Черный рынок госдолгов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Черный рынок госдолгов

Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::03.04.2006, В долгу не останемся

Российские чиновники отписывают госдолг своим людям

Игорь Дмитриев

[...] «Наша Версия» решила поделиться с читателями информацией об одной из самых закрытых и лакомых доходных сфер — чёрном рынке долгов.

На рынке долгов играли ещё лорд Мальборо и канцлер Безбородко

[...] Делать на нём деньги под силу лишь чиновникам от власти или тем, кто действует под их прикрытием. Одними из пионеров этого бизнеса можно считать высокопоставленных европейских вельмож XVIII века — британского министра лорда Мальборо и екатерининского канцлера Безбородко. Они скупали у кредиторов за бесценок, казалось бы, безнадёжные долги их должников. А затем, пользуясь своим огромным влиянием, выигрывали эти тяжбы в суде и присваивали себе чужой долг в полном размере.

Долги Ирака и Ливии в Минфине давали со скидкой

В наше время чёрный рынок долгов поднялся с частного на государственный уровень. Солидного размаха он достиг в России. Здесь размеры межгосударственных долгов, а также долгов государства по отношению к иностранным фирмам достигают миллиардов долларов. Большей частью эти долги были сделаны в смутное «перестроечное» время. После 1991 года они были зачислены на Западе в категорию безнадёжных. Кредиторы готовы довольствоваться хотя бы частичным их погашением. А это сулит возможность раскрутить чёрный рынок долгов — очень привлекательный для тех, кто причастен к государственным финансовым схемам. Злые языки в российских СМИ неоднократно называли непревзойдённым мастером по этой части бывшего министра финансов, а затем председателя правительства Михаила Касьянова.

По этой информации, в то время обычная схема заключалась в следующем. Окружение государственного должностного лица распускает слух о невозможности выплаты некоего межгосударственного долга ценой в несколько миллиардов долларов. После этого его цена на чёрном рынке падает до минимума, и некие коммерческие банки по дешёвке, за 20–30% стоимости, скупают долг. Ведь отчаявшийся кредитор хочет получить хоть часть. Но здесь наступает второй, главный этап операции: правительство внезапно заявляет о необходимости урегулирования данного долгового конфликта. И Минфин погашает его по полной стоимости, но уже новым держателям долга. Получается, что эти банки, обладая инсайдерской информацией о грядущем правительственном решении, могут получить благодаря ей сотни миллионов долларов. Случайно ли, что первый замминистра финансов Андрей Вавилов сразу после увольнения в 1997 году оказался в кресле президента банка «Международная финансовая компания» (МФК)? Именно этому банку перед самым своим уходом из Минфина он отписал с существенным дисконтом долги Ирака и Ливии на общую сумму свыше $8 миллиардов.

Некоторые СМИ уверенно называли в качестве ещё одной связки Касьянова, много лет руководившего работой с государственными долгами России, и МДМ-банк с Собинбанком, принадлежавшие его давнему партнёру Александру Мамуту. Отсюда, дескать, и устойчивое прозвище Миша Два Процента, приклеившееся к экс-премьер-министру по размеру его комиссионных с каждой долговой сделки. Некоторые отечественные и зарубежные СМИ именно с этим связывали его беспрецедентное задержание таможенниками зимой 1996 года в аэропорту Шереметьево при вылете в Германию. Ведь немецкая государственная страховая компания «Гермес» страховала риски немецких банков и компаний, вкладывающих деньги в контракты с Россией. Но «Гермес» страховал только те кредиты, которые были заверены Министерством финансов России. Возникает просто искушение заранее договориться в Германии с «нужными» фирмами «распилить» будущую страховку. Впрочем, Касьянова по приказу «сверху» быстро отпустили со всеми его бумагами.

Вьетнамцев кинуть не успели

Пора перейти в рассказе о нашем чёрном рынке к конкретным примерам. Вот один из них. По сообщению Агентства федеральных расследований, в 1993 году Комиссия по государственному внешнему долгу и финансовым активам утвердила схему расчёта, подготовленную тогдашним начальником отдела внешнего долга и кредитов Минфина РФ Касьяновым. Согласно тексту, «с целью принятия мер по скорейшему погашению долговых обязательств, образовавшихся в связи с осуществлением закупок по критическому импорту в 1991–1992 годах... социально значимых товаров» некоей немецкой фирме «Металлгезельшафт» были выделены металлы для продажи их на Западе. Особо стоит остановиться на этом перечне. В списке приоритетных выплат — компенсации за сигареты фирм «Филип Моррис» и «Набиско» на $137 млн., за покупку сои на $40 млн. и другие столь же «социально значимые товары».

