается заработать на курсе акций «Deutsche Telekom». Однако в феврале 2003 года падение акций этой компании поставило крест на рискованных биржевых спекуляциях и окончательно превратили немецкое состояние Росселя в дым. Все попытки «закрыть дыру» белыми и серыми деньгами оказались тщетными. И тогда Россель взял очередной черный «кредит» у ОПС «Уралмаш». И взял немало — 63 млн евро.

Вот тогда для братвы настал звездный час: они получили право распоряжаться всеми экономическими и политическими активами губернатора. И начали вершить беспредел прямо в стенах «Белого дома». Они повсюду расставили и рассадили своих людей, при этом абсолютно игнорируя мнение самого губернатора.

Среди наиболее показательных примеров, история «снятия» с преемничества председателя правительства Алексея Воробьева. Зная, что Россель стар и не вполне здоров и намерен передать свои полномочия Алексею Петровичу, ОПС-овцы организовали выпуск «черной» газетки «ДСП», которая облила премьера областного правительства грязью с ног до головы. И после того, как его репутация была безнадежно испорчена, братва поставила Росселю ультиматум: или ты снова идешь на выборы сам, или "гони бабки". Одним из условий расплаты по старым долгам стало назначение [page_13255.htm Вениамина Голубицкого] первым заместителем председателя правительства и передача ему полномочий по распределению госимущества в Свердловской области. В планах «братков» — назначение его председателем правительства во время следующего росселевского губернаторского срока. Само собой, из команды губернатора были выдворены его старые и преданные соратники — Николай Данилов и Юрий Пинаев, которые в течение многих лет успешно справлялись со своей работой, поддерживая боевой дух в аппарате Росселя. На их место поставили холодных, расчетливых и подконтрольных «Уралмашу» людей. Таким образом, и сам Россель, и вся Свердловская область пала жертвой ОПС-овцев. Стала заложницей их амбиций и захватнических планов. Именно после этого Урал стал опорным краем бандитизма, а связанные людьми надежды с созданием светлой и демократичной Уральской республики, разбились о политический криминал и вседозволенность.