30% денег, вырученных за металлы, попали в графу «накладных расходов» немецких партнёров. Остальные же 70% были решением Комиссии по внешнему долгу направлены в распоряжение неизвестной американской фирмы «МГ Эмерджинг Маркетс» во главе с русским эмигрантом Фишером-Зерниным. Ей было поручено покупать на них российские коммерческие долговые обязательства за 70% их первоначальной стоимости. И это при том, что их реальная продажная цена в то время составляла всего 10–15%. Получается, что «русским американцам» оставалась солидная маржа. А всего с 1993 по 1996 год по этой схеме был прокручен ни много ни мало $1 млрд. российских бюджетных денег.

Можно привести и точечные примеры — по отдельным странам. Уже в 2004 году Лефортовский суд Москвы санкционировал арест заместителя директора департамента международных финансовых отношений, госдолга и государственных финансовых активов Минфина РФ Дениса Михайлова, а также предпринимателей Алексея Киржнева и Теймураза Карчаву. Последние были обвинены в даче взятки в виде автомобиля «Мерседес» стоимостью около 87 тыс. евро, а Михайлов — в её получении и разглашении гостайны. По данным следствия, минфиновский чиновник предоставил секретные документы, касающиеся урегулирования долга Вьетнама перед Россией на $419 миллионов. На следующем этапе этот долг должен был быть по дешёвке продан организациям, интересы которых представляли Киржнев и Карчава. Что было бы дальше, тоже известно. Правительство наверняка озаботилось бы угрызениями совести перед многострадальным бедным народом Вьетнама и запоздало погасило бы его... уже в карман отечественных бизнесменов, которые пожертвовали бы ради этого не только «Мерседесом».

И на этом чёрном рынке выигрывает Чубайс

Занимательной была и схема выкупа советского долга Чехии в $3,6 млрд., осуществлённая в 2002 году. Во время визита в Прагу Касьянов подписал дополнения к межправительственному договору, согласно которым стала возможной продажа долга третьим лицам. Чешская фирма Falkon выкупила у правительства Чехии большую часть долга —

$2,5 млрд. — всего лишь за $550 миллионов. Чехи перепродали его РАО «ЕЭС России» в обмен на поставки электроэнергии. Именно компания во главе с Анатолием Чубайсом и, разумеется, Минфин стали главными триумфаторами этой многоходовой операции. За поставку чехам электроэнергии на $550 млн. правительство зачло РАО «ЕЭС» налогов на сумму $1,35 миллиарда. Вряд ли стоит пояснять, что Чубайс не зря всегда гордился своими связями в Кремле и Белом доме, позволяющими ему получать инсайдерскую информацию и особые дивиденды.

Оставшиеся от чешского долга после сделки с Falkon $1,1 млрд. российское правительство решило погашать до 2007 года товарными поставками, в том числе поставками сухогрузов на $200 миллионов. Чешская компания собиралась отдать их в аренду российским компаниям. Но с тех пор Минфин так и не перевёл деньги в Сбербанк, поэтому долг до сих пор не урегулирован. А курировавший чешские долги бывший замминистра финансов Сергей Колотухин подозревался в «превышении должностных полномочий».

Помимо конкретных межгосударственных долгов лакомым источником игры на чёрном рынке являются и обычные коммерческие, по которым Правительство РФ выступало поручителем. Например, долг рыболовной компании «Акрос» на Камчатке германскому государственному банку KFW, прокредитовавшему в середине 90-х строительство 12 судов. Через какое-то время, не выплатив и половины долга, рыболовы перестали расплачиваться по кредиту. Спор длился бы долго, и немцы уже смирились с потерей денег, но российское правительство неожиданно спустя 10 лет включило эти $150 млн. в сумму российских внешних долгов.

Черномырдин хотел всучить вице-президенту Всемирного еврейского конгресса долг Нигерии

Последний по времени и один из самых эффектных примеров игры на чёрном рынке долгов — многоходовая операция с крупной швейцарской корпорацией Noga Trading во главе с Нессимом Гаоном — президентом Всемирной федерации евреев-сефардов и вице-президентом Всемирного еврейского конгресса. В 1991 году Совмин РСФСР подписал с ним соглашение об открытии кредитной линии для закупок потребительских товаров и продовольствия на $1,4 млрд. в обмен на нефтепродукты — и то и другое по льготным ценам. Однако уже в 1992 году Гаон обратился к председателю правительства Виктору Черномырдину с жалобой на то, что российская сторона прекратила поставки нефти и уже возникла задолженность в $300 миллионов. В ответ он получил лишь $30 млн. и расторжение договора в одностороннем порядке. Гаон подал в суд, который признал за Россией задолженность в $63 миллиона.

В 1993 году в судебном порядке были заморожены российские деньги в банках Люксембурга и Швейцарии. В 2000 году во французском порту Брест был задержан парусник «Седов», участвовавший в международной регате. Затем последовали попытки арестов наших самолётов на авиасалоне в Ле-Бурже, парусника «Крузенштерн» у берегов Уругвая, наконец, арест 54 картин французских живописцев из Пушкинского музея. Noga в 1996 году обанкротилась. Фактически все её долги перешли кредиторам, а имущество оказалось заложено. Швейцарский суд постановил выселить семью Гаона из апартаментов в отеле Noga Hilton на Женевском озере.

Но российское правительство было непреклонно в своём нежелании вернуть долг, цена которого на чёрном рынке неуклонно падала. Вместо этого Черномырдин в 1994 году решил всучить фирме Noga в придачу к $50 млн. старый долг Нигерии ещё бывшему СССР за строительство металлургического завода на сумму 1 млрд. 750 млн. немецких марок. Но усилиями Вавилова, у которого были свои планы на этот долг, Noga его тоже не получила. Нигерия вернула нам лишь 16,5% его стоимости — $500 миллионов. А до российского бюджета вообще дошло лишь 8,6% — $233 миллиона.

За долг Noga Кремль заплатит надувными спорткомплексами

После неудачи с нигерийским долгом максимум, на что была согласна Россия, — в течение 30 лет выплатить фирме Noga $70 миллионов. В ответ 80-летний Гаон заметил, что до выплат не доживёт. Развязка была неожиданной. Владелец компании International Procurement Group Inc. гражданин США Александр Коган за $68 млн. выкупил долги кредиторов Noga — французских банков BNP Paribas и Credit Lyonnais, а также швейцарского Banque Cantonal de Geneve. После этого оснований для ареста российского имущества больше нет. Гаон так ничего и не получил, но заявил, что, хотя выкупленный долг является «ничтожной частью» его претензий к России, он больше не намерен судиться со «слишком большой страной». А Коган не отказал себе в удовольствии попинать поверженного врага: «Noga рисковала в России на $1 миллиард. Если ты решил их инвестировать в такой сумме в такую страну, то тебе место не в бизнесе. Это был нелогичный риск для Noga — приходить в Россию без гарантий правительства и российских банков. Идея с самого начала была странной. Были подписаны какие-то контракты на поставки... Ну и что?»

Cам Коган — бывший замдиректора по экономике «Томскнефти» — признался, что с 2001 года занимался этим долгом по поручению Минфина РФ. Он же после дефолта 1998 года смог без суда снять долговые претензии Bank of America к России. В 2001-м Коган решил ту же проблему с японским банком Nomura, причём за 15 дней до начала арбитражного процесса. Разумеется, всё это делается не из благотворительности и патриотизма. Коган сам признался, что его компанию кредитовали российские банки. Речь идёт прежде всего о Внешторгбанке. Коган уверен, что в течение нескольких недель через Внешэкономбанк не только получит полную финансовую компенсацию, но и «свою маржу». Почему же российские чиновники воспользовались услугами посредника, которому нужно платить, а не решили вопрос с долгами сами, напрямую? Как объяснил Коган, РФ по стокгольмским арбитражным решениям не вправе была урегулировать вопрос с банками-кредиторами, а должна была судиться с Noga. А терять лицо Кремлю не хотелось.

За участие в важном государственном проекте Коган наверняка получит дивиденды и как совладелец российского ООО «Аэросооружения. Американские технологии и инвестиции» (АСАТИ). Оно строит здания с надувной кровлей для складских помещений, спорткомплексов и военных объектов. По странному совпадению именно они недавно были названы лидером «Единой России» Борисом Грызловым как верный путь к достижению главной национальной идеи страны. На секретном заседании высшего совета партии власти в Академии МЧС с участием почти всех руководителей Госдумы, губернаторов и председателей региональных парламентов было решено начать возрождение России со строительства 300 физкультурно-оздоровительных комплексов от АСАТИ. Первый из них там же был сдан в эксплуатацию в присутствии президента. Глава Республики Мордовии Николай Меркушкин заявил, что «обязуется к 1 августа во всех районах Саранска построить по спорткомплексу». А вице-губернатор Красноярского края подал заявку на возведение 15 таких сооружений. 10 комплексов захотела построить Чечня. В федеральном бюджете на 2006 год заложено на это дело 2 млрд. рублей — по 140 млн. рублей на каждый.

В Анголе за долг распилили алмазы

Наверное, одним из самых экзотичных и громких примеров чёрного рынка долгов стал долг Анголы в $5,5 млрд. бывшему СССР, а ныне России. Исполнителем схемы его погашения в 1996 году стал бывший президент банка «Российский кредит», бывший глава Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России, гражданин Израиля, Франции, Анголы и Канады, советник посольства Анголы в РФ, советник по внешнеэкономическим связям МИД Казахстана Аркадий Гайдамак, он же Арие Барлев. По некоторым данным, он спас из плена французских пилотов, сбитых над Боснией, и получил за это французский орден «За заслуги». Тем не менее французские правоохранительные органы в 2001 году объявляли его в международный розыск по подозрению в незаконной торговле оружием, в частности с Анголой. Оказался он в положении подследственного и в женевском судопроизводстве по делу о хищениях в связи с продажей за бесценок ангольского долга России. По оценке судьи Даниеля Дево, в результате реализации «русской схемы» было похищено $614 миллионов.

В соответствии с соглашением 70% долга просто списывалось, а оставшаяся часть в $1,5 млрд. переоформлялась в 31 вексель на $48,7 млн. каждый, которые подлежали погашению в течение 21 года. Ангольская сторона предложила сразу выкупить их за 50% номинала, то есть за $750 миллионов. Тогда Россия получала бы всего 15% общей суммы долга, но реальными деньгами. Эфиопия и Никарагуа в аналогичной ситуации заплатили нам лишь 8%. Но руководивший сделкой Вавилов выбрал другой путь. В 1997 году на острове Мэн была зарегистрирована офшорная компания-посредник Abalone Investments Limited, которой поручалось перечислять полученные от ангольцев деньги на счёт Минфина в российском Уникомбанке. Она подписала с ангольской национальной нефтяной компанией Sonangol соглашение о покупке нефти на всю сумму долга в $1,5 миллиарда. Однако от переведённых Анголой $773 млн. Россия получила лишь $161 миллион. Остальные деньги Abalone оставила в качестве «комиссионных». Второго транша вообще не последовало. Как заявил Дево, 60% ангольско-российских миллионов ушли непосредственно Гайдамаку.

А правительство Анголы подписало другое, неожиданное для многих распоряжение. Все эксклюзивные права на продажу добываемых в стране алмазов передавались партнёру Гайдамака Льву Леваеву. Все предыдущие соглашения, в том числе и с российской компанией «АЛРОСА», были аннулированы. А ведь Ангола занимает по объёму добычи алмазов третье место в мире после Ботсваны и России. Не зря Гайдамак называл себя «самым крупным предпринимателем в Анголе, если не брать в расчёт нефтяной сектор». Недавно он, для улучшения собственного имиджа в России купивший газету «Московские новости», применил этот же приём и во Франции, где ему теперь принадлежит газета France-Soir. На ангольской истории обогатились многие, кто имел к ней хоть какое-нибудь отношение. Потеряла только Россия, которая на самом деле должна была выиграть едва ли не больше всех прочих.